Поделиться

*Из книги «АА сегодня», выпущенной журналом «Грейпвайн» по случаю 25 годовщины АА

Эта книга дала нам ряд чудесных впечатлений от панорамы АА в действии на двадцать пятом году его существования.
Мы изумляемся и радуемся тому, что практически невозможное на самом деле произошло. Несомненно, все это зависело от наших многочисленных каналов общения и нашей замечательной способности ими пользоваться. А теперь встает вопрос: каковы теперь наши задачи и обязанности в отношении настоящего и будущего?

Ясно, что наш первейший долг перед будущим АА – в полной мере сохранить то, что у нас есть сейчас. Только самая бдительная забота может это гарантировать. Нам никогда не следует впадать в дремоту, поддавшись чувству самодовольства из-за повсеместного широкого признания и успеха Содружества. Это трудноразличимое искушение способно сегодня вызвать застой в АА, а завтра, возможно, привести нас к распаду. Мы всегда объединялись перед лицом бедствий и кризисов, чтобы их преодолеть. Трудности стимулировали нас. А как мы теперь справимся с проблемами успеха?

Продолжим ли мы искать извечные изъяны и пробелы в наших линиях коммуникации? С достаточным воображением, мужеством, самоотдачей и решимостью работать над многочисленными задачами по исправлению и улучшению, к чему нас призывает будущее даже сейчас? Единственный ответ на эти вопросы заключается в еще большей дальновидности и растущем чувстве ответственности.

Так каков же истинный размер и размах наших предвидимых обязанностей? За последние двадцать пять лет стало ясно, что по всему миру алкоголизмом страдают не менее двадцати пяти миллионов мужчин и женщин. Почти все они сейчас больны, сошли с ума или умерли. АА принесло выздоровление где-то двухсот пятидесяти тысячам из них. Остальные все еще вне нашего поля зрения или уже ушли туда, откуда нет возврата. Прямо сейчас формируется еще более многочисленное поколение алкоголиков. Видя такое чудовищное положение дел, сможет ли кто-то из нас спокойно сидеть и говорить: «Народ, вот они мы! Надеемся, вы услышите о нас и придете. И тогда мы, может быть, сможем протянуть вам руку помощи»?

Конечно же, мы не будем вести себя так. Мы знаем, что будем все шире и шире открывать все мыслимые пути и каналы, через которые можем достучаться до собратьев по несчастью. Мы будем помнить о том, как Доктор Боб и его чудесная коллега сестра Игнатия работали в Акроне, и о том, как Силки (прозвище доктора Силкуорта. – Прим. перев.) долгие годы упорно трудился ради нас. Сейчас десятки тысяч членов АА помнят, что буквально обязаны жизнью этим трем людям. Любой из нас помнит собственного наставника – такого, которому было не все равно. Многие ли из нас, наследников такой традиции служения, смогли бы сказать: «Пусть эту работу по Двенадцатому Шагу сделает Джордж – ему же нравится работать с алкоголиками. К тому же, мне некогда»? Уверен, немногие! Халатность для нас недопустима.

У нас может появиться еще одна обширная сфера будущей ответственности. Я размышляю о глобальной проблеме алкоголя и всех тех, кто еще вынужден переживать ужасающие последствия алкоголизма. Число таких людей просто астрономическое – сотни миллионов. Вот лишь один из аспектов этой проблемы: из-за своего пьянства большинство из нас нанесло вред собственным детям. Их эмоциональные шрамы должны были бы сделать их «прирожденными» алкоголиками. Однако, как ни поразительно, дети хороших членов АА в подростковом возрасте почти не выказывают признаков будущего алкоголизма. Они выпивают умеренно или не пьют вовсе. Если же некоторые, из наиболее уязвимых, все-таки начинают пьянствовать, что сопровождается соответствующими симптомами и происшествиями, то большинство в силах остановиться – и останавливаются. Почему так?

Ответ заключается в «антиалкогольном образовании» в стиле АА. Разумеется, мы никогда не говорили своим детям, чтобы они не пили. Но они на протяжении многих лет слышали дома и на собраниях, как реально обстоит дело и что алкоголизм делает с людьми. Они видели своего старика в действии – сначала как алкоголика, затем как члена АА. Без сомнения, такое просвещение уже спасло сотню тысяч наших детей.

Но как же дети других людей, разве нам они безразличны? Конечно же, нет. Хоть мы и понимаем, что само Содружество не может активно участвовать в антиалкогольном просвещении и любой смежной деятельности, связанной с глобальной проблемой, но осознаем, что как особо информированные граждане мы можем и должны сделать многое в данном направлении.

Общество признало алкоголизм одной из самых приоритетных проблем сферы здравоохранения, и потому соответствующие инициативы – правительственные, региональные, частные – возникают повсеместно. И почти каждая такая организация говорит нам, что ее работу вдохновляет пример АА. Настал их черед стать первопроходцами. Естественно, они склонны иногда ошибаться. Мы их прекрасно понимаем. По сути, мы сами любим говорить, что развились в основном методом проб и ошибок. В настоящее время значительное число таких начинаний имеет успех и подает большие надежды. Тем не менее, у меня складывается впечатление, что многие из нас слишком уж зацикливаются на их немногочисленных ошибках, особенно ошибках членов АА, связанных с этими инициативами, и часто не дают этим самоотверженным людям так необходимой им поддержки. Теперь, когда мы так замечательно сплотились вокруг своей единой цели и Двенадцати Традиций, риск того, что Содружеству могло бы сильно навредить что-либо совершенное в рамках сторонних движений, фактически нулевой.

Вместо этого давайте фокусировать свое внимание на том факте, что в мире еще остается где-то двадцать четыре миллиона семьсот пятьдесят тысяч алкоголиков. Разве более дружелюбное и широкое сотрудничество с другими организациями, в конечном итоге, не привело бы к нам несметное число страдальцев, которые в противном случае будут потеряны? Может, мы начинаем вредить самим себе? Может, мы блокируем общение, у которого огромный потенциал? В таком случае, может, нам следует посмотреть на это свежим взглядом?

Далее, какова ситуация внутри АА? За последние десять лет количество Семейных групп Ал-Анон подпрыгнуло с горстки до одной тысячи трехсот – это факт, притом совершенно объяснимый. Они энергично работают над одной из серьезнейших проблем, которые только могут быть у алкоголика и его близких – хоть в Содружестве, хоть вне его. Речь идет о той ужасной деформации, к которой мы, алкоголики, толкаем жен (и мужей) своим разрушительным пьянством – пьянством, ведущим нас к ненормально повышенной зависимости от них. Активно пьющие люди зачастую превращаются в непослушных своенравных детей, тем самым вынуждая супругов становиться их защитниками и опекунами – «мамами» и «папами». В результате часто формируется встроенная схема поведения, которую крайне трудно стереть. Обретение алкоголиком трезвости в АА помогает редко. По сути, трезвость порой усугубляет эти условия, зачастую невыносимые.

Семейные группы Ал-Анон, состоящие из жен и мужей алкоголиков, теперь ясно видят эту картину – на деле, гораздо яснее, чем большинство из нас, членов АА. В своих группах они работают над исправлением таких нарушений – вместе с другими дефектами – через выполнение Двенадцати Шагов АА. Наши партнеры по жизни стремятся «применять принципы АА во всех делах» даже упорнее, чем некоторые из нас. Семейные группы уже значительно повлияли на эту чрезвычайно сложную проблему, и есть признаки того, что в будущем они добьются гораздо большего. Так почему бы нам не дать этому замечательному проекту все понимание и поддержку, на какие мы только способны? И пусть каждый из нас проделает свою долю этой работы у себя дома!

Потом, у нас, членов АА, постоянно присутствует потребность в дальнейшем духовном росте. Здесь большинство из нас демонстрирует острый дефицит, и я тому яркий пример. Такие недостатки выявляются простейшим самоанализом. Например: «Стараюсь ли я «применять эти принципы» во всех своих делах? Или же я расслаблен и вполне удовлетворен духовной подпиткой, как раз достаточной для поддержания моей трезвости? Действительно ли я располагаю духовными ресурсами, чтобы пережить возможные трудности? Или же считаю свой духовный уровень высоким, потому что: а) дома у меня все хорошо; б) получил крупную прибавку к зарплате; в) меня сделали вице-президентом местного профсоюза? Если же дела идут плохо, и я начинаю нервничать, впадать в депрессию, беспокоиться, обижаться, то пытаюсь ли оправдать возникающие чувства вины и жалости к себе обычным невезением или, что бывает чаще, поведением других людей? Не завожу ли я старую песню о том, что я «больной алкоголик» и потому не несу ни за что ответственности?»

Поразмыслив об этом, почти все мы соглашаемся, что нам еще очень далеко хоть до какой-то степени взрослости почти с любой точки зрения. Мы четко понимаем: наша задача как отдельных людей и как Содружества – продолжать расти через постоянное применение Двенадцати Шагов.

Разумеется, можно с уверенностью сказать, что это дело долгое. Но мы также знаем, что нам нельзя ставить перед собой второсортные цели, оправдываясь слишком медленным прогрессом. Нашей высшей целью может быть эмоциональная трезвость, полная эмоциональная зрелость – и это хорошо. Однако, думаю, большинство из нас предпочтет более широкое, более всеобъемлющее определение. Возможно, во вселенной не может существовать ничего «относительного», если только где-то нет «абсолютного». Для большинства из нас «Абсолют» это «Бог, как мы Его понимаем». Мы чувствуем, что родились в этом мире, чтобы расти, хотя бы немного приближаясь к Его образу и подобию. Каким бы крошечным и осторожным ни был наш следующий шаг по дороге прогресса, мы, члены АА, никогда не должны устанавливать какие бы то ни было мешающие границы собственной судьбе и судьбе Содружества, как и любви Бога ко всем нам. Нам всегда нужно будет строить во имя будущего – индивидуально и коллективно, структурно и духовно. Мы все еще закладываем фундамент, на котором будут стоять все грядущие поколения АА – возможно, веками.

Нашему Содружеству было дозволено добиться мечты философов о «едином мире», хоть пока и в миниатюре. В мире АА наши взгляды могут резко расходиться, но мы никогда не думаем о расколе или конфликте как о решении. Как Содружество мы не ищем ни богатства, ни власти. Чем лучше мы пользуемся «языком сердца», тем быстрее развиваются наши каналы общения, и вот мы уже благополучно пересекаем все барьеры расстояний, языков, социальных различий, национальностей и вероисповеданий, которые так сильно разделяют современный мир.

Пока мы уверены в том, что наш «единый мир АА» – скорее дар Божий, чем нечто заработанное или созданное нами самими; пока этот «единый мир» охватывает все больше нуждающихся; пока мы говорим на языке любви и стараемся его усовершенствовать – до тех пор мы можем рассчитывать на то, что состоится каждое наше свидание с судьбой, которого желает Бог.


Поделиться