Поделиться

Величайший дар, который только может получить человек духовное пробуждение. Без сомнения, каждый успешно выздоровевший алкоголик в Содружестве АА мог бы твердо заявить об этом.

Так в чем же заключается это самое «духовное пробуждение », этот «перерождающий опыт»? Как его получить и что он с нами делает?

Прежде всего, духовное пробуждение – наш способ обретения трезвости. А для нас, членов АА, трезвость – это сама жизнь. Мы знаем, что духовный опыт – ключ к выживанию алкоголика и что для большинства из нас этот ключ – единственный. Мы должны пробудиться, иначе погибнем.

Поэтому мы пробуждаемся и трезвеем. Так что же, трезвость – это все, чего мы должны ожидать от духовного пробуждения? И снова слышен голос Содружества. Нет, трезвость – только самое начало, только первый дар первого пробуждения. Для того чтобы мы получили еще больше даров, наше пробуждение должно продолжаться. Если оно действительно продолжается, мы обнаруживаем, что способны мало-помалу отказаться от прежнего образа жизни – того, который не работал – ради нового, который работает при любых условиях. Независимо от успеха или провала в делах житейских, от боли и радости, от болезни и здравия и даже от самой смерти, мы можем прожить новую жизнь, полную безграничных возможностей, если будем готовы к продолжению нашего пробуждения.

Один новичок вскоре после своего прихода в АА подошел ко мне и сказал: «Я трезв, и это очень похоже на чудо. Я признал, что потерпел поражение, посетил несколько собраний, начал быть честным с самим собой и своим спонсором. И внезапно меня оставила ужасная одержимость спиртным. Борьба с выпивкой прекратилась; желание пить просто испарилось, и я пока еще не могу понять, почему и как именно это произошло. Здесь, в АА, люди просто чудесные. Они заботятся о тебе и все понимают. Для меня это – совершенно новый мир». Затем мистер Новичок продолжил: «Однако я до сих пор в полном недоумении. Я не понимаю, как эти Божественные дела на практике вписываются в реальную жизнь. Когда другие говорят о «новой жизни вместо старой», я не могу принять все это. Конечно, я трезв, и это – нечто новое. Но теперь, когда я уже бывший алкоголик, почему бы мне не попытаться жить прежней своей жизнью? С ней было все в порядке, пока меня не подкосило спиртное. Я успешно продвигался по карьерной лестнице, стремясь сколотить себе состояние. Дома дела тоже шли не так уж плохо – до тех пор, пока жена не прокричала, что с нее хватит, и не ушла от меня. Все, что мне нужно – это трезвость, и Содружество может и дальше давать мне ее. А я теперь могу заняться своими делами. Уверен, на этот раз я могу лучше преуспеть в них».

Четыре года спустя я встретил этого же самого «новичка». «Ну, Джо, – спросил я, – тебе уже удалось сколотить себе состояние? Вернулась к тебе жена?» Джо с полуулыбкой пристально посмотрел на меня и ответил: «Нет, Билл, ничего подобного. Целый год мне было чертовски трудно. Тот факт, что я остался трезвым – еще большее чудо, чем предшествующее обретение мною трезвости. Я думал, что мне необходимо достичь материального процветания и вернуть жену, иначе я буду несчастен. Да я, на деле, и был несчастен. Но мало-помалу у меня открывались глаза, и я начал осознавать, что, возможно, Бог подарил мне земную жизнь не для того, чтобы я имел столько денег, престижа и любовных отношений, сколько смогу осилить. Наконец, я вынужден был взглянуть в лицо тому факту, что мне придется довольствоваться меньшим, гораздо меньшим. Я понял, что, если не смогу принять это, то, вероятнее всего, я снова начну пить.

Итак, я перестал произносить нашу Молитву о спокойствии механически и действительно начал пользоваться ею. Я снова и снова повторял: «Боже, дай мне спокойствие принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого».

По мере того, как я медленно учился принятию, моя боль стихала. Я начал пробуждаться и смотреть вокруг. Я начал понимать, что моя скромная работа – это средство для жизни и служения обществу. Более солидная и хорошая работа больше не могла оставаться моей главной целью. Потом я задумался об АА. Что я сделал для Содружества, которое спасло мне жизнь? Я вынужден был признать, что сделал очень мало. И я начал ходить на собрания с совершенно иным настроем. Я прекратил завидовать материально обеспеченным членам АА и начал внимательно слушать их. Я узнал, что они больше не считали свои деньги символом престижа; теперь это был доверительный фонд, который нужно использовать наилучшим образом. Они также показали мне, что соблазны богатства порой могут быть хуже страданий бедности. Кроме того, я обнаружил, что член АА не бывает «невезучим» – если, конечно, это истинный член АА. Если он болен, то может служить прекрасным примером, вдохновляющим и больных, и здоровых. Если карманы его пусты, он часто может быть духовно богатым, старательным работником и слугой нашего сообщества.

Теперь я осознаю, что пробуждение и рост никогда не должны останавливаться и что не нужно бояться сопутствующих росту страданий – при условии, что я полон готовности узнать через них правду о самом себе.

Недавно один давний член АА подал мне пример, который я никогда не забуду. Джек – настоящий ветеран. Фактически именно он положил начало АА в моем городке. Раньше я завидовал ему, потому что он был миллионером. Мне сказали, что он лежит в местной больнице, смертельно болен, почти при смерти. С одной стороны, мне ужасно не хотелось идти туда, ведь это было так грустно. Но, войдя в его палату, я увидел, что она полна членов АА, и все они – в прекрасном расположении духа. Они были счастливы, потому что Джек был счастлив. Он рассказывал веселые истории о пьянках, время от времени вытирая кровь, которая стекала по его подбородку изо рта, пораженного раком. Он сидел прямо, свесив ноги с босыми ступнями с края кровати. Вошла медсестра и стала уговаривать его прилечь. Сделав ей знак удалиться, он сказал: «Если я лягу пластом на эту кровать, то, может быть, умру прямо сейчас. А это было бы очень плохо, потому что на следующей неделе я хочу поехать на съезд АА нашего штата». Мы видели, что это была не бравада – он действительно говорил то, что думал.

Немного погодя Джек снова заговорил о смерти. Он признался, что прожил чудесную жизнь. Алкоголь принес ему огромные страдания, но в итоге Содружество подарило ему огромную радость. С его «пробуждением» в АА пришло твердое убеждение – на деле, точное знание, – что «в доме моего Отца много дворцов». Все присутствующие видели, что для Джека смерть – лишь новое пробуждение. Он так и не попал на тот съезд АА.

Но Джек знал, и мы тоже знаем, что это неважно, потому что он в полной мере владел «величайшим из всех даров».


В этой статье изложено содержание письма, которое Билл написал одному своему близкому другу, тоже страдающему мучительными депрессиями.


Поделиться