Город Выздоровления. Сборник личных историй членов АА, АН, Ал-Анон. Кис Д. Часть 5

Кис Д., трезвый с 11 мая 1976 года

Запись этого выступления сделана в городе Лафлин, штат Невада, 22 мая 1999 года (продолжение).

Если вы новенький, вот что я вам скажу – плюньте на голосование! Я единственный из 39, кто сегодня трезвый! Это не соревнование в популярности, уверяю вас! А все те, кто сказал, что я пойду квасить, преподали мне очень ценный урок Они ведь честно говорили, что думают. Да, они вынесли суждение. Но ведь оно основывалось на моем поведении! Нас всегда судят по нашим действиям. Однако, тот факт, что 38 человек из 39 проголосовали против меня, словно зажег во мне огонь. Все внутри меня словно закричало: “Да пошли вы все к черту! Я останусь трезвым!” И я полтора года умудрялся оставаться трезвым на адреналине этой обиды. Говорю вам, это возможно! Трудновато, но возможно. Из 39 человек только 11 отпраздновали годовщину трезвости. Все, кроме меня, цитировали книгу, говорили про Шаги и работали по Программе. Я же ничего этого не делал. Но я не пил!

Когда мне вручали торт на мою годовщину, я встал и сказал: “Я целый год не пил, не торчал и не попал в тюрьму! Спасибо!” После этой пламенной речи я культурно сел на свое место. Моя жена пошла в Ал-Анон, дети – в Алатин, собака – в Алапес, а кошка – в Алакот!.. Да!

Вот скажите мне, если у нас единство цели и вся семья страдает от алкоголизма, разве не надо членам этой семьи идти в Ал-Анон и Алатин? Ведь следуя понятию единства цели, они не смогут обрести то, что им нужно для выздоровления в комнатах Анонимных Алкоголиков. Объясните мне, как можно водить на собрания АА своих жен и детей, показывать им, что ты нашел своего Бога и при этом не дать им возможности обрести их Бога в параллельных сообществах?! Как вы думаете, где они могут найти себя? Где ребенок, искалеченный семейным алкоголизмом, сможет услышать своего Бога? Только от другого такого же ребенка, сидя на таких же собраниях, как и мы. Им ведь тоже нужны Шаги.

Больше всего на свете я хочу для своей дочери, чтобы ее дочь – моя внучка – которой недавно исполнилось 3 месяца, смогла избежать участи всей остальной семьи. И чтобы была молитва, которую я и моя дочь готовы повторять неустанно – молитва, которая даст возможность прервать эту жуткую цепь алкоголизма… Чтобы моя внучка никогда не узнала, что это такое, потому что у нее, в отличие от всей остальной семьи, есть выбор.

Я бы очень хотел, стоя здесь, сказать вам, что как только я протрезвел, в моей семье все пошло как по маслу… Но моя трезвость была хуже, чем похождения многих пьющих. Beдь там был все тот же я. А что еще я мог туда принести?

Моя жена пошла в Ал-Анон и нашла себе спонсора. Она послали меня на все четыре стороны! Мне пришлось выплатить весь мой долг – 250 тысяч долларов с интересом! Моя жена не помогла мне ни одним центом. Мало этого! Oна категорически отказалась жертвовать чем-либо в своем стиле жизни, пока я выплачивал эти деньги! У меня заняло 14 лет чтобы выплатить эту сумму. Не скажу вам, что я получил от этого хоть какое-то удовлетворение, поскольку никаких видимых результатов этой выплаты продемонстрировать не мог. Я сделал это только потому, что хотел остаться трезвым! Вот и все!

Я понятия не имел, что нужно делать. Я был абсолютно сумасшедшим! И даже не подумаю вам рассказывать, что пришел в Анонимные Алкоголики, и жизнь стала прекрасной. Я сидел на собраниях и излучал ненависть. Это было единственное чувство, которое я знал. Я не могу понять те: кто заявляет, мол, еще вчера я ненавидел этих людей, а теперь я их люблю. Как это возможно?! Если это лучшее, на что ты способен – уматывай ко всем чертям из бизнеса ненависти! Я ненавидел всех одинаково и равномерно!

Помню, как я сидел у Рона и скрипел зубами от ненависти. Было у меня тогда месяцев 6 или 8 трезвости. Меня выворачивало от злобы на всех и все. Зато я был трезвый… Рон достал из кармана спички, оторвал от них картонку и протянул мне вместе с огрызком карандаша размером с мизинец. А потом сказал: “Иди-ка ты домой и займись Четвертым Шагом”. Как он мог позволить себе такое по отношению ко мне?! Да, такому, как я следовало бы подарить пачку бумаги лучшего качества для официальных документов! И десяток стильных ручек!

А еще помню, когда я сделал инвентаризацию страхов, то у меня в списке их набралось 150 штук. Я принес этот список Рону. Он взял его, просмотрел, вычеркнул 140 из них и сказал: “Ты не такая важная птица”. Ну, у меня там, например, в одиннадцатом пункте было написано: “все перечисленные вместе взятые”. И так оно и было. Все то, что раньше выплескивалось наружу, теперь наоборот – скапливалось внутри меня. Я буйствовал, когда пил. А теперь, когда я протрезвел, это все оставалось во мне.

Я сидел на собраниях с таким количеством оружия, что если бы вы случайно задели меня, то стрельба не прекращалась бы еще несколько часов…

Как-то раз я стал ныть по поводу того, что должен деньги хозяину одного ночного кабака. Рону надоело слушать меня, и он рявкнул: “Так иди и разберись с этой темой!” Я поехал к этому мужику домой. Постучался в дверь. Он открыл. Его звали Верни. Это был здоровенный детина. Он несказанно удивился, увидев меня. Я выпалил ему скороговоркой: “Ты не переживай. Я теперь в АА и обязательно расплачусь с тобой!” Он и рта не успел раскрыть, а я уже запрыгнул обратно в машину и умчался оттуда обратно в клуб. Рон сидел там и беседовал с другими алкашами. Увидев меня, он сказал: “Я же послал тебя к Верни!..” Я ответил, что уже съездил к нему. Рон удивленно воскликнул: “И он тебя не убил?! Удивительно. Ну, если у тебя получилось, то может и мне так попробовать!” Я понял тогда, что они просто использовали меня для проверок, что сработает, а что нет.

Я решил заняться бегом. Предпочел бегать, чем работать по Шагам. Снашивал по две пары кроссовок в неделю. Я бегал, бегал, бегал, бегал… Сумасшедший. Трезвый и совершенно безумный! Сбросил где-то 80 фунтов (около 36 килограммов) за 3 недели. Я вдруг обнаружил, что могу без помощи зеркала разглядеть свой живот, пупок… ну, и кое-что пониже, чего я уже давно не видел… При этом я умираю. У меня кровотечение изо всех отверстий – потеря крови. Зато я духовный!

В следующий раз, когда кто-то скажет вам, что он весь из себя духовный, посмотрите внимательно на цвет его ногтей. Если там нет никакого намека на розовый цвет, а лишь одна белизна, то, может, он конечно и духовная личность, но он к тому же еще и полумертвый.

Мои ногти были абсолютно белого цвета. С тремя с половиной годами трезвости я лежал дома, весь из себя крутой, a моя жена была вынуждена вызвать врача. Меня сразу же увезли в госпиталь. А я на тот момент крутил-вертел своим бизнесом, отгрохал шикарную, огромную хату, в гараже стоял Кадиллак, на запястье болтался Ролекс, а шкафы были забиты фирменным шмотьем. И вот в три с половиной года трезвости меня кладут на каталку и вывозят из дома. Даже не дали мне надеть мои часы! Провезли меня мимо шкафов с одеждой мимо цацек, мимо Кадиллака и мимо собравшихся соседей.

Погрузили меня в скорую и увезли. В госпитале меня поместили в реанимацию рядом с каким-то мужиком – хозяином бара, который допился чуть ли не до смерти. И вот я, с трем с половиной годами трезвости, лежу рядом с ним и кровоточу изо всех дыр. Помню, как я лежал там и думал: “А кто будет ездить на моей машине?” Врачам пришлось влить мне 9 пинт (4 с лишним литра крови. Доктор сказал моей жене: “У него было так мало крови, что если бы он чихнул, то могло бы случиться повреждение мозга”. Моя жена воскликнула: “А кто бы это заметил?!”. Вот-вот, они всегда так поступают, когда мы беспомощны!

Меня отправили на все существующие тесты. А потом, как это чаще всего бывает с алкоголиками, врач смотрел на меня и разводил руками и говорил: “Мы не можем понять, почему это происходит”. Я оказался в том одном проценте людей которые кровоточат без всякой причины. И я вам скажу, нет ничего хуже, чем иметь какую-то болячку и не знать, что с ней делать. Я был в полной растерянности. Анонимные Алкоголики приходили ко мне и говорили: “Не умирай, пожалуйста, Мы тебя любим”. А я ненавидел их. Ненавидел и не понимал, как они могут говорить мне такие слова после всех моих стараний оттолкнуть их от себя.

И по Шагам я уже работал, и молился… Занимался служением – был секретарем, был ведущим, заседал в каких-то комитетах… и при этом я умирал там внутри себя. Умирал и не знал почему! Я сижу на собраниях, слушаю как вы рассказываете о своей хорошей жизни, а у меня хоть на лбу пиши: “Ты ничто, ничем ты и останешься”. Спонсор моей жены сказала: “А что если это лучшее, чем он может быть?” Жена пришла и рассказала мне об этом. Я возненавидел и ее спонсора, и весь Ал-Анон в придачу. Может быть от страха, что она оказалась права – а что если это действительно так?

Я не понимал, что со мной происходит и на каком я свете. Проснувшись в субботу утром и, собираясь на собрание, я пытался решить, кем буду сегодня. Я наряжался в ковбойские сапоги, джинсы, стильную жилетку и ковбойскую шляпу. Долго крутил задницей у зеркала. Моя жена, увидев эту картину, шла звонить своему спонсору. Я подбегал к ней, чмокал в щечку, выходил и садился в свой грузовичок-пикап и ехал на собрание. На полпути туда я вдруг решал: “Нет, сегодня у меня не ковбойское настроение”. Я разворачивался и ехал обратно домой. Моя жена все еще беседовала со своим спонсором по телефону. Я быстренько переодевался во все кожаное, менял шляпу на косынку – сегодня я байкер! Снова вертелся перед зеркалом, чмокал жену и бежал заводить свой Харлей, чтобы, увидев меня приехавшим на собрание, вся АА-евская старая гвардия сдохла от зависти. Не доехав до собрания, я вдруг решал, что сегодня не буду становиться Центром всеобщего внимания. Я разворачивался, ехал домой и снова переодевался. Потом я стоял у зеркала в выходном костюме, при галстуке и репетировал несколько каких-нибудь, только что найденных в словаре мудреных слов, которые очень подходили к моему изысканному внешнему виду. Затем я опять целовал жену, садился в свой Кадиллак и ехал на собрание. Уже подъезжая, я вдруг осознавал, что забыл те умные слова, которые только что выучил. Не мог же я ехать на собрание в таком прикиде без соответствующего лексикона! Приходилось снова возвращаться домой, быстро переодеваться, на этот раз в спортивный костюм и бежать на собрание. Так что не удивляйтесь, если заметите на собрание уставшего новичка. У меня, как видите, был еще и кризис самоидентификации. Спонсор моей жены как-то раз спросила: “Сколько же людей живут у вас в доме?” Жена ответила: “Да, только мы вдвоем. Но муж никак не может разобраться, кто он такой. Слава Богу, сегодня у него всего четыре варианта!” Вот какая у меня была дилемма! И я понятия не имел, что с этим делать.

СЛУШАТЬ - СКАЧАТЬ

Прослушать или скачать файл в формате MP3