Истории из жизни людей пришедших в Содружество АА.

Бог, которого я понимаю.

Командировка

Я сейчас в командировке — я понимаю и чувствую это все больше и больше.

Я вижу, как тот, кто меня командировал сюда, создает все условия для моего нахождения здесь и для выполнения моей задачи. Создает условия как раз те, которые максимально помогали бы мне в движении к цели.

Он знает все черты моего характера. Он знает все мои сильные и слабые стороны. Он точно знает — чего от меня ожидать. Он знает все мои минусы, но знает и плюсы. Он знает мои способности и возможности, знает и то, где и как их можно реализовать наилучшим образом.

Реализовать так, чтобы, с одной стороны, дело двигалось наиболее результативно, а с другой — чтобы я по глупости где-то что-то не напутал, не переборщил и не сделал хуже себе и другим.

Обучение

Я очень плохо ориентировался в этой жизни пока пил. И в первый раз понял, почему и для чего я здесь, только когда начал жить в трезвой реальности. Так было из-за того, что я постоянно парился о том, что мне “очень нужно”.

Сейчас я понимаю, что действительно “нужно” мне было не так много. Да и то — это немногое мне было необходимо только для того, чтобы я увидел, наконец, и понял свою дальнейшую цель и задачу, а главное, чтобы я понял, насколько непостижим, разумен и добр тот, кто за всем этим стоит.

Дальше я начал проходить курс обучения, и это было иногда достаточно болезненно для меня. Но не настолько, чтобы я плюнул на все, и вернулся обратно. Потому что “вернуться обратно” в моем случае захотел бы только слепой, глухой и тупой.

По мере моего обучения тот, кто меня обучал, ставил и продолжает ставить передо мной определенные задачи. Если я не справляюсь, то мне приходиться возвращаться к ним снова и снова. Иногда я стараюсь выкинуть их из головы, но потом неминуемо попадаю в такую ситуацию, в которой понимаю, что без прохождения этого уровня дальнейшее движение невозможно.

И тогда я научился видеть такие ключевые и одновременно сложные для меня задачи издалека, делить их на небольшие шаги и готовится к ним. Готовиться маленькими понятными шагами, в которых понемногу, по мере возможности, перешагивать через свои “хотелки” и не обращать внимания на свои или чьи-то левые фантазии.

И еще я походу понял, что это “обучение” не кончится никогда. Но это меня совсем не расстраивает, а еще больше увлекает и придает желания и сил.

Чем дольше продолжалось мое “обучение”, тем больше я задумывался — а кто же тот, который меня так терпеливо и талантливо учит? 

Так кто же он?

Этот вопрос направил меня туда, где, как я думал, мне что-то смогут обо всем этом рассказать, ну или хотя бы подсказать, в каком направлении двигаться. Самым уместным вариантом в том положении, в котором я тогда находился, было найти информацию о нем в книгах.

Из них я узнал, что его существование всегда было под вопросом. То есть всегда были люди, которые понимали, что “что-то такое есть”, и были те, которые “летали в космос и никого там не видели”. Вторая группа у меня отпала сразу, потому что его в моем понимании (если он все-таки есть) нельзя было увидеть так, как мы видим, например, стул, на котором сидим.

Первая группа людей тоже, как оказалась, очень многочисленна и разнообразна. И тут пришлось принимать скорее интуитивное, чем “разумное” решение — к какой из более мелких подгрупп (религий, как это называют, что не совсем правильно) мне было бы лучше принадлежать.

Индуизм и подобные ему “религии” притягивали, конечно, своей экзотичностью и таинственностью. Но то, что было внутри меня и продвигало по циклу “обучения” было очень определенно и очень лично. 

Оно не было каким-то Абсолютом, непонятно где начинающимся и непонятно чем заканчивающимся. Оно жило во мне самым конкретным, понятным и ощутимым образом. Поэтому, благодаря моему личному внутреннему опыту, индуизм со всеми его производными был отброшен.

Ислам привлекал своей решительностью и силой в решении земных вопросов. Но здесь тоже возникала проблема — у меня не было такой решительности. Точнее — я никогда не считал, что нужно, например, идти на смерть за какие-то частные, чисто земные вещи.

Оставалось христианство.

Есть, конечно, еще и иудаизм, но для меня иудаизм — это кокон, из которого “вылетело” христианство. И было бы неразумно оставаться и смотреть на кокон, когда можно смотреть на то, что красивое и летает.

Я начал читать самые разные христианские книжки и постепенно понял, что это то, что надо. Мало того, я обратил внимание, что при чтении христианских книжек (правда, не всех) то, что недавно так явно появилось во мне и давало о себе знать, заметно оживлялось и становилось более понятным.

Так я прочитал то, что называют “Библией”. Она зашла в меня как увлекательный роман и общая инструкция по применению. Я понял что тот, кто по большому счету был автором этой книги — это он во мне и есть. После этого я не могу писать о нем, употребляя маленькие буквы. Потому что это будет элементарным неуважением к нему. В дальнейшем тексте я буду говорить о нём, как о Нём.

Но книга книгой, а мысли — всего лишь мысли. Мне нужно было найти единомышленников и друзей с таким же опытом как и у меня. Поиски были долгими. Но я этих людей нашел и пришел туда, куда хотел. Точнее пришел туда, куда меня “звал” Он. Я понял, какими должны быть “Его люди” и увидел огромную разницу между ними и собой. Но через какое-то время стал рассматривать эту разницу как мотивацию для ее уменьшения.

На этом пути от меня “отваливалось” (и внешне и внутренне) все то, что мне мешало, а на то, что помогало, я стал смотреть совершенно другими глазами — Его глазами. В списке “отвалившегося”, кстати, была и алкогольная зависимость

P.S. 

Помня и снова иногда “проживая” весь этот путь, я не могу сказать, что “так получилось”. Потому что я тоже “шел”. Потому что я тоже прикладывал усилия и иногда достаточно большие. Но Тот, Кто меня учил, всегда был рядом и всегда “приходил” тогда, когда моих способностей и ресурсов уже не хватало.

Вот такой тот единственный Бог, в которого я верю и Тот, которого я понимаю.

Эдуард Б.