АА взрослеет. Краткая История АА (017)
Помощь при алкоголизме
АА взрослеет. Краткая История АА (017)

АА взрослеет. Краткая История АА (017)

АА взрослеет. Краткая История АА (017)

Глава II. ТРИ ЗАВЕТА СООБЩЕСТВА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

Основным наследием первых двадцати лет существования Сообщества анонимных алкоголиков были заветы Выздоровления, Единства и Служения. Следуя первому завету, мы выздоравливали от алкоголизма, второму — мы стремились к единению и третьему — наше сообщество действует и служит своей главной цели — донести идеи АА всем, кто нуждается в нем и ждет его. Далее эта книга включает три истории Билла, одного из основателей АА, которые он рассказал во время празднования двадцатилетнего юбилея АА. Первая — это рассказ о людях и потоках воздействия, которые сделали возможным Выздоровление АА. Вторая рассказывает об опыте, на основе которого создавались традиции Сообщества анонимных алкоголиков, традиции, которые сегодня объединили АА. Третья история расскажет, как Сообщество анонимных алкоголиков развивало Служение, целью которого было донести послание АА до самых отдаленных уголков на Земном шаре.

ДВЕНАДЦАТЬ ШАГОВ

Шаг первый: Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что потеряли контроль над собой.

Шаг второй: Пришли к убеждению, что только Сила более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

Шаг третий: Приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимали.

Шаг четвертый: Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.

Шаг пятый: Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

Шаг шестой: Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от наших недостатков.

Шаг седьмой: Смиренно просили Его исправить наши изъяны.

Шаг восьмой: Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.

Шаг девятый: Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

Шаг десятый: Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

Шаг одиннадцатый: Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы понимали Его, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

Шаг двенадцатый: Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.

ПЕРВЫЙ ЗАВЕТ: ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Мы собрались здесь, в Сент-Луисе, чтобы отметить двадцатилетие существования Сообщества анонимных алкоголиков. Мы благодарим Господа, что Он помог огромному числу людей выбраться из кабалы. Мы собрались здесь, чтобы выразить огромную благодарность огромному числу наших друзей, которые так помогли нам совершить это чудо выздоровления и поделиться с ними и друг с другом явным подтверждением того, что на нас была ниспослана Божья благодать. В этот вечер рядом с нами находятся наши жены, мужья, матери, отцы, сыновья и дочери — все те, кто пережил с нами эту темную ночь алкоголизма, те, кто преданно и с большой надеждой ожидали наступления светлого утра. И их вера и преданность, наконец, были вознаграждены, и именно они в большой степени способствовали получению такого результата. И степень нашей благодарности трудно выразить словами, но мы надеемся, что все те, кто был рядом с нами, наши самые близкие люди, осознают в полной мере ту благодарность, которая царит в наших сердцах.

Мы хотели бы выразить нашу благодарность нашим друзьям от медицины и священнослужителям, чьи знания, беспредельная вера и помощь способствовали созданию нашего общества и его развитию в течение двадцати лет до настоящего момента. Мы также никогда не забудем вестников АА, работавших с АА, мужчин и женщин, работавших в журналистике и в разных органах коммуникаций, которые доносили идеи АА другим людям, страдающим алкоголизмом, и их семьям. Только Бог знает, скольким несчастным они дали надежду и скольких людей они спасли от смерти, рассказав всему миру об АА.

Мы собрались здесь, в Сент-Луисе, еще по одному поводу — заявить о том, что Сообщество АА достигло своего совершеннолетия. Мы не говорим, что мы стали, наконец, взрослыми! Но мы собрались здесь, чтобы рассмотреть, чему эти двадцать лет научили нас, как работают наши заветы и какова наша ответственность за сохранение этого драгоценного наследия. Мы собрались здесь, чтобы оценить наши знания, которые мы приобрели в процессе выздоровления от нашего заболевания, как оставаться вместе и как служить далее, донося идеи АА всем тем, кто все еще страдает от этой странной и смертельной болезни — алкоголизма.

В Сообществе анонимных алкоголиков существует традиция — мы не любим выступать с речами, мы просто рассказываем о нашем опыте и говорим об опыте тех, кто окружает нас. И мой рассказ не будет исключением.

Примерно в середине лета 1934 года я находился в больнице Чарльз Б. Таунс, расположенной в восточной части Централ Парк. Я уже был здесь раньше. Я встретил тут моего дорогого д-ра Силкуорта. Одно время он верил, что я могу выздороветь. Но я круто катился вниз, и вот я лежу на верхнем этаже больницы, осознавая впервые, что я в полной безнадежности. Лоис была внизу, и этот добрый старый доктор пытался донести до нее в возможно более мягкой манере плохие новости, которые пришлось выслушать столь многим женам и мужьям. Он пытался сказать ей, что он ошибся на мой счет и что я действительно был безнадежен. Но Лоис сказал (воскликнула): «У Билла огромная сила воли. Вы никогда не встречали более упрямого человека, если он действительно решил достичь чего-либо. Он отчаянно боролся за выздоровление. Мы перепробовали все возможное. Доктор, но почему же он не может остановиться?» И этот мягкий человек невысокого роста объяснил, что мой алкоголизм, бывший сначала просто привычкой, превратился в наваждение, настоящее безумие, которое заставляло меня пить против моей же воли. На что она сказала: «Доктор, что мы можем сделать?!» Тогда он ответил что, либо меня надо сажать под замок, либо Я сойду с ума или умру.

Находясь наверху, я знал об этом разговоре. Это был конец длинной дороги. Для наших друзей, которые может быть еще не знают, как алкоголики доходят до такой жизни, мне бы хотелось вернуться назад в мое детство, в те времена, когда я приобрел некоторые черты, имевшие много общего с моей нестерпимой тягой к алкоголю.

Я рос в маленьком городке в Восточном Дорсете, штат Вермонт, где было всего пятьдесят домов. Я появился на свет под сенью горы, которая называлась Эоловой горой. В своих детских воспоминаниях я вижу себя, смотрящим вверх на огромную таинственную гору, пытаясь понять, что это такое, и смогу ли я забраться так высоко. Но тут от моих созерцаний меня отвлекла моя тетка, которая в качестве подарка на мое четырехлетие преподнесла мне тарелку с помадками. И в течение последующих тридцати пяти лет я гнался за иллюзиями жизни и начисто забыл о горах.

Когда мне было десять лет, я переехал жить к моему дедушке и бабушке. Эта была прекрасная, старомодная семья янки, таких, пожалуй, сейчас и не встретишь. Я был высоким и неуклюжим ребенком и очень стеснялся этого, поскольку во время ссор младшие ребята дразнили меня. В течение года или даже больше это очень угнетало меня, но затем я стал развивать в себе страстное стремление побеждать. Я поставил себе цель — стать человеком Номер Один. Однажды мой дедушка подошел ко мне, а в руках у него была книга. Он сказал: «Эта книга об Австралии. Тут говориться, что только австралийские бушмены знают, как надо бросать бумеранг». «Да, — подумал я, — вот и мой шанс. Я буду первым человеком в Америке, который умеет бросать бумеранг». Любому парнишке может прийти в голову такая мысль. Она может продержаться два-три дня, а может и две-три недели. Но для меня это была настоящая движущая сила в течение 6 месяцев — я бросил все и занимался только тем, что оттачивал умение бросать эти проклятые бумеранги. Я отпилил кусок от изголовья своей кровати, чтобы получить кусок дерева и в старом сарае ночью при свете фонаря я вытачивал бумеранг. И, наконец, я сделал бумеранг, который пролетел по двору перед нашим домом и чуть не попал в голову деду, возвращаясь обратно.