АА взрослеет. Краткая История АА (045)
Помощь при алкоголизме
АА взрослеет. Краткая История АА (045)

АА взрослеет. Краткая История АА (045)

АА взрослеет. Краткая История АА (045)

Глава II. ТРИ ЗАВЕТА СООБЩЕСТВА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

СЛУЖЕНИЕ: ТРЕТИЙ ЗАВЕТ

Владельцы помещений хотели получать деньги, которые необходимо было собрать. Эти денежные сборы были добровольными, однако сопровождались многочисленными жалобами. Говорилось, что участие в АА не подразумевает никаких расходов. Нельзя смешивать великую духовную идею с меркантилизмом владельцев помещений. Однако это не производило никакого впечатления на последних. Нам надо было либо платить, либо убираться. Поэтому мы платили, и добровольные пожертвования стали частью существования АА — без них мы не могли бы функционировать. Более того, кто-то должен был собирать эти деньги, хранить и отчитываться за них. Это подразумевало существование казначея. Вскоре группа обнаружила также, что ей необходим секретарь, а порой и председатель. Потребовалось принять абсолютно необходимые меры и назначить или выбрать людей на эти должности.

Это зачастую сопровождалось трениями и стремлением к власти, однако выяснилось, что группа должна выжить и функционировать любой ценой. Следовало найти средства, чтобы поставить на место бузотеров и людей, стремящихся к власти. Наличие небольшого исполнительного комитета, значительное, но мягкое принуждение в сочетании с большой любовью и пониманием оказались правильным ответом на проблему. В конечном итоге, этот порой пугающий опыт пошел нам на пользу. Это помогло всем повзрослеть, а тем временем группа продолжала функционировать, поскольку она должна была либо действовать, либо потерпеть поражение в выполнении своей миссии.

В различных городах и районах существовали свои проблемы, связанные с оказанием услуг. Если алкоголики и их семьи не могли по телефону дозвониться до АА, чтобы установить контакт, они испытывали разочарование. Это приводило к ненужным страданиям, а иногда к потере жизни. Больницы также устали осуществлять поспешный и безответственный прием таких пациентов. Такая ситуация характеризовалась отнюдь не простотой, а большой сложностью. Необходимо было вводить наставничество в медицинских учреждениях и за их пределами; в противном случае чаша терпения больниц могла переполниться и они прекратили бы сотрудничество. Не обращая внимания на протесты типа «Давайте не будем все усложнять», ответственные члены местного сообщества, имеющие большой стаж трезвости и побуждаемые исключительно безотлагательностью ситуации, зачастую снимали небольшое офисное помещение, нанимали секретаря и начинали действовать как управляющий комитет центра обслуживания. Затем эти ветераны сообщества обращались к местным группам за добровольными пожертвованиями. Если этих пожертвований не хватало на содержание простой и недорогой структуры, они зачастую залезали в собственные карманы. Если принятая на работу секретарша оказывалась членом АА, это наверняка приводило к неприятностям. Вскоре девушка с испугом узнавала, что ее считают «профессиональным сотрудником АА», зарабатывающим на этом деньги. Разумеется, эти обвинения были необоснованными, так как в первую очередь она исполняла обязанности секретаря. С годами региональные комитеты извлекли для себя те же уроки, что и отдельные группы. Они поняли, что на самом деле необходимо для функционирования регионального сообщества АА, а что нет. В результате этой долгой работы и борьбы появились современные Интергруппы АА или Главные региональные офисы, которые выполняют жизненно необходимую работу в десятках городов.

В то же время мы выяснили, что нам требуются услуги, которые мы не можем оказывать самостоятельно. Главным образом, это связано с госпитализацией в подходящие медицинские учреждения. Лечение и физический уход за самыми тяжелыми больными не могут и не должны осуществляться членами АА. И здесь нам на помощь пришли наши хорошие друзья, такие как д-р Силкуорт и сестра Игнация. С тех пор число больниц, вовлекающих нас в тесное сотрудничество, неуклонно возрастает. Среди пионеров этого движения — больница Чарльза Б. Таунса в Нью-Йорке, больница Св. Томаса в Акроне, благотворительная больница Св. Винсента в Кливленде, больница Никербокер в Нью-Йорке. Эти и другие больницы являют собой превосходные примеры деятельности наших друзей за пределами сообщества АА, помогающей нам лучше функционировать и оказывать необходимые услуги.

Помимо этих больниц, сегодня у нас есть внушительный список вытрезвительных учреждений — на фермах, в клиниках штатов и различных населенных пунктов, а также различных специалистов и групп помощи из числа гражданского населения, заинтересованных в решении проблемы алкоголизма. Нам оказывают помощь юристы, специалисты по пеницитарным учреждениям, образовательные комитеты, психиатры, крупные промышленные предприятия. Невозможно переоценить значение их услуг в плане помощи АА и укрепления нашего сообщества. На помощь к нам пришли и религиозные организации. Мы получили благословение практически от всех церковных течений и конфессий. Преданные служители церкви индивидуально работали с со многими из нас, давая советы и способствуя дальнейшему религиозному пониманию и духовному подъему.

Без этой помощи от сторонних лиц и организаций АА, возможно, никогда не смогли бы начать свою деятельность или продолжать столь успешно развиваться. Это были жизненно необходимые услуги, которые продолжают оставаться таковыми.

Большую услугу иного рода оказали АА наши друзья из газет, журналов и других средств массовой информации. Эти организации обеспечили АА бесплатной рекламой на миллионы долларов. Они привели к нам десятки тысяч алкоголиков и никогда ничего не требовали, кроме нашего сотрудничества в распространении информации о деятельности АА по всему миру. Мы знаем, что без помощи этих друзей наше развитие происходило бы гораздо медленнее.

А теперь мы подходим к рассказу о деятельности АА во всем мире. Поскольку большинство из нас не связаны с этой деятельностью, немногие знают о том, как создавалась структура всемирного сообщества, и каковы успехи в этой области. Для тех, кто знаком с его подлинной историей, это представляется одним из наиболее важных и волнующих достижений за все время нашего существования.

В тот осенний день 1937 года, когда д-р Боб и я поняли, что около сорока из нас излечились от алкоголизма, мы тут же спросили себя: «Как можно поделиться этим опытом? Как распространить эту информацию.» Д-р Боб выздоровел двумя с половиной годами ранее, а я к тому времени не пил уже три года.

Все это время ушло на усовершенствование программы выздоровления и на то, чтобы привести к трезвости небольшое число больных. Но количество алкоголиков во всем мире, которые хотели избавиться от своего недуга, исчислялось миллионами. Как дать им тот огромный шанс, который был у нас? Мы продвигались вперед с такой черепашьей скоростью, что до большинства из них мы никогда не успели бы добраться, это было очевидно.

Поэтому мы больше не могли оставаться секретным обществом, о котором мало кто слышал. Устное общение с несколькими алкоголиками, которое мы могли поддерживать с помощью наших тогдашних методов, было не только медленным, но и опасным способом распространения информации, т.к. идеи о возможности выздоровления, на которые мы возлагали такие большие надежды, могли быть вскоре искажены до неузнаваемости. Было очевидно, что наше подающее надежды общество и его должны были предстать перед публикой, выйти в свет. Можно было предположить, что на лечение в Акрон или Нью-Йорк приедет лишь очень небольшое число алкоголиков со всего мира.

Однако нам надо было найти способ добраться до них, где бы они ни находились. Возможно, для этой цели надо было выделить деньги для отправки некоторых наших членов в качестве миссионеров. В то время было уже ясно, что большинство больниц не хотят связываться с алкоголиками. Они были заполнены пациентами, которые представлялись более достойными объектами для лечения. Возможно, нам надо было начать действовать в нескольких больницах и использовать получаемые доходы на оплату деятельности миссионеров. Кроме того, необходимо было изложить наши методы на бумаге. Книга с изложением нашего опыта могла бы донести наши идеи в отдаленные уголки, куда мы никогда не смогли бы добраться лично. Более того, такая книга могла бы предотвратить искажение идей и информации, которое неизбежно началось бы сразу после приобретения известности. Она не только служила бы руководством для алкоголиков на пути к выздоролению, но и послужила бы основанием для того, чтобы рассказать нашу историю всему миру, т.е. способствовала бы развитию наших связей с общественностью.