Изучение Большой книги Анонимных Алкоголиков. (009)

Введение – стр. X, 2-й абзац

предложения внести в нее какие-либо радикальные изменения вызывают определенное сопротивление.

Если вы возьмете Первое Издание Большой Книги, которое вышло в свет в 1939 году, то вы заметите, насколько она больше по размеру, чем последующие издания. И дело не в размере букв – они такие же, как и во Втором Издании. Обратите внимание на очень широкие поля страниц. Разум алкоголика говорит: «Чем больше книга, тем лучше она будет продаваться!»

Поэтому они и назвали ее «Большая Книга». Она действительно БОЛЬШАЯ! Они напечатали ее на самой дешевой старой бумаге, какую они только смогли найти. А дешевая бумага – очень плотная, и вы можете заметить, какой толстой из-за этого получилась книга. И информации в ней при этом ровно столько же, сколько в той книге, которая у нас есть сегодня. Но, вы же понимаете, чем толще книга, тем больших денег она стоит. Мне кажется, я вижу некоторые их соображения насчет этого. И что меня больше всего удивляет – это цвет суперобложки. Представляю себе алкоголика, идущего по Нью-Йорку с этой книгой под мышкой, старающегося сохранить анонимность! «Чем ярче цвет, тем больше она будет бросаться в глаза и тем лучше будет продаваться!» Я просто-таки вижу Билла Уилсона повсюду в книге – настоящий делец!

Первое издание вышло в 1939 г. К 1955 году Сообщество изменилось. Истории в конце книги были написаны для новичков, чтоб они могли себя идентифицировать с ними. В 1955-м, в связи с тем, что «дно» у приходивших в АА стало выше, а их возраст уменьшился, стало приходить больше женщин, они сказали: «Нам нужно изменить эти истории в конце книги». Поэтому, в 1955 они удалили некоторые истории, добавили больше других и Второе Издание было готово. Но раздел, касающийся выздоровления остался неизменным. В 1976 они сделали то же самое – убрали некоторые истории из последней части книги, добавили новых и вышло Третье Издание, но раздел выздоровления был оставлен без изменений. И я думаю, для меня особенно важно, читаю ли я Первое, Второе или Третье издание – мы никогда не меняли раздел о выздоровлении. Интересно, почему у нас не возникало такой потребности? Наверное, потому, что то, что там написано, работает, не так ли? А почему это работает? Думаю, у меня есть три причины на это:

  1. Алкоголики ни капельки не изменились! Они все еще напиваются. Они попадают в тюрьму. Они попадают в суд по бракоразводным процессам. Они попадают в ножевые драки. Они попадают в столкновения с огнестрельным оружием. Они попадают в аварии. Они попадают на кладбища. Они все еще делают те же веселые дела, которые они делали тогда, в 1939-м. Не изменились ни на грамм!
  2. Алкоголь не изменился. Названия изменились, бутылочки изменились, цвета изменились, но алкоголь сегодня такой же, как и в 1939-м.
  3. Природа человека никогда не меняется. Она такая же сегодня, как и 2000 лет назад.

И как раз с этими пунктами и имеет дело наша книга: с алкоголиками, алкоголизмом и человеческой натурой. Поэтому, мы никогда не считали необходимым вносить в нее изменения! Я думаю, что это наверняка одно из самых больших чудес Анонимных Алкоголиков. Вы знаете, как мы любим все вокруг изменять! И каждый, кто хоть раз читал эту книгу, конечно, у себя в голове по крайней мере, дважды переписал ее по-своему. Но коллективно мы никогда не находили надобности в этом…

Джо:

Давайте обратимся к Предисловию к Первому Изданию, стр. XII

Там написано: «Мы». И я думаю, это – самое большое слово в Анонимных Алкоголиках. «Мы можем сделать то, чего я не могу!»

Предисловию к Первому Изданию, стр. XII

Мы, члены Содружества Анонимных Алкоголиков, – это более ста мужчин и женщин, которые выздоровели, попав в, казалось, безнадежное состояние разума и тела. (даю дословный перевод, иначе дальнейший текст будет непонятен – прим. пер.)

Они уже начинают рассказывать нам, в чем состоит Проблема. Написано: «безнадежное физическое и психологическое состояние». И далее мы с вами разделим эти два понятия, разум и тело, чтобы поговорить о них очень детально.

И дальше написано…

Главная цель этой книги – показать другим алкоголикам, как именно мы выздоравливаем.

Вы заметили, что слова «как именно мы выздоравливаем» написаны курсивом (в русском издании 1989 г. они написаны жирным шрифтом – прим. пер.) Чарли пытается всех убедить, что это – косое письмо, но это не так. Это курсив! И каждый раз, когда вы видите что-то, выделенное курсивом в этой книге, знайте, что это очень и очень важно. Наверное, нужно это место прочитать еще раз. И здесь сказано как именно. Далее в книге мы будем встречать такие слова, как «точно», «определенно» с «четкими указаниями».

Итак, эта книга – не просто книга о том, как бы нам можно было выздороветь от алкоголизма. Эта книга скажет нам «точно», «определенно» с «четкими указаниями» как нам выздороветь от алкоголизма. И если я хочу выздороветь от алкоголизма, то угадайте что? Мне нужно все делать «точно», «определенно» и стараться следовать «четким указаниям» старательно, иначе я могу не выздороветь от алкоголизма!

Я думаю, мы увидели здесь пару очень важных моментов. Первое – это «Мы» – «более ста мужчин и женщин».

Большинство книг, которые я читал, были написаны каким-то одним человеком, и когда я читал такую книгу, и видел в ней что-то, с чем был не согласен, я своим опытным интеллектуальным алкоголическим умом говорил: «Да кто они вообще такие, что думают, что они умнее меня?» И я просто это игнорировал! Но с Большой Книгой мне нужно понимать, что спорить придется не с одним человеком, а с сотней. Первые 40 человек сказали: «Билл, мы хотим, чтоб ты написал книгу. Ты знаешь обо всем этом больше, чем кто-либо другой!», и это происходило, кстати, через три с небольшим года, после того, как все началось.

Но они сказали: «Билл, это не будет твоя книга, это будет наша книга. И, по мере того, как ты будешь писать эти главы, мы хотели бы их видеть! И мы хотели бы добавлять что-то, что-то вырезать, и иметь возможность изменять то, что захотим. А когда мы закончим, это будет продукт коллективного знания, опыта и мудрости всех сорока из нас». И к тому времени, как книга была написана, уже было не 40, а 100 человек!

Итак, если я с чем-то в книге хочу сегодня поспорить, то мне нужно спорить с сотней мужчин и женщин, не с одним конкретным человеком, и это будут…