6-7-й шаги.
Помощь при алкоголизме
6-7-й шаги.

6-7-й шаги.

Его зовут Борис.

6-7-й шаги.

Когда-то у Бориса было конструкторское бюро. И был в нем главный инженер. Назовем его Василий. Суть этого КБ была такой — деньги и организация Бориса, мозги — Василия. В какой-то момент их дела пошли резко в гору. Были все шансы на успех: начали поступать заказы, вот-вот будет отдача, коммерческая в том числе. И вдруг Василий, равноправный партнер Бориса, начал его шантажировать: подавай ему много денег, или он не будет работать, и все тут. Бо­рис аргументировано отказал, мол, отдачи пока нет, вложенные немалые деньги еще не окупились, пока только затраты; будет отдача по завершении работы, будут и деньги. Василий меж тем начал тихий саботаж, в результате, очень перспективный бизнес пошел «коту под хвост». Борис был в ярости, он все гадал: что ж с этим предателем сделать. Он готов был просто унич­тожить человека, который нанес ему такой невероятный моральный и материальный ущерб. Причем, не столько денег было жалко. Борис все­гда очень легко относился к деньгам — и когда был нищим, и когда был богатым. У него никогда ничего не было «на черный день». Было жалко загубленного дела. Здесь, пожалуй, давала себя знать гордыня — вот я каков. Но речь сейчас не об этом.

Короче говоря, Борис не спал ночами, все мучился — как отомстить. Какие только идиот­ские мысли не лезли в его светлую голову. Он уже много до чего додумался, например, нанять жен­щин легкого поведения, сфотографировать и отправить фотографии жене Василия. Или найти «отморозков» за ящик «чернила», чтобы они этой вражине все ребра переломали. В общем, планы — один отвратительнее другого.

В ту самую ночь, наутро после которой Бо­рис собирался осуществить один из своих коварных планов, ему особенно не спалось. Снотворное — книга. Буквально на ощупь он ле­зет в книжный шкаф, тянет за переплет, попадается «Граф Монте-Кристо». Случайностей не бывает. Борис знал этого «Графа» наизусть, первый раз он его прочел, наверное, в пятом классе, когда вышел фильм с Жаном Марэ в глав­ной роли. Это было начало 60-х годов. И тут Борису приходит мысль. Вернее, не приходит, а послана от Бога — сегодня он это точно знает, потому что ничего подобного в книжке не напи­сано. Мысль такая: «Боря, ты посмотри на жизнь этого человека — главного героя. Бог послал ему тяжелейшее испытание — 14 лет тюрьмы, пере­жить предательство, и за то, что он достойно это испытание прошел, Бог вознаградил его, послав несметное богатство, любящую молодую женщину, огромное влияние, образование — все ему дал. Все, за счет чего можно жить и использо­вать на благо людям. И что он с этими Божьими дарами сделал? Он стал их употреблять во зло. И не важно, что зло делалось в адрес не самых до­стойных людей, от этого оно не перестает быть злом. Он творил зло, используя то добро, что ему даровал Бог». И дальше Борису становится очевидным, каким глубоко несчастным человеком был главный герой, несмотря на такие богатства. Он не был счастлив. Он был одинок. Он всех не­навидел. Это отчетливо видно даже у Дюма, который считает его героем.

До того момента Боря даже филологически не понимал, что значит библейское — «Мне возмез­дие, Аз воздам». А тут его осенило: «Прямым текстом Бог обращался ко мне и говорил: «Отдай возмездие Мне. Забудь». То есть тут даже не суд, не приговор, а уже исполнение приговора. Но «отдай это Мне. Не твое это дело. Освободи себя. Это — Мое. И Я тебе за это воздам». Вот и все. И с тех пор не сужу я».

Этот пример из жизни Бориса давнишний. Он случился в самом начале его трезвой жизни. Тог­да, пожалуй, Боря еще не дошел до 6 и 7 шагов. Но Господь даровал ему эту ситуацию как бы зара­нее, заблаговременно. И показал, что Он в принципе может для него сделать, от какого страшного и разрушительного чувства освободить в считанные минуты. Причем просто так, даром, ни за что. В 6 шаге, который звучит: «Полнос­тью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от наших недостатков», пред­полагается работа самого человека — он должен подготовить себя. В вышеупомянутом случае с Василием Борису не пришлось трудиться и гото­виться. Бог «без спросу» избавил его от чудовищного чувства мести.

Дойдя-таки, спустя годы, до выполнения 6 шага и памятуя о том щедром Божьем даре, уже известный буквоед и зануда Боря тщательно проштудировал формулировку. Это помогало ему в работе по другим шагам, и на сей раз вывод был категоричен: «Да не должен я избавляться от не­достатков, я должен захотеть от них избавиться». И это — такое облегчение! Потому что, на самом деле, невозможно человеку само­му избавиться от своих пороков. Кишка тонка. Только Бог в состоянии это сделать. Но Он не ста­нет насильно, без произволения самого человека вычищать его нутро. Это все равно, что пришел некто, пусть даже мама и пусть даже из самых лучших побуждений, и навел чистоту и порядок на моем рабочем столе, или в моем кабинете, или в моем доме. А мне этого не хотелось. Будет оно мне надо в таком случае? Отнюдь. Совсем скоро все вернется в прежнее состояние, а я позабо­чусь о крепости замков, чтобы больше никто в мое отсутствие не посягнул на мою территорию. Так вот. Бог не посягает. Не принуждает. И если уж, действительно, внимательно вчитываться в формулировку 6-го шага, то Бог упоминается во второй его части, уже после того, как потрудит­ся сам человек. То есть сперва я подготовлюсь, хотя бы захочу для начала, и уж только после этого Бог избавит, и то — может быть, кстати. Потому что в 6 шаге (да и в любом другом) не ска­зано ни слова за Бога, вместо Него. Я подготовлюсь, ЧТОБЫ… А избавить или нет — это уж как Он решит.

Но чтобы Бог узнал, что я нуждаюсь в Его помощи, мне надо о ней попросить. Так же, как с детьми: я не узнаю их нужду, если они меня не попросят, не скажут, например, что хотят пить, или что не могут достать завалившуюся за диван деталь от конструктора, или что им холодно и проч. Но именно попросить, а не потребовать. Требования я как родитель, скорее всего, про­игнорирую. Поэтому в 7 шаге, который идет рука об руку с 6-м, «смиренно просили Бога из­бавить нас от всех наших изъянов». А Бог — как посчитает нужным. И оно происходит как бы само собой. Бог, конечно, не позвонит и не ска­жет: «Борь, ты был жадный. Все, утро вечера мудренее. Ложись спать, а завтра утром, сразу как проснешься, будешь щедрым». Нет. Но надо четко определить для себя — что я хочу от Бога. Чтобы у Бога что-то просить, надо знать, что я хочу и, самое главное, зачем я это прошу. Надо ли мне это? Ведь не исключено, что Бог может дать. Готов ли я принять? Не подавлюсь ли?

6-7 шаги — быть готовым и попросить Бога… А «быть готовым» — это знать «что просить»? И «готов ли я это принять?»

Тут перед Борисом неизбежно вставал дру­гой вопрос: что такое «хорошо», и что такое «плохо»; что такое «недостаток», и что такое «достоинство»? Его системы координат были очень перепутаны. Взять даже такой простой пример: доброта. Это достоинство или недостаток? Мож­но быть добрым, а можно — добреньким. Борис не хотел быть добрым, он хотел казаться добрым. Быть добреньким, например, — это дать кому-то денег только из тех соображений, чтобы тот ни в коем случае не подумал, что я жадный. А мне потом плохо от того, что я дал: они ведь мне са­мому нужны, а вдруг тот не отдаст — мука мученическая. Другой вывод. Казалось бы, сло­ва «сострадание, сочувствие, сопереживание» — святое. Но на сегодняшний день Борис убежден: «Абсолютно вредно решать проблемы другого че­ловека: и для того, кто решает, и для того, чьи проблемы решают. Если есть запрос на оказание помощи в решении проблемы, я могу эту помощь оказать. Но ни в коем случае, если эта помощь состоит в том, чтобы решить за человека его про­блему, — ни-ко-гда!».

Еще один очень важный термин: «эгоист» в понимании Бориса — это человек, любящий и ува­жающий себя, и ничего больше. Все остальное, что некоторые думают в других системах коор­динат про слово «эгоист», относится к слову «эгоцентрист». Эгоист — это человек, любящий и уважающий себя. И Боря убежден, что никогда ни при каких обстоятельствах людям, небезразлич­ным к нему, не может быть хорошо рядом с ним, если ему плохо.

А что такое жадность? По Борису: «Если я пригласил женщину в ресторан и начинаю в го­лове подсчитывать, сколько это будет стоить, и предлагать женщине заказать что-то подешев­ле, — это жадность. Если же у меня на работе есть заказчик, и я торгуюсь с ним за каждый цент, — это не жадность. Просто нужно опреде­лить для себя, какое понятие я в это вкладываю. Разберись — зачем ты приглашаешь ее в ресто­ран. У тебя мало денег, и ты все смотришь и в уме судорожно подсчитываешь, хватит ли тебе назавтра на сигареты? Так не приглашай в рес­торан! Потому что это гордыня — ты хочешь показать, какой ты есть! А какой ты есть-то?..» В этом смысл: определиться — О ЧЕМ просить, ОТ ЧЕГО избавить, и надо ли избавлять.

Избавляться надо не потому, что традици­онно или общепризнанно это плохо, то есть плохо в общем. Избавляться надо тогда и от того, что мешает жить, что создает душевный дискомфорт. Вот, допустим, мелкий недостаток Бориса (он считает его мелким). Он — неряшливый человек, и знает об этом очень хорошо. Он, например, мо­жет спокойно ходить в нечищеных туфлях, мятых брюках и т.д. То есть человек абсолютно безраз­личен к своему внешнему виду, не обращает на него ровным счетом никакого внимания и, соот­ветственно, не следит за ним. При этом отлично знает и понимает, что этот недостаток лечится, причем даже без помощи Бога, легко. Но ему по­чему-то не хочется от него избавляться. И на сегодняшний день Боря прощает себе этот недо­статок и, соответственно, Бога ни о чем не просит. Пожалуй, ему этот недостаток в себе нравится. Он даже иногда им бравирует. Что, конечно, тоже не есть хорошо.

А вообще, при выполнении 6-7 шагов очень интересные вещи происходят. Эти шаги невозмож­но сделать, как, например, 4-й и 5-й. Они, так сказать, процессуальные, и процесс сей беско­нечный, сулящий на своем пути немало «открытий чудных». Порой то, что раньше почиталось за норму, что вовсе не мешало жить, а стало быть, не было недостатком и считалось плюсом, на пос­ледующем этапе жизни по программе становится минусом. То есть от того, что когда-то было нор­мальным и принималось на ура, вдруг становится неуютно, плохо, с этим не хочется больше жить, а очень хочется избавиться. Так, например, вскоре вполне может произойти с неряшливостью Бориса. Так уже произошло с куда более сложной проблемой — похотью. Боря когда-то кричал, опять-таки с трибуны: «Покажите мне грань меж­ду похотью и любовью к женщине!». Сегодня не кричит, а говорит, но все равно с трибуны: «Да фуфло это. Нету никакой грани, потому что грань бывает у вещей пересекающихся. А эти не пере­секаются, это в совершенно разных мирах. Поэтому я хочу и прошу Бога, чтобы Он дал мне возможность любить женщину как можно дольше. И уже просто так затащить ее в постель мне не интересно. Я потом себя чувствую плохо. Я это­го не делаю. Я хочу каких-то отношений, хочу быть мужчиной, а не кобелем. Вот что значит «я готов, чтобы Бог меня избавил от похоти». Он из­бавил. Нету ее, похоти. Знаете, у меня была шутка. Я говорил, что у меня из всех моих орга­нов остался только один, который способен радоваться женской красоте, — это глаз. Сегод­ня это не шутка. Когда я вижу красивую женщину, у меня, действительно, радуется глаз и не воз­никает похоти.

Вы не поверите, 6-й шаг получается сам со­бой, если я обнаруживаю что-то в себе, что не хочу иметь больше, мне это мешает, и я преисполняюсь желанием, чтобы во мне этого не было. Например, я говорил в 4-м шаге про зависть. По­вторю, зависть — это когда мне плохо оттого, что ему хорошо. Обратная сторона зависти — злорадство. Это когда мне хорошо оттого, что ему плохо. С этим было тяжелее и намного дольше. Слава Богу, есть 7 шаг, и в нем я прошу: Госпо­ди, помоги мне от этого избавиться. И больше ничего не делаю. И оно либо проходит, либо не проходит. Об избавлении от злорадства я долго просил Бога. Постепенно отпустило.

Когда я чувствую рецидив, я начинаю заду­мываться: Боря, скажи, ты позволил себе сделать подлость? Ты сволочь, Боря. Понимаешь? Честность перед самим собой. Развести себя, что я сделал подлость, потому что тот, другой, — под­лец, уже не проходит. Потому что для любителей кроссвордов могу загадать слово из шести букв: на «п» начинается, на «ц» кончается, — чело­век, который делает подлости. «Подлец» — легко разгадывается. И нигде не написано, что если ты делаешь подлость подлецу, то от этого ты сам не становишься подлецом. Не оправдывает тебя то, что он сволочь. Хотя это еще надо доказать. Это ты считаешь его сволочью. А кто тебе дал пра­во судить? Есть, конечно, люди, который живут злостью, «вампиры», как их называют. Я их не понимаю. Но они живут тем, что им доставляет кайф делать гадости другим людям. Мне их, чес­тно говоря, жалко. Я знаю таких людей.

Я говорю: у меня нет врагов. Мне говорят: а вот тот — твой враг. Я говорю: это он считает меня врагом. Я его не считаю, поэтому врагов у меня нет. То есть — как ты оцениваешь. Нету хороших, нету плохих. Все в твоей проекции, все в твоей оценке. Все дело в том, в какую систему координат ты это поместишь.

Да, я живой человек. И когда со мной слу­чаются нелицеприятные вещи, когда я знаю, что сделал подлость, и не в состоянии себя развести и оправдать, тогда я уже просто отдаю себе от­чет и адекватно оцениваю себя сам. И поэтому я говорю: «Бог, возьми месть на Себя. Избавь меня от этого чувства. Избавь меня от желания делать гадости подлецам». И я готов к тому, что Он из­бавит. Но сам уже стараюсь в следующий раз на эти грабли не наступать, даже если ручка те­перь покрашена не в зеленый, а в желтый цвет. Я уже точно знаю, что цвет, в который покрашена ручка граблей, не влияет на силу удара по голо­ве после того, как на них наступишь».

Вообще же, от недостатков легче избавлять­ся, оперевшись на достоинства. Они есть всенепременно, и ими надо руководствоваться. Борису, как он признавался, помогла очень здо­рово в свое время детская сказка, «Остров ошибок», кажется, называется. Кто постарше, может быть, помнит такую. Там мальчишка-дво­ечник попадает на остров. А на острове том ожившие ответы из неправильно решенных им за­дачек: полтора землекопа, половина лошади… Но у него, оказывается, «пятерка» по пению. Эти «двойки» в виде гусей хотят его заклевать. Маль­чуган начинает петь, появляется «пятерка» и все эти двойки уничтожает… Поэтому и советует Борис опереться на достоинство, даже если оно всего лишь в пении. «Нам песня строить и жить помогает»… Тогда легче избавиться от недостат­ков. Захотеть надо сначала.