АА взрослеет. Краткая История АА (057)

Глава II. ТРИ ЗАВЕТА СООБЩЕСТВА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

СЛУЖЕНИЕ: ТРЕТИЙ ЗАВЕТ

На собрание, которое состоялось в феврале 1940 г., «дядюшка Дик» Ричардсон пришел сияющим и загадочным. Вскоре он поведал нам, что м-р Джон Д. Рокфеллер-младший, о котором мы ничего не слышали с 1937 года, следил за нашим развитием с живым интересом. М-р Рокфеллер решил, что хочет что-нибудь сделать для Анонимных Алкоголиков. Он предложил организовать обед и пригласить на него несколько сот человек из числа его собственных друзей и знакомых, чтобы они могли получить представление об истоках нашего замечательного движения. Дядюшка Дик представил список приглашенных. В нем было около 400 фамилий, настоящее созвездие выдающихся и богатых людей Нью-Йорка. Было понятно, что в совокупности их финансовое состояние могло составить миллиард долларов. Нам, алкоголикам, показалось, что м-р Рокфеллер, наконец, изменил свое мнение, и наши денежные затруднения скоро уйдут в прошлое. В этот момент мы с радостью узнали, что м-р Карлтон Шервуд, друг Дика Ричардсона и специалист по сбору средств, использовал свое влияние и оказал содействие в осуществлении этого многообещающего проекта.

Ранее в этой книге я уже упоминал об обеде у м-ра Рокфеллера, но мне кажется, что в наши хроники должно войти более подробное описание этого памятного события, потому что это был тот самый момент, когда начала формироваться традиция АА, предписывающая отказываться от посторонних пожертвований.

Обед состоялся 8-го февраля 1940 г. в Юнион-клубе в Нью-Йорке, который был даже более консервативным, чем сама Юнионистская лига. Присутствовали около 75 человек из 400 приглашенных. Все они прекрасно выглядели. Однако, когда они собрались в обеденном зале, на лицах большинства из них было довольно недоумевающее выражение. Они явно не могли понять, что это за затея с Анонимными Алкоголиками. Некоторые опасались, что это еще один план для повсеместного введения сухого закона, о чем они и сообщили. Чтобы позволить им получить ответы на любые вопросы, мы посадили за каждый стол по человеку из нашей нью-йоркской группы. Благодаря этому гости за обедом легко оттаяли. Было задано много вопросов, и некоторые наши ответы изумили этих видных персон. За одним из столов сидел наш герой Морган, безупречно одетый и очень привлекательный. Один седовласый банкир поинтересовался: «М-р Р., какое учреждение Вы представляете?» Морган усмехнулся и ответил: «Видите ли, сэр, в данный момент я не связан с каким-либо учреждением. Однако девять месяцев назад я был пациентом психиатрической больницы «Грейстоун». Интерес за этим столом резко возрос.

Д-р Боб приехал вместе с ветераном акронской группы Полом, а также привел с собой Кларенса, одного из основателей процветающей кливлендской группы. На обеде также присутствовал д-р Рассел Блэйсдел, который прошлой осенью дал нам возможность поработать с пациентами психиатрической больницы штата Нью-Йорк в Рокленде, и наш добрый друг д-р Силкуорт. Д-р Боб и я должны были произнести речи. Еще несколько алкоголиков собирались принять участие в ответах на вопросы, и на протяжении всей этой процедуры нам должны были помогать д-р Гарри Эмерсон Фосдик, представляющий религиозные круги, и д-р Фостер Кеннеди, всемирно известный невропатолог, который должен был выступить от имени медицинских кругов. Мы должны особо отметить помощь этих двух замечательных людей. Д-р Фосдик был первым церковнослужителем, поверившим в нас. В начале 1939г. он ознакомился с текстом книги «Анонимные Алкоголики» еще до ее выхода в свет и немедленно вызвался написать рецензию.

Эта великолепная рецензия, с которой можно ознакомиться в приложении к данной книге, прекрасно иллюстрирует его глубокое понимание и высокую оценку нашей деятельности. Точно так же д-р Кеннеди, наш первый друг из числа невропатологов, никогда не упускал возможности выразить глубокое доверие деятельности АА.
Сам м-р Рокфеллер внезапно заболел и не смог прийти. По этому случаю на обеде председательствовал его сын Нельсон, которого мы все очень любили. Я сидел между ним и д-ром Блэйсделлом. Прямо напротив меня сидел Уэндел Уилки. Во время обеда щедро произносились тосты. Для компании бывших алкоголиков мы держались очень хорошо. Мы удивлялись, как это м-р Рокфеллер решился зайти столь далеко и поставить под угрозу свою репутацию ради каких-то неизвестных алкоголиков, борющихся за выживание. По завершении обеда слово взял м-р Нельсон Рокфеллер. От имени своего отца он передал сожаление в связи с невозможностью лично присутствовать на этом обеде. Он сказал о глубоком впечатлении, которое произвело на м-ра Джона Д.-младшего знакомство с Анонимными Алкоголиками. Нельсон Рокфеллер пообещал присутствующим, что им не придется скучать в этот вечер и начал представлять докладчиков. Д-р Фосдик дал нам в высшей степени замечательную характеристику и выразил полную уверенность в нашем будущем.

Д-р Кеннеди с теплотой отозвался о нашей деятельности и зачитал письмо протеста, которое он написал в «Журнал Американской медицинской ассоциации» по поводу их рецензии на книгу «Анонимные Алкоголики», где они отзывались о нас с некоторой насмешкой. Д-р Боб произнес краткую речь, а я вкратце поведал историю своей болезни, своего выздоровления, а также историю нашего товарищества. По лицам присутствующих гостей было видно, что нам удалось завоевать их симпатию и интерес. Скоро в нашем распоряжении должны были появиться мощные рычаги влияния и большое богатство. Проблемы и усталость должны были уйти в прошлое.

Наконец наступил знаменательный момент. М-р Нельсон Рокфеллер, заметно растроганный, снова взял слово. От имени своего отца он поблагодарил всех пришедших. Он снова повторил, что в жизни его отца было немного событий более волнующих, нежели встреча с Анонимными Алкоголиками. Нельсон сказал, что его отец будет очень рад узнать, как много гостей потрудились прийти, чтобы из первых рук узнать о необычайно многообещающем начинании Анонимных Алкоголиков.

Затаив дыхание, мы ожидали кульминационного момента — перехода к денежному вопросу. Нельсон Рокфеллер пришел нам на помощь. Он сказал: «Господа, вы все видите, что это работа, основанная на доброй воле. Ее сила заключается в том, что один человек несет благую весть другому, не думая о прибыли или награде. Поэтому мы считаем, что в денежном вопросе сообщество Анонимных Алкоголиков должно быть самофинансируемым. Они нуждаются только в нашем хорошем отношении». Гости дружно захлопали, и после сердечных рукопожатий и прощаний вся эта толпа, обладающая богатством на миллиард долларов, направилась к выходу.

Мы были поражены. Зачем м-р Рокфеллер заварил всю эту кашу — неужели только ради этого? Мы просто не могли в это поверить. Понимание начало приходить несколькими днями позже, а со временем Анонимные Алкоголики все больше осознают, что именно он сделал для нас и что имел при этом в виду.

У Дика Ричардсона была стенограмма всех речей, прозвучавших на этом обеде, и он попросил меня отредактировать и издать их. На самом деле, отредактировать предстояло выступление д-ра Боба и мое, потому что не могли же мы редактировать д-ра Гарри Эмерсона Фосдика и д-ра Фостера Кеннеди. Дик сказал, что м-р Рокфеллер хочет купить 400 книг, и мы предоставили их с громадной скидкой — по доллару за штуку. Он хотел разослать их всем гостям, которые были в списке приглашенных на обед, вместе с текстом звучавших там речей. Еще м-р Рокфеллер намеревался написать каждому гостю персональное письмо, текст которого он обещал нам показать.

В этом письме, адресованном как всем присутствовавшим на обеде, так и тем, кто отсутствовал, м-р Рокфеллер снова выражал свое глубокое доверие Анонимным Алкоголикам, свое удовлетворение тем обстоятельством, что многие его друзья своими глазами могли наблюдать старт этого многообещающего движения, и свою глубокую убежденность в том, что наше сообщество должно быть самофинансируемым. Вслед за этим он отмечал, что небольшая денежная помощь все же может оказаться полезной, поэтому он передавал Анонимным Алкоголикам одну тысячу долларов. Вероятно, это был мягкий намек на то, что другие гости также могли бы сделать небольшие пожертвования, если пожелают.