ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

На фронтах борьбы с алкоголизмом (март 1958 г.) 1

Прослушать или скачать файл 2.2.56_1.mp3 в формате MP3

Читать:

Говорят, что в Америке четыре с половиной миллиона алкоголиков. До настоящего времени Анонимные Алкоголики помогли обрести трезвость, возможно, где-то двумстам пятидесяти тысячам из них. Это значит – примерно одному из двадцати, или пяти процентам из всех. Конечно, это прекрасное начало, полное значения и надежды для тех, кто еще страдает. Однако эти цифры показывают, что мы сделали всего лишь приличных размеров насечку на огромном стволе этой всемирной проблемы человеческого здоровья. Миллионы людей до сих пор больны, и еще миллионы скоро заболеют.

Эти факты об алкоголизме должны давать нам богатую пищу для размышлений и вескую причину для смирения. Безусловно, мы можем испытывать благодарность за любые учреждения и методы, пытающиеся решить проблему алкоголизма – независимо от того, относятся ли они к сфере медицины, религии, образования или научных исследований. Мы можем непредвзято относиться ко всем таким начинаниям и сочувствовать провалам тех из них, которые опрометчивы.

Мы можем помнить о том, что само Содружество АА на протяжении ряда лет действовало методом проб и ошибок. Как отдельные его члены, мы можем и должны сотрудничать с подобными движениями, сулящими успех – пусть даже небольшой.

Кроме того, мы не должны позволять своим особым убеждениям и предрассудкам быть сильнее нашего здравого смысли и доброжелательности. К примеру, многие из нас думают, что алкоголизм – главным образом, духовная проблема. Поэтому мы уделяем мало внимания биохимикам, которые хотели бы убедить нас в том, что алкоголики пьют по большей части потому, что их терзают нарушения обмена веществ. Подобным же образом мы склонны горячиться, когда психиатры, отмахиваясь ото всех вопросов добра и зла, настаивают, что истинная проблема алкоголика всегда кроется в невротических компульсивных реакциях, приобретенных им в невинном детском возрасте из-за того, что заблуждающиеся родители воспитывали его плохо приспособленным к жизни. А когда работники социальной сферы говорят, что подлинные причины алкоголизма следует искать в несовершенстве социальной среды, мы упрямо отвечаем: «Да какая, вообще, разница, и в чем причина? В АА алкоголиков излечивают, и не влезая во все  это».

Точно так же некоторые из нас, членов Содружества, осуждают любые попытки лечения какими-либо методами, кроме наших. Мы указываем определенным клиникам и комитетам на то, что они мало чего добились; мы жалуемся, что власти штатов и провинций зря тратят огромные суммы. Мы с жаром поносим каждое экспериментальное лекарство, которое плохо действует. Мы умаляем значение попыток представителей религии помочь нам, алкоголикам. Мы уверены, что надлежащая образовательная работа по проблеме алкоголизма- штука хорошая; но при этом мы склонны считать, что наше Сообщество косвенным образом делает большую часть этой работы.

Это может показаться исповедью в грехах АА, и частично это действительно так. Кроме того, я признаюсь, что и сам периодами придерживался многих из этих взглядов и предубеждений, зачастую недальновидных. Но поспешу добавить, что сказанное мною в гораздо большей степени относится к прошлому Содружества, чем к его настоящему.

Сегодня огромное большинство членов АА приветствуют любой новый луч света, который только может пролиться на упадочный, непонятный недуг алкоголиков. Нас не особо волнует, откуда берутся новые ценные знания – из пробирки, с кушетки психиатра или же из исследований социологов. Мы рады любому виду просвещения, который дает широкой публике верную информацию, изменяя ее давно и прочно укоренившееся отношение к алкоголику. Мы все больше рассматриваем тех, кто трудится на общей ниве алкоголизма, как своих попутчиков на дороге, ведущей из тьмы к свету. Мы понимаем, что вместе можем добиться того, чего никогда не смогли бы добиться, если бы действовали по отдельности и конкурировали между собой.

Должен признать, что я, озабоченный Содружеством и его делами, слишком мало задумываюсь о глобальной алкогольной проблеме. Но у меня все же есть некоторое представление о ней, которым мне хотелось бы поделиться с вами. Возьмем эти четыре с половиной миллиона алкоголиков Америки. В каком они сейчас положении? Что для них делается и что могло бы делаться? А как же будущее поколение – еще четыре миллиона, которые пока еще дети и подростки? Помимо того, что может сделать АА, неужели они тоже должны пасть жертвами алкоголизма?

Начнем с самого низа пирамиды. Наши психиатрические лечебницы заполнены пациентами с нарушениями работы мозга и глубокой психопатией. Время от времени некоторые из них выходят оттуда, но таких немного. Большинство уходят безвозвратно, и для них нет лучшей надежды, чем тот свет. Однако более тщательное исследование их состояния может дать нам дополнительные знания, которые позволят предотвратить такой же плачевный исход для других людей, приближающихся к критической точке. В тюрьмах тоже находится огромное число алкоголиков. Они или непосредственно по вине алкоголя ввязывались в переделки, из-за которых и угодили за решетку, или же вынуждены были пить, чтобы совершать преступления, к которым они имеют компульсивные наклонности. В таких ситуациях явно необходимы исследования – медицинские, психиатрические, социологические. Анонимные Алкоголики не могут выполнить эту работу, но другие уже успешно начали ее.

В каждом большом городе есть своя канава. Число так называемых «бродячих» алкоголиков, без сомнения, равняется нескольким сотням тысяч. Некоторые из них в таком тяжелом состоянии, что им прямая дорога в психиатрическую лечебницу. Остальные – огромное число мужчин и женщин – задают работу полиции, судам, тюрьмам и больницам. Их страдания невыразимы; однако обществу также наносится колоссальный ущерб – даже если учитывать только денежные потери. Множество таких людей, еще официально не признанных психбольными, обречены безнадежно скитаться. Можно ли с этим что-нибудь поделать? Со всей вероятностью – да. Возможно, этих страдальцев  можно поселить на фермах, где, живя на своего рода «карантинной» ограниченной территории, они могут работать, чтобы содержать себя, улучшить состояние своего здоровья и избавить города, где они слонялись, от крупных затрат и хлопот. Благодаря этому и иным подобным экспериментам для бродяг появляется гораздо больше надежды на  лучшее. Отдельные члены АА помогают этой работе, но большая часть труда и денег должна идти из других источников.

А что же с миллионами алкоголиков, которые не попали в тюрьму, психбольницу или канаву? Нам говорят, что таких подавляющее большинство. В настоящее время Содружество АА, по-видимому, представляет собой лучший шанс для  выздоровление для них. Но тогда почему эти миллионы людей еще не пришли к нам? Или почему они не пытаются излечиться иными методами?

Любой член АА может дать вам быстрый и очень точный ответ: «Они не готовы; они не знают, насколько больны на самом деле. Если бы знали, то толпами шли бы в лечебницы точно так же, как если бы у них был диабет или рак». Следовательно, проблема в следующем: как показать им факты, которые убедят их, что они тяжело больны.

По всей вероятности, лучшее решение заключается в просвещении – в школах, медицинских колледжах, среди священнослужителей и работодателей, в семьях и среди широкой публики. С колыбели до могилы пьяница и потенциальный алкоголик должен быть окружен истинным, глубоким пониманием и непрерывающимся заграждением информации и фактами о его болезни, ее симптомах и ее чрезвычайной серьезности. Почему, прежде чем узнать, что он глубоко болен алкоголик должен ждать, пока ему стукнет пятьдесят пять, и он будет в ужасающе искалеченном состоянии, в то время как достаточное просвещение соответствующего рода могло бы убедить его в этом в тридцать или тридцать пять?

История показывает, что, невзирая на их отдельные заслуги, ни проповедование, ни морализаторство, ни иные попытки исправления никогда не производили большого впечатлении на алкоголиков в целом. Зато информирование об их болезни, основанное на фактах, за последние несколько лет дало многообещающие результаты. Уже сейчас мы видим, что приход множества молодых людей в АА – прямое следствие того, что в последнее время информация об этой болезни стала более распространенной.

Мы, члены АА, проделали большую работу по такому информированию, но наши друзья вне Содружества сделали еще больше. В итоге, в настоящее время, может быть, полмиллиона алкоголиков США пытаются выздороветь – или, по крайней мере, всерьез об этом задумываются – либо самостоятельно, либо путем реального лечения. Возможно, эта предположительная цифра завышена, но она ничуть не фантастична. Надлежащее просвещение об алкоголизме – и гораздо большее количество такого просвещения на всех уровнях обязательно даст свои плоды.

Результаты этого просвещения проявятся не только в числе лечащихся людей; еще больше пользы оно может принести в плане профилактики. Для этого необходимо основанное на фактах информирование, должным образом преподносимое детям и подросткам – как дома, так и в школе. Раньше в рамках такого просвещения зачастую рассматривалась скорее аморальность пьянства, чем сама болезнь под названием «алкоголизм».

Мы, члены АА, можем говорить об этом с большой убежденностью. Большинство наших детей пребывали в эмоциональном замешательстве из-за нашего поведения в пьяном виде и, несомненно, плохо умели приспосабливаться к окружающей обстановке. Многие из них должны были бы к настоящему времени превратиться в проблемных пьяниц. Но этого не произошло. Алкоголизм, или потенциальный алкоголизм, редко встречается среди детей, чьи родители – члены АА. При этом мы никогда не запрещаем им пить и не читаем нотаций, если они пьют. Они просто узнают из того, что видели и слышат, следующее: алкоголизм – жуткая вещь, и, если они будут пить, их шансы заболеть алкоголизмом равняются одному к пятнадцати. Большая часть из них не пьет вовсе. Другие употребляют алкоголь умеренно. Остальные, попав в несколько серьезных передряг, находят в себе силы завязать – и вскоре делают это. По-видимому, это – наилучшее проявление профилактического информирования. Следовательно, очень даже возможно широко применять многие из таких подходов и методов АА в воспитании любых детей.