Брошюра Содружества АА "Традиции АА - как они вырабатывались."

Деньги.

-1946-

Правят ли деньги миром в АА или являются корнем всех зол? Сейчас мы пытаемся разгадать эту загадку. Никто не притворяется, будто знает исчерпывающий ответ. Где заканчивается правильное использование денег и начинается неправильное – вот та отправная точка в “духовном пространстве”, которую мы все ищем. Мало найдется в группе проблем, которые волновали бы думающих членов АА, больше чем эта. Каждый спрашивает: “Каким должно быть наше отношение к добровольным пожертвованиям, оплачиваемым сотрудникам, профессионализму и пожертвованиям АА извне?”

  В первые годы существования АА проблем, связанных с деньгами, у нас не было. Мы собирались на квартирах, где наши женщины готовили кофе и бутерброды. Если кто-то из членов АА хотел подкормить своего друга алкоголика, он так и делал. Это было его чисто личным делом. У нас не было групповых средств, а отсюда и никаких неприятностей с деньгами. Необходимо отметить, что многие старые члены АА хотели бы вернуться к тем ранним дням благостной простоты. Зная, что ссоры из-за материальных моментов подорвали дух многих добрых дел, часто полагают, что слишком большое количество денег может обернуться злом и для нас.

  Мало пользы сетовать о невозможном. Деньги вошли в нашу повседневность, и нам определенно придётся ими пользоваться. Никто всерьез не помышляет отказаться от помещений для проведения наших собраний и для клубов ради того, чтобы полностью отказаться от денег. Опыт показал, что эти помещения нам крайне необходимы и поэтому мы должны идти на любой риск, связанный с ними.

  Но как свести этот риск к минимуму? Как нам в соответствии с Традициями ограничить использование денег с тем, чтобы это никогда не опрокинуло духовную основу, от которой полностью зависит жизнь каждого члена АА? Сегодня это представляет для нас настоящую проблему. Так что давайте вместе посмотрим на основные фазы нашего финансового положения и попытаемся разобраться, что существенно и что несущественно, что законно и безвредно, а что может быть опасным или ненужным.

  Возьмем для начала добровольные пожертвования. Каждый член АА бросает деньги “в шляпу” для оплаты аренды помещения, клуба или для содержания местной службы АА или бюро обслуживания АА страны. Хотя не все из нас верят в клубы, а некоторые члены АА не видят необходимости в местных или общенациональных офисах, можно честно сказать, что громадное большинство из нас считает, что эти службы АА в целом необходимы. Если эти учреждения эффективно управляются, ведется надлежащий учет и отчетность, мы будем только рады оказывать им нашу регулярную поддержку, конечно же, с полным пониманием того, что такие пожертвования ни в коей мере не являются условием нашего членства в АА. Именно такое использование наших денег сейчас признается всеми и с некоторыми оговорками здесь мало поводов для беспокойства о неблагоприятных и далеко идущих последствиях.

  И все же некоторая озабоченность сохраняется в основном в связи с нашими клубами, местными службами и Бюро Обслуживания АА. Из-за того, что эти службы обычно нанимают оплачиваемых сотрудников и их деятельность предполагает определенное наличие деловых операций, иногда возникает ощущение, что мы можем увязнуть в трясине бюрократизма или, что того хуже, в прямой профессионализации АА. Хотя следует сказать, что подобные сомнения не всегда выглядят необоснованными, у нас уже имеется достаточный опыт, чтобы в значительной мере их развеять.

  Начнем с того, что представляется безусловным: у нас нет никакой необходимости находиться под пятой наших клубов, местных служб или Бюро Обслуживания АА в Нью-Йорке. Это учреждения по обслуживанию – они не могут по настоящему контролировать или управлять АА. Если какое-то из них станет неэффективным или начнет давить, найдется достаточно простое средство, чтобы это пресечь. Средний член АА прекратит свою финансовую поддержку на время, пока положение не изменится. Так как членство в АА не зависит от взносов, мы всегда можем “принять наши специальные службы или оставить их в покое”. Эти службы должны всегда хорошо нас обслуживать или выйти из дела. Так как никто не обязан поддерживать их, они не могут диктовать. Равным образом они не могут и отклоняться от основных положений Традиций АА на долгое время.

  В прямом соответствии с принципом “принять или оставить в покое” налицо обнадеживающая тенденция к раздельному созданию всех этих специальных структур, когда вовлекается большой объем денежных средств, собственности, управления. Все более и более группы АА начинают понимать, что они являются духовными структурами, а не коммерческие предприятия. Конечно, небольшие клубные помещения и помещения для собраний часто остаются без органов управления, поскольку их деловая сторона является чисто номинальной. Но в связи с большим ростом обычно принято считать разумным создание специальных органов и отделение клуба от окружающих групп. Тогда поддержка клуба становится личным делом, а не делом группы. Однако если клуб имеет секретаря центрального офиса, который обслуживает прилегающий регион, то только справедливо, если казначеи групп этого района помогут в оплате такого расхода, так как такой секретарь обслуживает все группы, хотя сам по себе клуб может этого и не делать. Наше развитие в больших центрах АА начинает весьма ясно указывать на то, что оказывать помощь для оплаты услуг секретаря является правильным делом для сети групп или их интергруппы, но не дело группы или комитета оказывать финансовую поддержку клубам. Не всех членов АА заботят клубы. Поэтому поддержка клубов должна в основном исходить от тех отдельных членов АА, которым они нужны и нравятся. Таких, кстати, большинство. Но это большинство не должно принуждать меньшинство поддерживать клубы, которые им не нужны.

  Конечно, клубы получают определенную финансовую помощь и от собраний, которые в них проводятся. Там, где общие собрания региона проводятся в клубе, принято делить собранные деньги между ним и центральным комитетом, причем, значительная доля средств идет клубу, поскольку он предоставляет помещения. Такой же порядок расчетов может быть применен и между клубом и какой-либо группой, которая хочет использовать его для собраний или развлечений. Вообще-то говоря, совет директоров клуба следит за финансами и общественной жизнью этого учреждения, а вот непосредственные дела АА остаются функцией самих групп. Такое разделение функций ни в коем случае не является повсеместным правилом. Оно предлагается только как рекомендация, которая, однако, во многом соответствует существующим тенденциям.

  Большой клуб или центральный офис обычно подразумевает одного или более оплачиваемых сотрудников. Как тут быть? Становится ли из-за них АА профессиональной организацией? Всякий раз, когда клуб или комитет разрастается настолько, что ему требуется платная помощь, на эту тему разгораются горячие споры. Все мы много и неоднозначно размышляли на эту тему. И я один из первых, кто склонен признать здесь свою вину.

  Обычная причина отсутствия четкого мнения – страх. Для каждого из нас идеал АА, как бы ни были мы далеки от него сами, представляет собой нечто прекрасное и совершенное. Это – сила, более могущественная, чем мы, которая вытащила нас из трясины и поставила на твердую почву. Малейший намек на замутнение нашего идеала, не говоря уже о его подмене на золото, для большинства из нас просто немыслим. Отсюда наша постоянная настороженность. Зачем заводить внутри АА прослойку оплачиваемых профессионалов или миссионеров, если каждый из нас является по-своему профессионалом и миссионером доброй воли, а потому нет никакой нужды платить кому бы то ни было за простую работу по Двенадцатому Шагу – делу чисто духовному. Хотя я и считаю, что всякий страх достоин сожаления, не могу не признаться, что доволен подобным проявлением бдительности с нашей стороны в столь ответственном вопросе.

  И все же существует принцип, на основе которого, я думаю, мы можем справедливо разрешить нашу дилемму. Он заключается в следующем: уборщица может подметать полы, повар готовить – мясо, дежурный – удалить беспокойного пьяного, секретарь – работать в офисе, редактор – выпускать газету – все это, я уверен, не превращая АА в профессиональную организацию. Если бы мы не делали этого сами, нам пришлось бы нанимать неалкоголиков. Мы ведь не стали бы их просить делать все это бесплатно в течение полного рабочего дня. Тогда почему же некоторые из нас, зарабатывающих приличные деньги “в миру”, считают, что другие члены АА должны быть уборщиками, поварами, секретарями полный рабочий день? Почему они будут работать бесплатно там, где мы сами не можем или не хотим? Или, если на то пошло, почему им должны платить меньше, чем за ту же работу где-то еще? И какая разница, если в ходе выполнения своих обязанностей они будут еще и вести какую-то работу по Двенадцатому Шагу? Очевидно лишь неукоснительное соблюдение принципа: хорошо оплачивать специальные услуги, но ни в коем случае не работу по Двенадцатому Шагу.

  В каком же тогда случае организация АА может стать профессиональной? Это очень просто понять на следующем примере. Я снимаю контору и вешаю на двери табличку с надписью: “Билл У. – врач АА. Плата – 10 долларов в час”. Это – непосредственное лечение алкоголизма за плату. Тем самым я спекулирую именем АА, чисто непрофессиональной организации, чтобы расширить свою практику. Это и было бы профессионализацией АА, да еще какой! Вполне законной, но вряд ли этичной.

  Но значит ли это, что мы должны подвергать критике врачей в целом, даже членов АА, которые пожелают работать в этой области? Вовсе нет. Просто никто не должен рекламировать себя как врач от АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ. Поскольку мы строго непрофессиональная организация, таких вещей быть не должно. Такого искажения Традиций никто из нас себе позволить не может. Подобно тому, как теннисист расстается со своим статусом любителя, становясь профессионалом, так и членам АА, становясь медицинскими работниками, следует прекратить афишировать свою связь с АА. Хотя я и сомневаюсь, что многие члены АА когда-либо займутся лечением алкоголизма, запретить этого никому нельзя, особенно если они являются подготовленными работниками социального обеспечения, психологами или психиатрами. Но, конечно, они никогда не должны публично использовать свою связь с АА или давать людям почувствовать, что внутри АА существует такой особый класс. Именно здесь все мы должны провести разграничение.

  Подводя итоги, мы увидели, что:

  • (а) Использование денег в АА является делом первостепенной важности. Мы должны бдительно следить за тем, где кончается их правильное использование и начинается злоупотребление.
  • (б) АА уже вынуждено заниматься компетентным использованием денег, так как мы и не думаем отказываться от наших офисов, помещений для проведения собраний и клубов просто ради полного отказа от финансов.
  • (в) Сегодня наша реальная проблема состоит в том, чтобы установить разумные и традиционные ограничения в нашем использовании денег, сводя таким образом к минимуму их разрушительную тенденцию.
  • (г) Добровольные пожертвования членов АА должны быть нашим основным и в конечном итоге единственным видом финансовой поддержки. Такое самообеспечение будет всегда препятствовать выходу наших клубов и офисов из-под контроля, так как их будет легко лишить средств, если они станут недостаточно хорошо нас обслуживать.
  • (д) Мы считаем в целом разумным, отдельно регистрировать те специальные учреждения, которые требуют большого объема денежных средств или управления. Группа АА – это духовное объединение, а не коммерческое предприятие.
  • (е) Мы должны избегать профессионализации АА любой ценой. Простая работа по Двенадцатому Шагу никогда не должна оплачиваться. Членам АА, занимающимся лечением алкоголизма, никогда не следует использовать свою связь с АА в личных целях. Нет и никогда не должно быть такого понятия, как “врач АА”.
  • (ж) Однако мы можем нанимать членов АА в качестве штатных сотрудников при условии, что они имеют законные обязанности помимо нормальной работы по Двенадцатому Шагу. К примеру, мы безусловно можем нанимать секретарей, завхозов и поваров, не делая их профессиональными членами АА.

  Продолжая разговор о профессионализме, следует оговорить и такой случай.

  Члены АА часто обращаются в местные комитеты или Фонд Алкоголиков за консультациям по поводу предложений, которые они получают от разных организаций и предприятий. Больницы просят сестер и врачей членов АА, клиникам требуются члены АА для работы в органах социального обеспечения, университетам – для работы в области образования по вопросам алкоголизма, а промышленность просит рекомендовать членов АА для работы с кадрами. Можем ли мы, действуя как частные лица, принимать такие предложения? Большинство из нас не видит причины для отказа.

  Все сводится к следующему. Имеем ли мы, члены АА, право отказывать обществу в пользе от нашего особого понимания алкогольной проблемы? Должны ли мы сказать обществу, что мы не можем брать на себя такую миссию, хотя среди нас есть великолепные сестры, врачи, работники социальной сферы или преподаватели в области алкогольных проблем? Это было бы наверняка надуманным и даже нелепым. Несомненно, ни одному члену АА нельзя запретить такое занятие из-за того, что он состоит в АА. Ему только надо избегать “терапии АА” и любых действий или высказываний, которые могли бы повредить АА как целому. Кроме того, он должен иметь такую же профессиональную подготовку, как и неалкоголик, который в противном случае получит эту работу и возможно выполнит ее в половину хуже. На самом деле, я думаю, есть и такие члены АА, которые работают барменами. Хотя по очевидным причинам, работа бармена и не очень желательное для них занятие, я ни разу еще не слышал, чтобы кто-нибудь указывал на то, что эти немногие члены АА профессионализируют Содружество в силу своего слишком хорошего знакомства с барами!

  Когда-то мы полагали, что у АА должны быть свои больницы, дома отдыха и фермы. Сейчас мы убеждены, что ничего подобного у нас быть не должно. Даже наши клубы, хотя и присутствуют в жизни АА, но находятся несколько в стороне. И практически по всеобщему мнению, места для отдыха и госпитализации должны определенно находиться вне АА, а последние – под медицинским наблюдением. Госпитализация – это определенно дело врача, конечно же, при поддержке частных лиц и общественности. Но это никак не является функцией АА с точки зрения управления или собственности. Мы повсеместно сотрудничаем с больницами. Многие предоставляют нам особые льготы и условия для работы. Некоторые консультируются с нами. Некоторые нанимают членов АА в качестве сестер или санитаров. Такие отношения почти всегда дают хорошие результаты. Но ни одно из этих учреждений не известно как “Больница АА”.

  Теперь относительно пожертвований или выплат АА из посторонних источников. Было такое время несколько лет назад, когда мы отчаянно нуждались в небольшой посторонней помощи. Мы ее получили. И мы всегда будем благодарны этим преданным друзьям, чьи пожертвования сделали возможным появление Фонда Алкоголиков, книги “Анонимные Алкоголики” и нашего Офиса по Обслуживанию. На небесах наверняка припасено место для каждого из них. Они здорово помогли нам, ибо в те дни нас было очень мало, и мы были очень бедны.

  Но времена изменились. Сейчас Анонимные Алкоголики насчитывают тысячи членов , чьи ежегодные заработки в общей сложности составляют многие миллионы долларов. Отсюда и крепнущее убеждение среди нас, что АА должно находиться на самообеспечении. Так как большинство членов считают, что обязаны движению самой своей жизнью, они убеждены, что мы, члены АА, должны оплачивать эти очень скромные расходы организации. И не пора ли нам, спрашивают они, пересмотреть распространенное мнение о том, что алкоголик – это человек, которому всегда нужно помогать и чаще всего деньгами? Давайте, говорят они, больше не будем брать у общества. Вместо этого будем отдавать. Сейчас мы уже не беспомощны и не сидим без цента в кармане. Если завтра можно было бы дать публикацию, что каждая группа АА стала полностью себя обеспечивать, то, возможно, ничто другое не вызвало бы в наш адрес более доброго отношения, чем такое заявление. Пусть наша щедрая общественность отдает свои средства на исследование алкогольной проблемы, госпитализацию или образование. В этих сферах деятельности действительно необходимы деньги. Нам же они не нужны. Мы больше не нищие. Мы можем и должны оплачивать свои дела.

  Конечно, вряд ли можно считать исключением из принципа самообеспечения, если друг не алкоголик придет на открытое собрание и бросит в шляпу свой доллар.

  Но нас беспокоят не эти маленькие проявления уважения. Большие пожертвования, особенно те, которые могут повлечь обязательства в будущем, – вот что должно заставить нас задуматься. Еще имеются также свидетельства, что богатые люди завещают свои средства для АА, полагая, что мы нашли бы применение большим деньгам, будь у нас таковые. Разве не стоит их отговаривать от этого? И уже было несколько тревожных случаев сбора средств под именем АА у общественности. Мало кто из членов АА не поймет, куда может завести нас такой путь. Сплошь и рядом нам предлагают деньги от так называемых “мокрых” или “сухих” источников. Это явно опасно, ибо мы должны держаться в стороне от этих нездоровых споров. То и дело родители алкоголиков просто из чувства благодарности желают сделать щедрые пожертвования. Разве это разумно? Будет ли это хорошо для самого алкоголика? Возможно, богатый член АА захочет сделать щедрый дар. Будет ли это хорошо для него или для нас? Не почувствуем ли мы себя в долгу перед ним, и не может ли он решить, особенно если это новичок, что купил счастливый билет до места назначения – трезвости?

  Мы ни в коем случае никогда не подвергали сомнению истинную щедрость этих людей. Но разумно ли принимать их дары? Хотя могут быть и редкие исключения, я разделяю мнение большинства старых членов АА, что принятие больших пожертвований от любого источника является весьма сомнительным, и почти что всегда представляет собой опасную практику. Верно, бедствующий клуб может крайне нуждаться в дружеском подарке или займе. Даже и в таком случае было бы лучше в конечном счете платить согласно нашим поступлениям. Мы никогда не должны допускать, чтобы нас ослепила сиюминутная выгода, какой бы привлекательной она ни была, ибо существует возможность создания гибельного прецедента на будущее. Раздоры по поводу денег и собственности слишком часто разрушали общества даже более возвышенные, чем наше, состоящее из темпераментных алкоголиков!

  С чувством глубочайшей благодарности и удовлетворения я могу сообщить вам о недавней резолюции, принятой нашим комитетом по общему обслуживанию, членами правления Фонда Алкоголиков, которые являются хранителями средств АА в нашей стране. Как принцип своей политики, они официально провозгласили, что будут отвергать любые дары, сопровождаемые хоть малейшим обязательством, будь оно выражено прямо или косвенно. И далее, Фонд не будет принимать никакой выручки, которая может быть предложена от любого коммерческого источника. Как знает большинство читателей, недавно к нам обратился ряд киностудий по поводу производства фильма об АА. Естественно встал вопрос о деньгах. Но наши доверенные лица – и, я думаю, они поступили очень правильно – полагают, что АА нечего продавать, что мы все хотим избежать даже намека на коммерцию, и что, вообще-то говоря, АА сейчас находится на самообеспечении.

  По моему мнению, это решение имеет громадное значение для нашего будущего – очень большой шаг в верном направлении. Когда подобное отношение к деньгам станет всеобщим по всему Содружеству АА, мы наконец-то обойдем этот золотой, соблазнительный, но очень коварный подводный камень под названием “материализм”.

  В предстоящие годы Содружеству Анонимных Алкоголиков придется пройти тяжелейшую проверку – проверку великим искушением его собственных успехов и процветания. Думаю, это станет величайшим испытанием. Стоит нам его только выдержать, и тогда волны времени и обстоятельств могут тщетно обрушиваться на нас. Наша будущая судьба сохранится в безопасности!

 

Смотреть все части Брошюры АА

Смотреть все части Брошюры "Традиции АА - как они вырабатывались"