АА взрослеет. Краткая История АА (091)

ПРИЛОЖЕНИЕ «В» ПОЧЕМУ АНОНИМНЫЕ АЛКОГОЛИКИ ДОЛЖНЫ СОХРАНЯТЬ АНОНИМНОСТЬ? Билл У.

Следующее достижение нарушения анонимности казалось еще более чудесным. Моя близкая подруга по АА захотела заняться просветительством об алкоголе. Отделение известного университета, интересующееся проблемой алкоголизма, пригласило ее выступать перед широкой аудиторией с рассказом о том, что алкоголики – больные люди и для решения этой проблемы многое можно сделать. Моя подруга была искусным оратором и писателем. Можно ли ей было сказать широкой публике, что она – член АА? А почему бы и нет? Используя имя Анонимных Алкоголиков, она привлекла бы внимание общественности к хорошей просветительской программе об алкоголе, а заодно и к АА. Я счел это отличной идеей и дал ей свое благословление.

«АА» уже становилось известным и ценным именем. Благодаря этому имени и ее личным большим способностям результат не замедлил проявиться. В скором времени ее полное имя и фотография, плюс великолепные отчеты о ее образовательном проекте, а также об АА появились почти в каждой крупной газете Северной Америки. Улучшилось понимание обществом проблемы алкоголизма, позорное клеймо алкоголиков уменьшилось, в АА появились новые члены. Конечно, в этом не могло быть ничего плохого.

Однако оно было. Ради этих кратковременных достижений мы брали на себя будущие обязательства огромных угрожающих размеров.

Немного времени спустя некий член АА начал выпускать воинственный журнал, посвященный движению за принятие сухого закона. Он считал, что Анонимным Алкоголикам следует помогать делу тотального отрезвления мира. Он говорил о себе как о члене АА и свободно пользовался именем АА, идя в атаку на злую силу виски и тех, кто его делает и пьет. Он заявлял, что тоже является «просветителем» и что его метод просвещения – «правильный». Что касается вовлечения АА в общественные дискуссии, он думал, что там нашему Содружеству и место. И он деловито использовал в этих целях имя АА. Разумеется, он нарушал свою анонимность, чтобы способствовать развитию своего драгоценного дела.

Затем последовало предложение торгового объединения, занимающегося алкоголем, о том, чтобы член АА взял на себя «просветительскую» работу. Людям нужно было объяснить, что слишком много алкоголя им вредно, а некоторым алкоголикам – его вообще не следует пить. Что здесь могло быть не в порядке?

Ловушка была в том, что наш товарищ по АА должен был нарушить свою анонимность; каждое высказывание в печати и литературе должно было содержать ссылку на его полное имя и принадлежность к Анонимным Алкоголикам. Естественно, это создало бы у общества четкое впечатление, что АА благоволит к «просвещенному» питию.

Хотя эти два начинания и не зашли далеко, но то, что они подразумевали, было ужасным. Они говорили за нас. Подрядившись служить другому делу, а затем, объявив широкой публике о своем членстве в АА, любой член Содружества мог втянуть Анонимных Алкоголиков практически в любое объединение или дискуссию, хорошие или плохие.

Чем более ценимым становилось имя АА, тем больше возрастало искушение.

Вскоре появилось дальнейшее подтверждение этому. Другой член Содружества начал вовлекать нас в рекламный бизнес. Одна страховая компания поручила ему выступить с серией из двенадцати «лекций» об Анонимных Алкоголиках по радио. Разумеется, это послужило бы рекламой страховой компании и Анонимным Алкоголикам – и, естественно, самому нашему товарищу, – и все это в одном привлекательном пакете.

В Штабе АА мы прочли предлагаемые лекции. В них было около 50 процентов идей Содружества и около 50 процентов личных религиозных убеждений нашего друга. Это могли создать у публики ложное представление о нас. На религиозной почве поднялась бы волна предубеждения против АА. Поэтому мы не согласились на это предложение. Наш товарищ прислал в ответ письмо, в котором в горячих выражениях объяснял, что чувствует «вдохновение» читая, эти лекции и нам лучше не препятствовать реализации им своего права на свободу слова. Несмотря на то, что за эту работу ему собираются заплатить, он думает только о благе АА. И если мы не знаем, что хорошо для нас, это очень плохо! Мы и совет попечителей АА можем катиться к черту. Лекции выйдут в эфир.

Это был трудный вопрос. Одним лишь нарушением анонимности и использованием имени АА в собственных целях наш друг мог вмешаться в наши связи с общественностью, вовлечь нас в религиозные распри, втянуть в рекламный бизнес, и за все эти добрые дела страховая компания заплатила бы ему приличные деньги.

Означало ли это, что любой заблудший член Содружества мог подобным образом поставить под угрозу наше сообщество в любое время и в любом месте, просто нарушив анонимность и говоря себе, как много хорошего он собирается для нас сделать? Мы представили себе, как каждый работающий в сфере рекламы член АА будет искать коммерческого спонсора, пользуясь именем АА, чтобы продавать что угодно – от пуговиц до сливового сока.

Необходимо было что-то делать. Мы написали нашему другу, что Содружество также имеет право на свободу слова. Мы не собирались публично вступать с ним в конфронтацию, однако давали гарантию, что его спонсор получит тысячи писем с возражениями от членов АА, если программа будет запущена на радио. И наш товарищ отверг проект. 

Однако наша плотина анонимности продолжала протекать. Члены АА начали впутывать нас в политику. Они начали говорить государственным законодательным органам – конечно же, публично – о том, чего хочет Содружество в сфере здравоохранения, финансов и просвещения.

Таким образом, из-за указания полных имен, а часто – и публикации фотографий, некоторые из нас превратились в лоббистов. Другие члены Содружества сидели на скамье вместе с судьями и давали рекомендации, кого из пьяниц следует отправить в АА, а кого – в тюрьму.

Затем появились сложности в денежных вопросах, связанные с нарушением анонимности. К этому времени большинство членов Содружества решили, что нам следует прекратить публично изыскивать фонды для нужд АА. Однако тем временем просветительская программа моей подруги, сотрудничающей с университетом, процветала. Ей нужны были деньги, и много, на совершенно правильные и законные вещи. Поэтому она обращалась к публике с просьбами и финансовой помощи, энергично работая в этом направлении. Поскольку она была членом АА и продолжала им представляться, многие жертвователи были введены в заблуждение. Они думали, что АА – некое просветительское образование или что само Содружество производило сбор средств, в то время как на самом деле оно было тут ни при чем, и не хотело этого.

Итак, имя АА использовалось для добычи денежных средств в тот самый момент, когда мы пытались сказать людям, что АА не нужны пожертвования извне. Видя, что происходит, моя подруга, будучи прекрасным представителем Содружества, постаралась восстановить свою анонимность. Из-за того, что ее деятельность была так известна обществу, это было трудно и потребовало многих лет. Но она принесла эту жертву, и здесь я хочу выразить ей глубокую признательность от лица всех нас.

Все части книги можно читать по ссылке:

https://aa-online.ru/kniga-aa-vzrosleet/