АА взрослеет. Краткая История АА (028)
Помощь при алкоголизме
АА взрослеет. Краткая История АА (028)

АА взрослеет. Краткая История АА (028)

АА взрослеет. Краткая История АА (028)

Глава II. ТРИ ЗАВЕТА СООБЩЕСТВА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

ВТОРОЙ ЗАВЕТ: ЕДИНСТВО

В конце 1942 года мы стали получать первые письма из Австралии: от С. Дж. Минога, психиатра, работающего в психиатрической больнице Сиднея, и от священника, отца Данли, работающего там же. Мы снабдили их литературой, и в том числе книгой об АА, и у нас завязалась переписка с д-ром Миногом, которая длится и по сей день.

Месяц за месяцем врач и священник работали рука об руку с самыми сложными случаями. Им помогал санитар, г-н Арч Маккинон. В каждом письме д-р Миног сообщал об отсутствии результатов. Действительно, потребовалось более двух лет, чтобы создать подобие группы АА. Непьющим людям очень трудно отождествлять себя со своими пациентами, но в конце 1944 года им удалось добиться успеха с двумя пациентами — Беном и Рексом, причем Рекс впоследствии стал первым в Австралии секретарем АА.

В марте 1945 года Рекс написал Бобби, который работал в нашем Нью-Йоркском офисе, следующее: «Дорогой Секретарь, д-р Миног доверил мне вести всю переписку, поскольку он так занят в Ридалмере, руководителем которого он является, что не может отвечать на все письма. Но это не означает, что интерес доктора ослабевает. Все как раз наоборот. Вам будет приятно узнать, что в Сиднее наконец-то создана группа. Наш адрес приведен выше в письме.

Движение АА стало возможным благодаря усилиям д-ра Миног, Отца Данли и г-на Маккинона, санитара больницы. Сами они не были алкоголиками, но им удалось собрать вокруг себя семь-восемь настоящих алкоголиков, и я в их числе, и мы вели ежедневные поиски новичков. Мы чувствуем, что в Австралии это движение набирает силу, поэтому теперь мы хотели бы стать официальным отделением Сообщества Анонимных Алкоголиков… Искренне Ваш, Рекс А., Секретарь».

И действительно, австралийцы нашли свой путь. А сейчас в Австралии насчитывается тысячи членов АА из различных слоев общества, и они получают благословение от всего общества. Развитие движения АА в Австралии мы будем помнить, как редкий пример изначальной силы духа и веры.

Краткий обзор развития движения АА по всему миру выявил тот невероятный путь, который прошло АА с того осеннего дня 1937 года, когда д-р Боб и я с тревогой смотрели в будущее. В то время у нас была лишь устная программа, идея формулы трезвости, которую дал мне Эбби. 12 шагов АА еще не были написаны, и издание книги АА было просто идеей. Всемирная служба и всеобщее единение были только в мечтах.

Первое национально значимое событие для АА произошло в 1939 году. В сентябре этого года Фултон Оурслер, который в то время был редактором журнала «Либерти», опубликовал небольшую заметку «Алкоголики и Бог», автором которой был Моррис Марки. Безумный поток запросов, их было более 800, тут же нахлынул на нас, и мы ответили каждому.

Затем был обед в 1940 году, организованный г-ном Рокфеллером. После этого на нас опять нахлынула лавина писем с мольбой о помощи. Но самое большое число писем мы получили в 1941 году, в газете «Сетурдей Ивнинг Пост» появилась статья Джека Александера. Этот поток писем можно было сравнить с Ниагарой. Нас засыпали письмами, алкоголики приходили к нам тысячами.

И вот такой неожиданный рост популярности открыл период ужасной неопределенности. Началась настоящая проверка единства АА на прочность. У нас в арсенале были лишь эпизодические контакты, отдельные путешественники, направлявшиеся из одного места в другое, письма из офиса, одна брошюра и одна книга. Могли ли мы, обладая такой скудной основой, формировать из себя группы, которые могли бы действовать и поддерживать единство? У нас не было ответа на этот вопрос. Нам приходилось напряженно работать с алкоголиками, приходившими к нам по двое или по трое, но если они будут собираться гораздо более многочисленными группами, что тогда? Уже тогда у нас возникало предчувствие проблем в связи с быстро растущими группами; ссоры по поводу руководства, денег, членства, клубов, использования названия АА, попрошайничества и даже романтических отношений. В то время как после статьи в «Сетурдей Ивнинг Пост» алкоголики пытались сформировать сотни новых групп, опасения относительно разобщения и развала приобретали пугающие размеры. Мы делали, что могли, а остальное было в руках Божьих.

Как раз до большого испытания нас на прочность, один из членов нашей Нью-Йоркской группы по имени Рей У. поехал в Сан-Франциско на курсы по торговле. Был 1940 год. Это еще один пример совершенно невероятного появления новой группы. Рей был атеистом и довольно упорным даже в АА. Тем не менее, он не пил около двух лет и поскольку он был человеком широких взглядов, то взял с собой в Сан-Франциско книгу об АА. Мы передали ему список людей, которые присылали свои запросы из этого района и с которыми мы контактировали только по переписке. Приехав в Сан-Франциско Рей стал обходить людей, указанных в списке; некоторые из них пришли к нему в гостиницу. И он сказал им: «Парни, АА — это действительно стоящая вещь. Они спасли мне жизнь. Но здесь есть один момент, который мне не нравится. Я имею в виду то, что связано с Богом. Поэтому когда вы будете читать эту книгу, вы можете пропустить все, что касается Бога». Через десять дней Рей уже возвращался обратно домой на восток, оставив после себя дрожащих и разобщенных людей, которые пытались создать группу. Но вскоре они нашли двух замечательных друзей — г-жу Гордон Орам и д-ра Перси Полиака, психиатра, который был потрясен АА после того, как увидел их в работе в больнице Беллевью в Нью-Йорке. И вот теперь в Сан-Франциско в Окружной больнице д-р Полиак поддержал эту группу в тот момент и продолжал это делать и потом. У г-жи Орам был квартирант, Тед, которому она дала почитать книгу об АА. В конце 1939 года она предоставила свою квартиру для проведения первой встречи АА, где люди из списка торговца Рея познакомились с Тедом.

Тед так и не смог преодолеть себя и добиться успеха, а вот некому Джону К. это удалось, и он с тех пор бросил пить. Вскоре к ним присоединились Фред и Эмми К., а немного позже Кинг, Нед и другие. На этом этапе в их работе были и частые пробуксовки и откаты назад. Но благодаря поддержке г-жи Оррам и д-ра Полиака группе удалось сохранить свою целостность.

Из Нью-Йорка мы стали писать письма в Сан-Франциско, но их ответы были обрывистыми, и в них сквозила неуверенность. Однажды в конце года в нашем Нью-Йоркском офисе, расположенном на Висей Стрит, появилась дама-алкоголичка. Она была напряжена и плакала. Конечно, немного преувеличивая, она сказала: «Билл, мы в Сан-Франциско продержались целый год, и, представь себе, на Рождество мы все напились».

А через несколько лет, в 1951 году, Сообщество Анонимных Алкоголиков принимало Награду Ласкера, которую ему вручали в Оперном театре в Сан-Франциско. На следующий вечер после получения этой награды проходила встреча АА, зал был набит до отказа. Трезвые бывшие алкоголики буквально висели на балках. То, что когда-то было маленьким желудем, сейчас превратилось в огромный дуб.

В 1941 году группа приобрела таких прекрасных работников, как Ник Н., Рей Х. и Уоррен Т. В районе залива стали появляться новые группы, в частности Ник создал группу в Оакленде, а Вик М. и д-р П. в Сакраменто. Вся проделанная работа как бы подготовила этот район к восприятию статьи Джека Александера, опубликованной в «Сетурдей Ивнинг Пост». Так Уоррен, работавший на верфях Кайзера, стал первым членом АА в промышленности. И что более важно — Уоррен и другие смогли организовать первую группу в местах лишения свободы в тюрьме Сан-Квентин. К тому времени, как мы получили награду Ласкера, уже большинство наших членов прекрасно знали об этой вдохновляющей истории создания первой группы АА в стенах тюрьмы в Сан-Квентине.