АА взрослеет. Краткая История АА (006)

Глава I. АА: ВЗРОСЛЕНИЕ

Билл У., один из основателей Сообщества Анонимных Алкоголиков

Мы посетили первую встречу АА в Нью_Джерси, проходившую летом 1939 года в доме Генри П. в Верхнем Монтклере, моего партнера по этому ненадежному предприятию — изданию книги. Там мы познакомились с Бобом и Мэг В., ставшими в будущем нашими близкими друзьями. Когда наш летний лагерь на День Благодарения покрылся снегом, они пригласили нас провести зиму в их доме в Монси, штат Нью-Йорк. Эта зима вместе с Мэг и Бобом была тяжелой и волнующей одновременно. Ни у кого не было денег. Их дом, когда-то большой особняк, пришел в полный упадок. Печное отопление и водяной насос попеременно ломались. Один из членов семьи Мэг еще раньше достроил две огромные комнаты, одну внизу и одну наверху, которые могли «похвастаться» полным отсутствием отопления. В комнате наверху было так холодно, что ее прозвали «Сибирь». Мы поставили туда подержанную печку, которая топилась углем, которая стоила 3,75 долларов. Мы постоянно боялись, что она вот-вот развалится, и я до сих пор не пойму, как нам удалось не сжечь весь дом. Но это было очень счастливое время. Делясь с нами всем, что у них было, Боб и Мэг сохраняли жизнерадостность.

Огромное душевное волнение вызвало появления первой группы в психиатрической лечебнице. Боб разговаривал с д-ром Расселом Е. Блейсделлом, возглавлявшем больницу Рокленд в Нью-Йорке, являвшейся психиатрической лечебницей, расположенной неподалеку. Д_р Блейсделл сразу же принял идеи АА в отношении своих подопечных алкоголиков. Он показал нам помещения, где они располагались, и вскоре разрешил нам провести встречу уже в стенах лечебницы. Результаты оказались таким хорошими, что через несколько месяцев он целыми автобусами направлял закоренелых алкоголиков на встречи АА, которые в то время проходили в Южном Оранже, Нью-Джерси и в Нью-Йорке. Для руководителя психиатрической лечебницы это было хождение по острию. Но алкоголики не подвели его. В то же самое время встречи АА стали регулярно проводиться и в самом Рокленде. Улучшение отмечалось у самых тяжелых пациентов, и после выхода из лечебницы они продолжали идти этим же путем. Так были установлены первые рабочие контакты АА с психиатрической лечебницей, которые впоследствии преумножились более, чем в 200 раз. Д-р Блейсделл вписал яркую страницу в хроники алкоголизма.

В этой связи следует отметить, что ранее три или четыре пациента-алкоголика направлялись из психиатрических лечебниц Грейстоун и Овербрук в Джерси в АА по рекомендации друзей-врачей. Но д-р Блейсделл из больницы Рокленд был первым, кто отважился на полномасштабное сотрудничество с АА.

Наконец Лоис и я переправились еще раз через реку Гудзон, чтобы поселиться в Нью-Йорке. В то время небольшие по численности участников встречи стали проводиться в швейной мастерской Берта, который был новичком в АА. Позднее эти встречи переместились в небольшую комнату в Стейнвейн Холле, а затем в свое постоянное помещение, когда открылся первый клуб АА под названием «Старые двадцать четыре». И мы с Лоис переехали туда жить.

Оглядываясь назад на те давнишние эпизоды нашей жизни в Нью-Йорке, мы часто видели там маленького доброго доктора, который любил этих пьяниц — Уильяма Дункана Силкуорта, тогда занимавшим должность главного врача в больнице Чарльз Б. Таунс в Нью-Йорке. Можно сказать, что этот человек был в большой степени основателем АА. От него мы узнали о природе нашего заболевания. Он давал нам средства, с помощью которых можно было добраться до внутреннего «я» самых закоренелых алкоголиков, эти потрясающие слова, которыми он описывал нашу болезнь: «навязчивая идея», которая заставляла нас пить, и «аллергия ума и тела», что давало нам два пути — которая приговаривала нас либо к сумасшествию, либо к смерти. Это были совершенно необходимые ключевые слова. Д-р Силкуорт научил нас, как «перепахивать» черную почву безнадежности, на которой с тех пор появляются ростки духовного пробуждения в нашем содружестве. В декабре 1934 года этот ученый скромно сидел у моей кровати, следя за моими неожиданными и чрезвычайными духовными открытиями и подбадривая меня «Нет, Билл, говорил он, у тебя не галлюцинации. Чтобы ты ни чувствовал, тебе лучше держаться за это; ведь это намного лучше, чем то, чем было, скажем, час назад». Это были великие слова, и они предопределяли приход АА. Кто еще мог произнести их?

Когда я изъявил желание работать с алкоголиками, д-р Силкуорт отвел меня прямо к ним в этой же больнице, хотя при этом он ставил под угрозу свою профессиональную репутацию. Когда через шесть месяцев я потерпел фиаско со своими попытками вылечить пьяниц, он еще раз напомнил мне о наблюдениях профессора Уильяма Джеймса, что настоящей причиной трансформирующих духовных переживаний почти всегда являются крах и полное отчаяние. «Перестань читать им наставления, говорил д-р Силкуорт, а лучше приведи им сначала жесткие медицинские факты. Это может сделать их более податливыми, и они очень захотят сделать хоть что-нибудь для выздоровления. И только после этого они смогут воспринять твои духовные идеи, и даже идею Высшей Силы»

За последующие четыре года д-ру Силкуорту удалось превратить г-на Чарльза Б. Таунса, владельца лечебницы, в большого энтузиаста АА и побудить его предоставить ссуду в размере 2500 долларов на подготовку книги «Анонимные алкоголики». Впоследствии эта сумма возросла до более чем 4000 долларов. Поскольку в то время это был наш единственный друг-медик, то этот добрейший доктор отважился написать предисловие к нашей книге, где оно сохранилось до сих пор и где оно останется навсегда.

Возможно, ни один врач больше никогда не посвятит столько внимания такому огромному количеству алкоголиков, как д-р Силкуорт. Мы подсчитали, что за свою жизнь он принял около 40 тысяч таких пациентов. В последние годы перед своей смертью в 1951 году только он, в тесном сотрудничестве с АА и нашим рыжеголовым «моторчиком» — сиделкой Тедди, принял около 10 тысяч алкоголиков в больнице Никербокер в Нью-Йорке. И те, кого он лечил, никогда не забудут этого человека, ведь большинство из них бросило пить совсем. Свое воодушевление Силки и Тедди черпали у д-ра Боба и Сестры Игнасии из Акрона, и всегда будут считаться их Восточными партнерами в те ранние времена становления. Эта великолепная четверка дала яркий пример и создала основы для прекрасного сотрудничества с медициной, что мы широко практикуем сейчас.

И, конечно, мы не могли уехать из Нью-Йорка, не воздав должное тем, кто сделал возможной сегодняшнюю работу АА: первым основателям Фонда АА, который был предтечей нынешнего Генерального совета.

Первым (если считать по порядку появления) был д-р Леонард В. Стронг мл., мой зять. Когда Луис и я ощущали себя одинокими и покинутыми, он вместе с моей матерью не бросал нас в мой самый тяжелый запойный период. Именно д-р Стронг познакомил меня с г-ном Уиллардом Ричардсоном, одним из прекраснейших служителей Господа и великолепного человека, которого я когда-либо встречал. И это знакомство привело к созданию Фонда алкоголиков. В самые первые годы становления крепкая вера, мудрость и духовная сила Дика Ричардсона являлись нашими главными якорями, помогающими выдерживать все шквалы, обрушившиеся на АА и на только зарождающийся центр, и он заражал своим энтузиазмом и убеждением всех тех, кто трудился с нами. С начала 1938 года и до своего ухода на пенсию в 1955 году д-р Стронг со всей свойственной ему преданностью и беззаветностью выполнял обязанности секретаря нашего Попечительского совета.

Дик Ричардсон был старым и близким другом Джона Д. Рокфеллера, старшего и младшего. В результате г-н Рокфеллер младший, проявил глубокий интерес к АА. Он видел, что у нас собрана небольшая сумма для того, чтобы запустить наш проекта, но все же она недостаточна для того, чтобы сделать его профессиональным. И в 1940 году он дал обед, на котором было много его друзей. Тем самым он дал им возможность лучше познакомиться с нами и самим понять, что такое АА. Этот обед, на котором выступили д-р Гарри Эмерсон Фосдик и невропатолог д-р Фостер Кеннеди, оказался великолепной рекомендацией нашему содружеству в те времена, когда нас было совсем немного и когда о нас никто не знал. Проведение такого обеда могло стать поводом для насмешек в адрес г-на Рокфеллера. Но тем не менее он организовал его, потратив на него лишь малую толику своего состояния, но вложив в него большую часть своей души.