ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

ЧАСТЬ 3, РАЗДЕЛ 2: ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Ответственность - наша тема (июль 1965 г.) 2

Прослушать или скачать файл 3.2.90_2.mp3 в формате MP3

Читать:

По этой причине давайте вместе рассмотрим более важные сферы жизни Содружества, где совершенствование всегда будет настоятельной необходимостью. Нашей первостепенной заботой должны быть те страдальцы, которым мы пока не можем помочь. Для начала давайте смиренно признаем, что на сегодня в мире насчитывается порядка двадцати миллионов алкоголиков, причем пять миллионов из них – в одних только Соединенных Штатах. Разумеется, это огромное число охватывает все стадии болезни. До одних мы не можем достучаться, потому что они еще мало пострадали; до других – потому что они пострадали слишком сильно. У многих жертв алкоголизма психические и эмоциональные осложнения, которые, по-видимому, лишают их шанса на выздоровление. Но, даже оценивая ситуацию с осторожностью, можно утверждать, что в любой конкретный момент в мире есть четыре миллиона алкоголиков, которые способны, готовы и желают исцелиться – если бы они только знали, как! Ясно, что всем им нужно знать, что такое алкоголизм, и осознавать себя его жертвами. После такой подготовки нужно завлечь их в зону досягаемости АА посредством всех ресурсов общественной информации и устного общения, рассказав им о конкретных шагах, которые они могут предпринять, чтобы найти дорогу к выздоровлению.

Припомнив, что за тридцать лет существования АА мы установили контакт с менее чем десятью процентами людей, которые могли бы захотеть прийти к нам, мы получаем представление о беспредельности нашей задачи и об обязанностях, которые всегда будут стоять перед нами.

Эти факты прямо указывают на еще одну нашу обязанность: служить понимающими и любящими наставниками для каждого мужчины и каждой женщины, обращающихся к нам за помощью. Забота и участие, которые мы при этом проявляем – индивидуально и коллективно – могут в корне изменить ситуацию. К тому же это самое замечательное проявление нашей благодарности за то, что получили мы сами.

Можно с достаточной уверенностью сказать, что за последние тридцать лет в АА приходило около миллиона алкоголиков. Давайте же поразмыслим об этом здраво и спросим себя, что произошло с шестьюстами тысячами человек, которые не остались с нами. Насколько и как часто мы не оправдывали ожиданий всех этих людей?

Ни при каких обстоятельствах нам не следует считать Содружество Анонимных Алкоголиков всезнающим универсальным специалистом по алкоголизму. В одних только США и Канаде действует, наверное, около ста организаций, занимающихся исследованием этой проблемы, антиалкогольным просвещением и реабилитацией алкоголиков. Научные изыскания уже принесли весомую пользу и в будущем могут принести гораздо большую. А работники просвещения распространяют информацию о том, что алкоголизм – самая настоящая болезнь и что ее жертвам можно помочь. Труд всех этих людей может сделать наши усилия более эффективными.

По статистике реабилитационные центры в США и Канаде ежегодно лечат порядка пятидесяти тысяч алкоголиков. Правда, их подход зачастую отличен от нашего – но какая разница, если большая часть таких организаций уже полна желания сотрудничать с АА или может этого захотеть?

Думаю, мы слишком часто осуждали и даже высмеивали подобные проекты наших друзей просто из-за того, что наши мнения не всегда совпадают. Нам следует очень серьезно поразмыслить о том, сколько алкоголиков продолжили пить только потому, что нам не удалось по-доброму сотрудничать с этими многочисленными организациями – хорошими, плохими или нейтральными. Ни один алкоголик не должен сойти с ума или погибнуть всего лишь из-за того, что с самого начала не пошел прямиком в АА.

А теперь поговорим о проблеме критики в адрес АА со стороны окружающего мира. Поразительно, но на протяжении многих лет АА не было мишенью для колкостей, которыми общество обычно реагирует на любые начинания, будь то в социальной, медицинской, религиозной или политической сферах. Поэтому, когда люди находят в АА изъяны, мы впадаем в удивление, шок и гнев. При этом мы склонны до такой степени расстраиваться, что не способны извлечь пользы из конструктивной критики, как не способны и добродушно относиться к критике менее мягкой. Конечно, не у всех из нас такой настрой, но факт остается фактом – многие члены АА реагируют именно так, когда их задевают за живое. Само собой эта обидчивость не способствует дружбе или каким бы то ни было созидательным целям. Несомненно, это один из пунктов, в которых мы можем совершенствоваться.

Анонимные Алкоголики – не религия; Содружество не врачует и не претендует на компетентность в плане бессознательных мотиваций поведения. Однако мы часто упускаем эти факты из виду. Время от времени можно услышать, как кто-то из нас провозглашает АА великой новой религией.

Кроме того, мы склонны недооценивать вклад медицины в наше благополучие – не считая строго вытрезвительных процедур. Зная, что психиатрии пока не удается помочь обрести трезвость многим алкоголикам, мы порой расположены думать об этой профессии нелестно. При этом мы опять-таки забываем о том, что обязаны религии и медицине самим своим существованием. Все эти ресурсы сильно повлияли на главные принципы и взгляды АА. Изначально эти самые принципы и взгляды, сегодня дающие нам возможность жить и идти вперед, были нам даны, главным образом, нашими друзьями. А значит, мы должны в первую очередь уважать всех этих людей, внесших важнейший вклад в развитие АА. Конечно, сформировали Содружество мы – алкоголики, но все его базовые компоненты были предоставлены другими. Здесь нам следует особенно старательно придерживаться максимы: «Давайте будем дружелюбными с нашими друзьями!»

История подтверждает, что практически все объединения людей имеют тенденцию становиться более категоричными; их убеждения и обычаи делаются твердыми, а порой и вовсе застывают. Это процесс естественный и почти неизбежный. Разумеется, все люди должны прислушиваться к зову своих убеждений, и мы, члены АА, не исключение. Более того, все люди должны иметь право озвучивать свои убеждения. Это – хороший принцип и хорошая догма. Но тут есть и слабая сторона. Когда мы имеем убеждения, прекрасно работающие на нас, нам очень легко уверовать в то, что нам известна вся истина. Когда у нас развивается этот вид самоуверенности, мы непременно становимся агрессивными, требуя, чтобы с нами соглашались, играя в Бога. А это уже очень плохая догма. Для нас, алкоголиков, подобное удовольствие особенно разрушительно.

Каждый год в АА приходят десятки тысяч новичков. Среди них есть приверженцы чуть ли не всех мыслимых верований и взглядов. У нас есть атеисты и агностики, а также представители почти всех рас, культур и религий. В АА подразумевается, что всех нас объединяет родство общего страдания.

Следовательно, в первую очередь мы должны учитывать полную индивидуальную свободу каждого из нас придерживаться любых убеждений, принципов и методов лечения.

Так что давайте не будем никому навязывать свою личную и даже коллективную позицию, а лучше будем выказывать друг другу уважение и любовь, необходимые каждому человеку, когда он пытается проложить себе дорогу к свету. Давайте всегда стараться принимать других, а не отвергать! И давайте помнить, что любой алкоголик среди нас – член АА до тех пор, пока называет себя таковым.

Некоторые более очевидные опасности всегда будут связаны с деньгами, конфликтами внутри АА и извечному искушению бороться за награды, славу и даже власть как в самом Содружестве, так и вне его. Сегодня эти своенравные силы разрывают на части мир вокруг нас. А ведь мы, алкоголики, подвержены этим формам разрушения сильнее, чем большинство других людей. Слава Богу, мы очень глубоко осознаем и, верю, будем и впредь осознавать свою ответственность за самосовершенствование в этом плане.

Однако страх перед этими силами не должен доводить нас до абсурдных самооправданий. Нам не следует прикрываться боязнью богатства и бюрократии, отказываясь оплачивать разумные затраты по обслуживанию АА. В ситуациях, когда нужны оживленные дебаты и решительные действия, нашим лидерам не следует проявлять робость из страха перед конфликтами. А опасения по поводу концентрации престижа и власти не должны мешать нам наделять наших облеченных доверием слуг подобающими полномочиями, чтобы они могли действовать за нас.

Давайте не будем бояться необходимых перемен! Конечно, мы должны различать изменения к лучшему и к худшему. Но мы уже давно уяснили: когда появляется какая-то явная потребность – у одного из нас, у группы или у всего Содружества, – то мы не можем стоять на месте и смотреть в другую сторону. Суть любого роста – в желании меняться к лучшему и в неослабной готовности брать на себя связанную с этим ответственность.

В заключение справедливо будет отметить: мы, члены АА, в большинстве сфер нашей общей жизни смогли существенно нарастить свою готовность и способность принимать и выполнять обязанности. Наше грандиозное мероприятие в Торонто будет символизировать и иллюстрировать именно это.

Обращая взор в будущее, мы ясно видим, что на пути к предначертанной Богом судьбе ключом к предназначенному Им для нас прогрессу, несомненно, будет наша все возрастающая готовность.