Город Выздоровления. Адам Т. Часть 1.

Адам Т. Лос-Анжелес, штат Калифорния

(Начало)

Меня зовут Адам, я зависимый. Сначала хотелось бы поблагодарить Комитет за то, что попросили прийти, и отспикерить сегодня. Участие в NA – всегда честь, это всегда привилегия. Главное – это ответственность отдавать то, что так бескорыстно отдали мне. Хочу поприветствовать вас – те, кто новички, или те, кто пробует AN еще раз. Может, вы не знаете, получится ли у вас в этот раз. Может вам не хочется быть здесь.

Я лично ненавидел всех вот этих вас, счастливых людей. Меня выпускали из центров, и мне ни за что не хотелось связываться с этим. Ведь многим нужно раскумариться, чтобы не чувствовать себя чужим. Мне просто хотелось быть подальше от всех. И я шел по этой дороге стыда: у меня было столько брелков, медалей… Семнадцать лет я вставал и брал их, в покер могу ими играть, бред полный. Серьезно, вообще не шучу, но я шел по этой дороге стыда снова и снова; и что я делал? Я влезал в ваши головы и оттуда смотрел сам на себя и говорил: ≪Ну, и лузер! Почему до тебя не доходит? Да что с тобой вообще?≫. В смысле, я знаю, что впередиидущие осуждали меня, понимаете? Ну, ведь мы никого не оцениваем? (Смех) Правильно? Они говорят: ≪О-о-о, в NA мы никого не оцениваем≫. Слыхали такое? Через пять минут говорят: ≪Нужно держаться победителей≫. (Смех) Так ведь, да? (Смех)

Знаете, в выздоровлении куча есть вещей, которые совсем не обязательно есть в базовом тексте. Вот тебе говорят: ≪Не принимай больших решений на первом году≫. Ребята, да вы вообще Третий Шаг видели? (Смех) Это все из центров идет. (Смех) А вот еще – типа, не вступай в отношения на первом году. Да никто не знает, потому что никто не пробовал.  (Смех) Понятно, всегда найдется парочка, всегда в нашей толпе сидит пара ≪святых≫. Как только у тебя нимб появляется, все сразу тебя хотят придушить.

Но вот то, что мне нравится – это – ≪Бог не дает нам то, что нам не по силам≫. И знаете, если бы это было правдой, – тогда зачем мне помощь Бога вообще? И чем дольше я трезвый  от наркотиков, чем дольше я выздоравливаю, тем больше мне абсолютно точно нужна помощь Бога. И NA сделало для меня то, что я ни за что бы не смог сделать для себя сам. Для нас это делается коллективно, групповым сознанием то, что ни одному из нас не под силу.

И знаете, я ни за что не хотел признаваться в этом, что вы нужны мне. Мне кажется, чаще всего в выздоровлении мы говорим, это важнее всего в выздоровлении – ≪Да, и мне тоже≫. И знаете, я никогда не мог понять это, потому что для меня, как и для многих из нас – это болезнь изоляции.

Болезнь, в которой ты отрезан, ты другой. Но, в конце концов, я начал ложиться в центры (и я не рекламирую центры). Но к тому времени, когда я по-настоящему стал чистым и отлежал в 28 центрах.

Я помню, говорю спонсору:

– Знаешь, а я 28 раз был на лечении. Я-то надеялся, что он от меня откажется, от лузера.

А он мне говорит, прямо в глаза смотрит и говорит:

– Это не значит, что ты зависимый.

Я подумал:

– Гонишь, что ли?

Он говорит:

– Нет, ты просто за наш базовый текст – полмиллиона долларов заплатил. (Смех)

А мне смешно не было. Ничего смешного вообще! Мой опыт показал мне, что любая схема, если она хочет оградить зависимого от искушения – она точно не сработает. Понимаете, центры – это такое замечательное место для меня, чтобы набраться ≪жирка≫ для еще одного захода. Но лечение никогда не решало проблемы. А я-то всегда думал, что проблема в наркотиках.

 А он говорит мне:

– А вот тот пакет с отравой, трубка крека – ты думаешь это твоя проблема? Если у тебя проблема эта – значит ты не зависимый. А если ты тот зависимый, про которого пишут в литературе – тогда не в наркотиках твоя проблема.

И знаете, чтобы понять, что он имел в виду, у меня еще лет 10 ушло, потому что к старшим классам уже было понятно, что я не в состоянии жить с наркотиками. Знаете, обоссанные штаны, слюни пускал на парту в 7 классе, да? Каждому было ясно, что я не способен жить с наркотиками. Меня назвали ≪космическим≫, все думали, что я азиат, потому что я глаза никак не мог раскрыть до конца. (Смех) Да я не мог жить с наркотиками! Но если ты – выздоравливающий зависимый, то ты поймешь, что важнее тот аспект твоей болезни – что ты не можешь жить без наркотиков. И у меня такие мозги, – они постоянно возвращают меня обратно, к пакету с отравой. И у меня такие мозги, которые готовы спорить с кем угодно, о чем угодно, и когда угодно. Ты говоришь: ≪Это черное≫, а я говорю тебе: ≪Белое!≫. Ты говоришь: ≪Ехать направо≫, а я поеду налево и пошлю тебя при этом. (Смех) И при этом я буду тебя винить во всем.

Поэтому мы говорим, что отрицание, это когда я сам даже не замечаю, что я вру. И знаете, я так поступаю в каждом аспекте своей жизни, не только с наркотиками. Вот ты живешь без наркотиков какое-то время, ты знаешь, что происходит? Это проявляется во всех других поступках. Казалось, я отказался от ложки и что теперь? Я беру вилку, и следующее, – я уже ног своих не вижу. Я на коленях в Шагах 6, 7 со словами: ≪Боже, пожалуйста, избавь меня от этого! Не могу так жить больше!≫. А потом я бросаю вилку, и я присаживаюсь на кредитку: ≪Сейчас я исправлю все, что натворил вилкой, я накуплю себе одежды. Я буду скрывать, типа. Типа я на липосакции≫. А потом я опять на Шестом на коленях;  в Шестом и Седьмом в суде по личным банкротствам, говорю: ≪Боже, пожалуйста, избавь меня от этого!≫. А потом? Я начинаю исполнять на собраниях. На ту группу не пойду, на эту не пойду… Неудивительно, что существует четыреста Двенадцати шаговых Программ – они все одинаковые, кроме первой половины Первого Шага. И ты приходишь в NA и смотришь: ≪Тут алкоголики… Тут зависимые… Тут еще зависимые алкоголики… и алкоголики зависимые – они же типа не одно и то же, да?≫ (Смех) А потом ≪торчки≫ сзади сидят и они хуже, чем все мы, правильно? (Смех) Если у нас нет одной общей проблемы на всех, то у нас нет и одного общего решения. Я страдаю от болезни зависимости – одна Программа, одно выздоровление, одна весть. (Аплодисменты) Понимаете?

И теперь я знаю, что когда я поправляюсь духовно в результате Шагов, я поправляюсь умственно и физически, и во всех других сферах. Я никогда не понимал этого. Чем я занимался? Я все время менял музыку одной отравы на другую в Шаге Первом. Понимаете? Я как будто каютами на ≪Титанике≫ менялся. Я никогда самой проблемой-то не занимался. Я всегда думал, что проблема – это наркотики. И до меня долго, очень долго не доходила вот эта духовная мелодия. Мелодия, которая уводит меня в состояние одержимости, и одержимость, которая вводит меня в состояние аллергии, когда я не могу остановиться. Аллергии, которая убивает меня…

Короче, я не могу жить с этим. Но гораздо важнее тот аспект этой болезни, если вы такие же, как я, – я на самом деле, не могу жить без этого. И, в конце концов, я начал ложиться в центры на лечение. И вот, я оказался в своем последнем центре, весил я 54 кило, у меня дороги были от запястья до шеи, выглядел я – как будто только из концлагеря. Никакой надежды: грязный, заблудший, я опять всех подвел…

Помните, это офигенное ощущение: детокс? (Смех) Знаете, я в методоновой Программе 10 лет провел, понимаете ? И заходит эта женщина, и она типа из панелей б/у, из какого-то нано-жидкостного сообщества. (Смех) Вся от ≪Кленси≫ такая (Смех) в строгом костюме, смотрит на нас и говорит: ≪Если бы я и могла вам дать этот весь дар выздоровления, – я бы не стала этого делать≫. А я что говорю? Я смотрю на своего приятеля и говорю: ≪Вот, сука≫. (Смех) А она говорит: ≪Причина, по которой я не хочу отдать вам этот дар выздоровления, это то, что не хочу забирать у вас билет на это путешествие≫.  И все эти годы спустя я понимаю, что то самое путешествие в выздоровлении, точно так же, как путешествие к капитуляции, которое придется совершить каждому, и каждому зависимому – оно очень личное. И слава Богу, что мы в NA не добиваем своих раненых, – пустая была бы комната. (Смех)

Кстати, если ты новичок, я хочу поприветствовать тебя здесь. Мы единственные люди, которым реально повезло, потому что мы выпрыгнули из горящего дома. Если ты сидишь здесь сегодня и думаешь, как бы раскумариться, то это точно лучше, чем торчать у барыги и думать, как бы стать чистым. (Смех, аплодисменты) Есть целая куча людей, которые сидели рядом с нами и которые сейчас там и думают об этом. В одном из мотелей я знаю, что к чему там. Знаешь, это не просто иногда оставаться здесь, но почти также трудно возвращаться сюда. И для меня, как и для многих из нас, эта дверь проворачивалась по кругу много-много раз. А потом, на каком-то этапе она захлопывается и в конце я мазался отравой в тюрьме округа, я раскумаривался на лечении. Заставлял людей слать мне отраву по почте, а потом я уже не смог приходить сюда, понимаете? Я ходил в ту клинику каждое утро. Эта болезнь убивала меня каждый день, но она не хоронила меня.

СЛУШАТЬ - СКАЧАТЬ

Прослушать или скачать файл в формате MP3