АА взрослеет. Краткая История АА (015)
Помощь при алкоголизме
АА взрослеет. Краткая История АА (015)

АА взрослеет. Краткая История АА (015)

АА взрослеет. Краткая История АА (015)

Глава I. АА: ВЗРОСЛЕНИЕ

Билл У., один из основателей Сообщества Анонимных Алкоголиков

«В пятницу вечером я услышал об истоках АА — как многие люди, даже не будучи алкоголиками, принимали участие в создании Сообщества АА — о тех многих случаях, когда мы могли «сойти с рельсов и разбиться», но как нам все же удалось не потерять свой путь и вписываться в повороты. Рука Высшей Силы все время держала руль».

«Вечером в субботу я опять почувствовал волнение, когда Билл рассказал нам, как д-р Боб в течение всего времени с 1939 года и до 1945 года все еще сомневался, удастся ли АА все же сплотиться, и удастся ли решить проблемы отдельных членов, групп и новичков в других странах. Я даже вздрогнул, когда услышал, что Большая Книга и Штаб-квартира АА в Нью-Йорке были даже причиной ужасной склоки. Нет гарантий, что такое не повторится когда-нибудь, но я успокоился, когда стало ясно, что все эти прошлые беды и волнения сыграли для нас и свою положительную роль, поскольку без таких событий, возможно, и никогда не появились бы Двенадцать традиций АА. И я совсем успокоился, услышав, что к 1950 году большинство этих «передряг» ушло в прошлое и что на Международной Встрече в Кливленде в 1950 году были единогласно приняты Двенадцать традиций. И на этой встрече в последний раз выступал д-р Боб, который с уверенностью говорил о его вере в будущее АА.

«Утром в воскресенье, в последний день Встречи, я обнаружил, что все еще думаю об этих Двенадцати традициях. Каждая из них является испытанием нашего смирения, которое оберегает нас в каждодневных делах в АА и защищает нас от самих себя. Если АА действительно руководствуются Двенадцатью традициями, то ни политика, ни религия, ни деньги, никто из ветеранов, которые могут возомнить, что они стали важными шишками, не смогут разъединить нас. Поскольку мы не говорим на каждом углу о нашей значимости, то вряд ли АА можно использовать для достижения каких-то личных целей. Впервые я столкнулся с анонимностью АА и понял, что это такое на самом деле. Это не просто что-то, что спасает нас от стыда и позора за то, что мы алкоголики. Понятие «анонимности» преследует более глубокую цель — удержать свое безрассудное «я» от безудержного стремления к деньгам и всеобщей известности за счет АА. На самом деле оно означает личную и групповую жертву ради блага всего АА. Именно тогда я решил выучить все Двенадцать традиций наизусть так же, как я заучил Двенадцать шагов. И если каждый АА сделает так же и просто-напросто впитает в себя эти принципы, то мы, алкоголики, будет держаться вместе всегда.

«Я наблюдал, как заполнялся огромный зал в Киле. Тысячи моих новых друзей пришли сюда для завершающего мероприятия. Вот Отец Эд опустился в кресло через проход от меня. Он был великолепным напоминанием об утреннем заседании, посвященном духовной стороне программы. На этом заседании со мной случилось что-то такое, о чем я никогда не забуду. «У меня всегда была толика предубеждения против церкви и церковных служителей и их понятий о Всевышнем. Как и у многих других АА, мое понимание Бога было еще очень смутное. «Однако после выступления этих двух людей, до меня дошло, что большая часть духовных принципов АА пришла к нам именно через служителей церкви. Без них АА никогда бы не смогло подняться. Пока я лелеял свое непонимание церкви, Отец Эд и д-р Сэм трудились для нас. Это было совершенно новое откровение для меня. И вдруг я понял, что должен полюбить их хотя бы за то, что они любят меня и мне подобных.

«Когда я понял, что могу это сделать, то на душе у меня стало тепло. Ко мне пришло убеждение, что любовь — это мощная сила. А затем пришло ощущение, что, возможно, мой Создатель действительно знает и любит меня, поэтому я также начинаю ощущать чувство любви к Нему. Это было лучшее, что случилось со мной в Сент-Луисе, и я думаю, что там было много других людей, которые испытали то же самое.

«И вот началось наше последнее заседание. Оно открылось молчанием, которое, казалось, было пронизано чувством надежды и веры. Мы знали, что наше братство было пронизано духовностью, и что Бог был с нами».

Хотя эти слова были вложены в уста нашего выдуманного персонажа г-н Простой человек, но они отражают тот дух и ту правду, которые живут в сердцах многих АА, кто был свидетелем кульминации встречи в Сент-Луисе.

Со сцены Киля я смотрел на море лиц, и я был взволнован до глубины души тем чудом, которое произошло за эти невероятные двадцать лет и которое достигло своего апогея здесь. Если бы этот зал вмещал еще больше людей, то он все равно не смог бы вместить всех АА и членов их семей и их друзей.

Кто сможет подсчитать все несчастья, через которые нам пришлось пройти и кто может оценить чувства освобождения и радости, которые поселились в нас в последние годы? Кто может рассказать о тех мощных последствиях, которые были приведены в движение благодаря Божьей помощи (которые Божье дело через АА привело в движение)? И кто может проникнуть в тайну нашего полного освобождения от рабства, полной зависимости от этой безнадежной и фатальной привязанности (одержимости), которая веками владела умами и телами мужчин и женщин таких же, как мы.

Возможно, объяснение можно найти в душевных переживаниях, через которые прошли мы. Но я часто пытался объяснить свои ощущения, но у меня получался лишь рассказ о них. (Может быть и возможно найти объяснения духовным опытам таким как наши, но я часто пытался объяснит свой собственный опыт и преуспел только в его пересказе) Я понимаю, какие чувства это пробудило во мне, и какие результаты дало, но вряд ли я когда-нибудь смогу дать ответы на вопросы: почему и как.

Мы, члены АА, испытали на себе действие радикальной и старой формулы, которая сейчас явно не популярна, и это сработало. «Мы признали, что мы беспомощны, что наши жизни стали неуправляемыми» и «мы решили препоручить нашу волю и наши жизни Богу, такому, как мы его понимаем». Каждый из нас, кто смог прийти к такому пониманию и поддерживать его, ощутили освобождение от этого наваждения и стали вырастать в людей с совершенно иным умственным, физическим и духовным складом.

Тут мне вспомнился д-р Фостер Кеннеди. Много лет назад этот именитый врач спросил меня, сможет ли кто-либо из давнишних друзей АА — специалистов по психиатрии прийти в Академию медицинских наук в Нью-Йорке и рассказать об АА на заседании секции невропатологов. Поскольку целый ряд врачей открыто поддержали нас, некоторые из которых поместили свои статьи в 1941 году в «Сэтедей Ивнинг Пост», я посчитал, что с этим трудностей не будет. Но все наши друзья-медики отклонили эту необычайную возможность.

И вот, что они сказали мне: «В АА мы видим необычное сочетание социальных и психологических сил, которые работают бок о бок над решением проблемы алкоголизма. Вполне понимая такую новую возможность, мы не можем объяснить быстроту появления результатов. АА за несколько недель или месяцев дает такие результаты, которые обычно ожидают годами. Они не только резко бросают пить, но уже через несколько недель или месяцев у них происходит изменение в разуме. В АА работают какие-то механизмы, которые мы сами до конца не понимаем. Мы называем это явление «Х-фактором». Вы же, ребята, называете это Богом. Вы не можете объяснить, и мы не можем этого сделать, особенно в Нью-Йоркской Медицинской Академии.