Город Выздоровления. Мона Д. Часть 2.
Помощь при алкоголизме
Город Выздоровления. Мона Д. Часть 2.

Город Выздоровления. Мона Д. Часть 2.

Город Выздоровления. Мона Д. Часть 2.

Мона Д. 

(Продолжение)

Ну, я и поехала к своей маме на День Благодарения, с детьми. И моя мама сказала, что не хочет видеть меня в своем доме, и если я приеду, то она вызовет полицию. И я ушла, я направилась в сторону дома, я купила индейку и все, что нужно было, купила. А я наркотики…Наркотики я всегда дома хранила. Бухло хранила дома. Я приехала домой, и я все приготовила, я точно не помню, да, но я все выбросила собакам, на улицу. И я решила, что я покажу своей маме, что я буду употреблять, пока не сдохну. И со дня благодарения, до 12 августа, я употребляла круглыми сутками. И Бог был не готов отпустить меня. И у меня был друг мой, Гэри, который сейчас живет на небесах, и он говорил: ≪Еще раз, и я бы умер, еще два раза – и я бы умер≫. Короче, я дошла до такой точки, до которой доходишь в своем употреблении, когда уже раскумариться не можешь, и соскочить не можешь, просто болтаешься между. Дни, когда я кайфовала, остались далеко-далеко в прошлом. Теперь вопрос был не в том: употребляю я или умру, я считаю, я считаю, и я не смогу письменно этого никак и нигде никому этого доказать. Но для моего собственного личного опыта – если бы у меня был хоть один шанс – я бы им воспользовалась.

Я ни разу не встречала наркомана, у которого была бы хотя бы одна минута выздоровления, и который хотел бы вернуться к тому, что было. Каждый день я говорила: ≪Я не буду сегодня≫, а сама уже шла и варила. И я считаю, и как я сказала, то, что, я говорю, это мое убеждение, что я остаюсь чистой не потому, что я решила остаться чистой, потому что я решала остаться чистой еще за 15 лет до того, как я оказалась в ж… И решала это каждый сраный день. Но, я конечно, такая самоуверенная очень. Я люблю новичков, и слышать вещи типа: ≪Трудно было прийти сюда, и, Боже, работать по Шагам. И именно здесь место, в которое нужно попасть≫. Да это, вообще, нах.., самое последнее место, в которое нужно попадать. И Бог разговаривает с новичками, знаете, да? Он как бы мимо вас проходит, с вами вообще не разговаривает. Вот, у меня по телефону не звонит: ≪Алле, это Бог!≫ ≪А да, Бог! Как дела, Бог?! Как дела Бог?!≫. Но, новички, суки, с ними Бог разговаривает! (Смех)

Если бы Бог не поговорил со мной по волшебному телефону, я бы не стояла тут сегодня, я бы сдохла. Я слышу своего Бога через вас, я – это единственная штука в моей жизни, только одно измерение. Все остальное я вижу в трех измерениях. А саму себя я вижу только в одном измерении и наоборот. И поэтому я стараюсь – то, что я вижу в себе – да, я стараюсь этому особенно не придавать значения. Но когда я вижу, что у вас тяжелый день, и вы шагаете и шагаете по тому пути, по которому любой мудак теоретически на раз пойдет. Но мы же тут не по масштабам Альберта Эйнштейна работаем, ребята. На каждом, блин, собрании одно и то же читаем. И ты слушаешь это монотонное три недели подряд и думаешь: ≪Боже мой, да у этих ребят полно времени≫, и только новички говорят: ≪Да время – это фигня≫. Вот, суки. Я раньше говорила: ≪Вот, кто всех раньше встает, тот и должен больше времени посещать≫. Я бы точно, кого-нибудь убила, если бы мне это кто-то сказал. Потому что я не платила за место на Конвенции, чтоб приехать сюда. Но я дорого заплатила, как оказалось здесь, чтобы сохранить это место.

Мы много от вас здесь не требуем, кроме того, чтобы вы полностью изменились. И одна штука, о которой мы вас здесь просим, прежде всего и помимо всего – чтобы вы помирились с одним единственным человеком в этой жизни, которого в этой жизни вы бы ни за какие коврижки не захотели бы знать, – с самим собой. По мне, пусть лучше Бог со мной разговаривает, чем мне работать со своими дефектами характера, потому что я не могу разозлиться на Него, ведь я не вижу Его. Но я вижу Его в вас. Вот, когда здесь считалка, я реально плачу, потому что никогда, и ни за что не было бы никаких вариантов.

Для меня – выйти оттуда, где я была, и оказаться здесь. Никаких вариантов. Никакие деньги, никакие молитвы. Единственное, что мне пришлось сделать – капитулировать. Признать, что война кончилась, и что проиграла. Я горжусь тем, что меня называют помешанной на литературе. Я горжусь тем, что если я твой спонсор, то тогда поверь мне, ты будешь знать про Шаги, и ты будешь знать про Традиции. Шаги – это то, что помогло мне помириться с собой, а Традиции – это то, что помогает мне выносить вас, потому что без вас нету меня.

Я вот приехала из Калифорнии, и если бы здесь никого не было, я может быть, уменьшилась в размере. Я спонсировала много женщин за эти годы. Я думаю, вы сейчас поймете, что я скажу. Женщины спонсируют женщин, а мужчины спонсируют мужчин. Бог еще не создал такого мужчину, которому бы я не могла бы соврать, а иногда его заставлять платить за эту ложь. И Бог еще не создал такого мужчину, который не мог бы врать мне. Я понятия не имею, как у вас, мужики, работают мозги. Для меня это тайна, короче. И если мое эго говорит мне, что я могу спонсировать мужчин, – не могу! Трахаться с ними могу, деньги у них брать могу, а спонсировать не могу. Знаете, такое впечатление, что у нас целая толпа людей есть в Анонимных Наркоманах, которые думают, что они могут трахами пробить себе дорогу в лучшую жизнь. Я баба старая, поверьте мне, ни х… это не работает. Если бы работало, у меня сейчас было бы лет 38-39.

Но я слышала, как женщины говорят: ≪Вот, блин, не могу найти себе спонсора, который бы употреблял бы как я≫, ≪Я не могу найти себе спонсора из такой же, как у меня семьи≫, ≪Не могу найти себе спонсора, который бы употреблял то же, что и я≫… Да покажите мне, хоть один отрывок из нашей литературы, в котором бы говорилось, что спонсор должна быть такой же, как ты.

Спонсор – это проводник. Спонсор – это человек, у которого есть свой спонсор. Спонсор – это человек, который работал по 12 Шагам, и по 12 Традициям. Я думаю, что если ты берешь в свои руки чью-то жизнь и ты работала типа по 3 Шагу, а сейчас ты на втором, тебе должно быть стыдно.

Я несу ответственность за руку помощи в NA, я несу ответственность за то, чтобы дать тебе инструменты, а твоя ответственность – пользуешься ты ими или нет. Моя ответственность в том, чтобы они у тебя были. Смотрите, у меня была спонсор, я ненавидела эту суку. Я думала в те дни: они типа сели играть в карты, и она проиграла, и ей досталась я. Потому что я сегодня не та бесстрашная стерва, которой я была новичком, не многие ко мне подходили тогда. Я заходила в помещение, и они, по ходу, по запаху узнавали меня, сразу отодвигались куда-нибудь. Потому что все, что у меня было, единственные рабочие отношения, с одной только эмоцией, и оно называлось ненависть. И оно поддерживало во мне жизнь, пока я не смогла прийти к вам. И я пестовала ее как чудесную науку, и я умела пользоваться ей, как разделочным ножом и резать кусками так, чтобы ты сам не замечал, что истекаешь кровью, пока не падал замертво. Смотрите, я не особенно люблю насилие. Если она мне не нравилась, я платила ему, чтобы он избил ее. Для меня в этом четкая логика была. Но я-то думала только, что я крутая. И я думала, что я четкая. Я думала, что у меня все получается. Я заходила на группу и шипела про себя: ≪Болезнь, болезнь, болезнь≫.

Моя первая спонсор сказала мне, что мне нельзя высказываться весь год. Она не хотела, чтобы я заражала своей болезнью людей, которые хотят поправляться. Она сказала мне, что я должна ходить 365 групп за 365 дней, если я пропущу хоть один раз, то я начинаю сначала. Я отходила больше, чем на 700 собраний. Я должна сказать вам, что у меня есть долг перед другим Сообществом, потому что, когда я обрела чистоту, у меня было всего менее одного собрания в неделю, я измазалась отравой только раз в неделю и я навечно благодарна тому Сообществу, за то, что они любили меня. И я говорю им: ≪Нас стало больше сейчас≫. (Бурные овации) Мне очень повезло. У меня было три спонсора, и к тому моменту, когда я стала чистой, у моего спонсора был самый большой срок чистого времени в Анонимных Наркоманах, у нее шел тридцать девятый год. Смотрите, мы любили ходить на собрания, где было много мужиков, а потом считалка типа. Мы с ней встаем, у нас с ней на двоих было треть чистого времени от всех присутствующих. Женщины не выздоравливают, да? В общем, та дама, которую я ненавидела, она научила меня всему, что я ценю сегодня.

СЛУШАТЬ - СКАЧАТЬ

Прослушать или скачать файл в формате MP3