АА взрослеет. Краткая История АА (010)

Глава I. АА: ВЗРОСЛЕНИЕ

Билл У., один из основателей Сообщества Анонимных Алкоголиков

Все еще думая о Юге, мы вспомнили и о группах АА в Ричмонде, члены которых верили, что проблема пьянства может быть решена разводом или переходом только на пиво, но которые стали более ортодоксальными после того, как на помощь пришли сквайр из Вирджинии Джек У. и некоторые командированные члены АА. Мы также вспоминали об инспекторе котельных из Джерси, неутомимом Дейве Р., докатившимся до города Шарлоты в Северной Каролине; и о Фреде К., еще одном человеке из Джерси, который положил начало распространения идей АА в Майами; и о суперпромоутере Брюсе Х., который, работавшим в Джексонвиле и его окрестностях, который впервые использовал радио для донесения нашего послания.

Вскоре после того, как АА появилось в Атланте, жемчужиной этой первой, еще не вполне сформировавшейся группы оказался Сэм, энергичный проповедник с Севера, Новой Англии, временно бывший без прихода и дохода. Сэм с одинаковой убедительностью говорил с кафедры и со сцены АА. Он создал для АА своего рода «Шатокуа» в АА (Шатокуа — графство в США, где проводились джазовые фестивали), против чего выступали некоторые члены. Однако некоторые восприняли это с радостью. Сэма давно уже нет, но все вспоминают о его работе с большой благодарностью.

Воспоминания о тех, кто начинал это дело, нахлынули на нас, когда мы в Сент-Луисе говорили о том пути, который прошло АА. Мы вспоминали о волнениях, сопровождавших создание первой группы АА по переписке в Литтл Роке, штат Арканзас; первую группу в Торонто (Канада), а также группы в Виндзоре и Ванкувере, округ Британская Колумбия, которые появились вскоре после первой; первые группы в Австралии и на Гавайях, создавших схему, которую затем использовали в семидесяти зарубежных странах и во владениях США; вспомнили об истории маленького норвежца из Гринвича, штат Коннектикут, который рассказал, что ему пришлось продать все, что он имел, чтобы добраться до Осло и помочь своему брату — и в результате там появилась первая группа; о группе на Аляске, которая сформировалась после того, как один изыскатель, работая в диких местах, обнаружил в очень в старой коробке из-под масла книгу об АА; об алкоголиках из Юты, протрезвевших в АА и запустивших настоящую ядерную реакцию в распространении
трезвости; о появлении АА в Южной Африке, Мексике, Пуэрто-Рико, Южной Америке, Англии, Шотландии, Ирландии, Франции и Голландии, а позднее в Японии, Гренландии и Исландии; рассказе капитана Джека, плавающем на нефтяном танкере компании Стэндарт Ойл, как он доносил идеи АА во время рейсов. И вот, погруженные в эти счастливые воспоминания, мы, пребывая в Сент-Луисе, обнаружили, что АА удалось преодолеть все расстояния, расовые, религиозные и языковые барьеры и проникнуть на все четыре стороны света. Все эти рассказы вызвали у нас с Лоис приятные воспоминания о нашей шестинедельной поездке за границу в 1950 году.

Мы вспомнили о разгоревшейся дискуссии между шведами из Стокгольма и шведами из Гетеборга о том, должно ли АА создаваться на основе «Семи шагов», принятых в Стокгольме, или на американских «Двенадцати шагах». Мы также вспомнили о встрече с основателем замечательной группы в Хельсинки, в Финляндии. Мы все еще помним датчан в Копенгагене и как их «Ринг и Ринг» пытался понять, что лучше АА или антабус. Мы также вспомнили о Хенке Краувиль, у которого мы гостили, когда были в Голландии. Хенк был социальным работником и сам не пил. Но администрация Амстердама поручила ему разобраться с вопросом, как можно
помочь людям, страдающим алкоголизмом. Он мало что мог сделать, пока однажды не наткнулся на книгу «Анонимные Алкоголики». Переведя ее на голландский язык, он дал эту книгу некоторым из его подопечных. К его удивлению несколько закоренелых алкоголиков бросили пить. А к тому времени, как мы встретились с ним, таких случаев у него стало намного больше. Идеи АА укоренились в Нидерландах и продолжали свое развитие. С тех пор наш большой друг Хенк Краувиль стал одним из ведущих авторитетов в Европе по решению проблемы алкоголизма.

В Париже мы обнаружили несколько разрозненных членов АА из Америки, которые действовали в большей степени, как некий комитет по приему путешествующих ААевцев, либо непьющих, либо находящихся в глубоких неприятностях. Французы в Париже относились к идее АА еще с достаточной долей скептицизма, и у них была чудесная рационализаторская идея, что вино не
является спиртным напитком и, следовательно, оно безобидно!

В Лондоне и Ливерпуле мы встречались со многими анонимными англичанами. В те дни на их встречах царила парламентская атмосфера, включая стук молотка в определенные моменты. Конечно, в ирландских АА мы увидели то, что и ожидали и даже больше. В АА в южной Ирландии, в частности в Дублине, атмосфера была более радушная, чем на севере Ирландии в Белфасте, где еще были отдельные случаи, когда сограждане забрасывали друг друга камнями на улицах. Мы наблюдали, как АА давало ростки в Шотландии и когда мы испытали на себе шотландское гостеприимство, мы уже твердо знали, что шотландские алкоголики не были ни скупыми, ни угрюмыми.

Для нас с Лоис эта поездка по зарубежным странам как бы вернула нас назад, к истокам движения АА у нас на родине. В зависимости от стадии развития, группы АА в других странах в то время либо действовали вслепую, либо только нащупывали почву и были охвачены огромными надеждами, либо достигли уже своего совершеннолетия со всеми присущими этому периодами страхами и ссорами. Они проходили тот же путь, что и мы в Америке пятнадцать, десять и пять лет назад. Мы вернулись домой с глубоким убеждением, что ничто уже не сможет остановить их развитие и что они смогут преодолеть все социальные и языковые барьеры. Через семь лет после нашей поездки в 1950 году успехи АА в других странах превзошли все наши ожидания. Я приберег свои норвежские впечатления на конец раздела о нашей зарубежной поездке, поскольку история зарождения АА там уже стала классикой. Все началось в Гринвиче, штат Коннектикут, в кофейне, которая принадлежала спокойному норвежцу невысокого роста и его преданной жене. Группа в Гринвиче привела его к трезвой жизни, и его магазин превратился в популярное место встреч членов АА. Маленький норвежец уже около двадцати лет не писал писем домой и не получал писем оттуда, он в по сути оказался отверженным. Но сейчас, ощутив в себе некую уверенность, он отправил письмо своим родным, в котором рассказал им подробно о себе и о своем избавлении от алкогольного кошмара благодаря АА. Вскоре он получил взволнованное и умоляющее письмо, в котором рассказывалось об ужасающем положении его брата, работавшим наборщиком в одной из газет Осло. Как писали родственники, его брату уже недолго оставаться в газете, а, возможно, и на этом свете. Что делать? Маленький норвежец из Гринвича, посоветовавшись с женой, продал свою кофейню и вообще
все, что имел, и отправился в Осло только с небольшими средствами про запас. Через несколько дней они увидели свою родину. Прямо из аэропорта они тут же отправились на восточный берег фьорда в Осло в дом его несчастного брата.

Все было точно так, как им написали в письме — брат был близок к тому, чтобы перейти в мир иной. Брат отличался упрямством. Этот маленький норвежец из Гринвича еще и еще раз рассказывал ему об АА. Он перевел ему книгу про двенадцать шагов АА, а также небольшую брошюру, которую он прихватил с собой. Но все напрасно. Брат не воспринимал ничего. Путешественники сказали: «И мы проделали весь этот путь в Осло ради этого? Скоро наши деньги закончатся, и нам придется вернуться назад». Брат ничего не ответил на это. Тогда маленький норвежец из Гринвича стал проводить разъяснительную работу среди священников и некоторых врачей в Осло. Они вежливо слушали его, но интереса не проявляли. Полные уныния от неудачи, маленький норвежец и его жена стали думать о возвращении в Америку.

Но случилось невозможное. Брат неожиданно позвал его и сказал: «Расскажи-ка мне еще об этих анонимных алкоголиках в Америке. Объясни мне еще раз их Двенадцать шагов. В короткое время он бросил пить и уже через некоторое время смог наблюдать, как самолет с его братом поднимается в воздух, направляясь в Нью-Йорк. Он воспринял послание АА, но пока оставался в одиночестве. Что он мог сделать дальше?