Не Господь Бог - 047
Бесплатная Помощь
Не Господь Бог – 047

Не Господь Бог – 047

Не Господь Бог – 047

Эрнест Курц

История Анонимных Алкоголиков

#НеГосподьБог , #АнонимныеАлкоголики

ГЛАВА III. ОБРЕТЕНИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ НОЯБРЬ 1937 – ОКТЯБРЬ 1939

 

ПОИСК ЦЕЛОСТНОСТИ В ОГРАНИЧЕННОСТИ

 

Первые попытки Билла казались неизменно слишком «нравоучительными» – качество, которое годами коробило многих, пока они подошли к заключению основной части книги Анонимные Алкоголики, ибо ни Уилсон, ни АА никогда не сталкивались с этой проблемой:

Оставь себя Богу, как ты понимаешь Бога.

 

Признай свои ошибки перед Ним и своим ближним. Расчищай обломки прошлого. Стань свободным от того, что у тебя есть и присоединяйся к нам. Мы будем с тобой в Братстве Духа, и ты, несомненно, встретишься с некоторыми из нас, если пойдёшь трудной Дорогой Счастливой Судьбы.

 

Пусть Бог благословит тебя и пребудет с тобой – всегда.

 

Такой или подобный вывод, чувствовал Уилсон, по понятным причинам, может заставить только некоторых читателей подпрыгнуть и закричать: «Аминь». Остальных вряд ли, а опыт научил побуждать многих пробовать программу. В этой реализации, однако, забрезжило решение. «Опыт подсказывал», что программа работала, когда происходило рассказывание историй на настоящее время трезвых алкоголиков. 

 

В течение нескольких недель Билл Уилсон боролся с проблемой как сделать такой вывод. Он читал, что написал, тем, кто собирался в его доме каждый вторник вечером. Из этой практики и опыта возникло очевидное решение «раздел рассказов ‘история болезни’», который не только приведёт к выводу, но и будет содержать также рассказы более половины основной массы Анонимных Алкоголиков. Основная критика, что предложили слушатели Уилсона, – это то, что было недостаточно « примеров доказательств того, что программа действительно работает. 

 

Решение о включении раздела «Мнение Доктора», в котором доктор Силкуорт изложил свои понимание алкоголизма и своё одобрение Анонимных Алкоголиков было шагом навстречу этой проблеме. Но эта часть тоже, заканчиваясь, говорит о молитве и «ментальном озарении», и поэтому, в конечном счете, служит в качестве неофициального предисловия, а вовсе не выводом.

 

Тем временем, рассказывание историй проявилось другим, менее явным образом, как лучшее «доказательство живого свидетельства» и, – что важнее, – того, как работает программа. Поскольку чтение рукописи Билла затянулось на многие недели, возникло разделение, которое, казалось, угрожало единству самой Нью-Йоркской группе. «Ветераны», отрезвевшие в 1936 году и в начале 1937 года разделяли энтузиазм Билла в работе над публикацией. Они с нетерпением ждали следующей недели, чтобы услышать продолжение работы и обсудить, если не оспорить идеи и выступление Билла. Те кто, пришёл совсем недавно и смаковал зарево новой трезвости, хотели поделиться этим опытом со своими бывшими собутыльниками – и к тому же им говорили, что это на самом деле единственный способ, чтобы сохранить свою собственную трезвость. Но, чтобы донести хоть немного трясущимся пьяницам на ранних стадиях отказа от употребления, или даже тем, кто недавно выписался из больницы Таунз и почти поверил в возможность «нового образа жизни», о котором узнал, попав в Бруклин, сталкивались с аргументами, что книга «просто не работает». Никто якобы не получил трезвость, и, согласно этого, они должны понять, что тоже напьются.

 

Таким образом, повествующий заострял внимание на двух основных направлениях: в качестве подкрепления «Помнить, Когда», особенно полезно «Когда» – тогда опыт ярко представляется не в третьем лице какого-то трясущегося страдальца; и одновременно становится наживкой для привлечения и средством для передачи сообщения, что «Эта Программа Работает», из чего страдающий контакт мог «почерпнуть» своё красочное выражение. Даже после того, как они отошли от Оксфордской Группы, безымянные члены формирующегося сообщества продолжали получать устные обращения и просьбы о помощи. 

 

Откликаясь, каждый раз им рассказывали чужую собственную историю, но все рассказчики также испытали разочарование алкогольной исключительности. Был ли ответ сформулирован: «Но вы другие», – или: «Но я другой», – даже эти попытки ещё не сформулированного «Двенадцатого Шага» нести послание, приводили несколько новых рекрутов. 

 

Из этого опыта выделилась позже специфика практики АА: Двенадцатый Шаг всегда должен быть сделан, по крайней мере, двумя человеками. Отсюда пришел мощный толчок в направлении, уже обозначенном: центральность истории каждого пьющего, особенно на открытых собраниях. Включение «раздела историй» в книгу Анонимных Алкоголиков было, таким образом, не просто задуманным, а эмпирически обоснованным уроком, полученного несколькими различными способами. В то время как «Как это работает» содержит сердце программы, «Как заставить это работать?» первоочередной вопрос, за который можно ухватился, имея только истории, рассказанные экс-пьяницами.