Город Выздоровления. Сборник личных историй членов АА, АН, Ал-Анон. Ральф У. Часть 6

Ральф У., трезвый с 11 октября 1986 года

Фрагменты аудиозаписи, сделанной в декабре 2011 года на конференции Стэйтлайн в городе Примм, штат Невада (продолжение)

В книге сказано: «Обратите внимание на слово «страх», указанное в скобках…» И буквально там же спрашивается, в чем мы были эгоистичны, бесчестны, корыстны и испуганы. Явно «страх» достаточно важен, коль о нем упоминается два раза подряд.

Отец ушел от нас. Боюсь, что на меня будут смотреть свысока. Боюсь, что обо мне будут говорить. Страх унижения. Боюсь, что не дотягиваю до уровня всех остальных. Боюсь, что не получу то, чего

хочу. Боюсь того, что вы все обо мне подумаете. Страх, страх, страх, страх, страх, страх, страх …

И это всего лишь один из примеров.

Вопрос, который мне часто задают: «Сколько людей должно быть в инвентаризации обид?» Я не берусь называть какой-то минимум или максимум. Все люди реагируют по-разному. Одни обидчивей других. Да и в Книге ничего не сказано про то, сколько обид должно быть. Но, особенно если вы никогда не делали инвентаризацию, я рекомендую рассматривать обиды группами. Например – семья. И признаюсь, что мне редко удается найти человека из близкого окружения, по отношению к которому в какой-то момент я бы не уловил чувство обиды. Я не редактирую и не вычеркиваю никого. Имя всплывает – я записываю. Хронологический порядок не имеет никакого значения. И я не начинаю размышлять: «Ну, сейчас-то я же не злюсь на него!..» Нет-нет! Так нельзя. Это не катит.

Я написал о своей бабушке. Она умерла еще до этого. И мне нечем там гордиться. Но инвентаризация не имеет никакого отношения к гордости. Она делается для того, чтобы я мог честно признать, каким человеком являюсь. И на что я способен. Выясняется, что порой я могу быть мелочным и нелогичным… Да, и это тоже есть во мне.

Поэтому я пишу. Пишу о семье, друзьях, одноклассниках… Если вы служили в армии – пишите о тех, с кем служили. О людях в сообществе, о прихожанах в вашей церкви. Я пересматриваю свою прошлую жизнь и пишу о тех людях, которые были в ней. А поскольку это не последняя моя инвентаризация, единственное, что требуется – это тщательность и честность. Так что не парьтесь. Старайтесь быть настолько доскональными, насколько сможете.

И вы, спонсоры, не пинайте ваших подопечных, чтобы они писали больше и больше, и больше. Не надо швырять им обратно их список, словно плохо сделанную домашнюю работу. Кончайте этот беспредел.

Помните, это не последняя ваша инвентаризация. Со временем они становятся лучше, детальней, глубже. Мои точно стали. И сегодня мне нравится этот процесс. Он стал для меня своего рода трамплином, который позволяет мне достигать более высокого уровня честности, необходимой мне для дальнейшего духовного роста. Ведь инвентаризация сама по себе не является моей конечной целью.

– Ральф, а что если я не вижу своей вины в обиде? Вот ты рассказал про отца и там все понятно. Но, как насчет настоящей, уважительной обиды? Например, все, кто следят за новостями, слышали про Джерри Сандаски******. Как насчет тех мальчишек, которые стали его жертвами? Представь себе, что они попали к нам в сообщество. Ведь у них бы точно была обида на него.

Я – этот мальчик.

Тренер – тот, на кого я обижен.

Причина – он меня растлил.

На что это повлияло?

Здесь, я полагаю, будут задеты все семь составляющих.

Но, Ральф, остановись! Здесь суть не в них.

В чем моя вина? Ведь предполагается, что это случилось со мной. Я – тот мальчишка. Давайте поищем мою вину в этой обиде.

Относительно обид есть один очень, очень, очень, очень важный факт. Очень, очень важный.

Освободиться от обиды не означает, что я оправдываю такое поведение, что я смиряюсь с ним или, что я снимаю ответственность с человека, совершившего этот поступок.

Иногда, тут и там, с обычными людьми случаются кошмарные вещи. Действительно ужасные поступки совершаются очень плохими людьми по отношению к хорошим людям. Такое бывает.

Большинство моих обид рождаются в моей голове. Но порой происходят вещи действительно трагические. И с ними тяжело справляться. Особенно таким, как мы. И, я уверен, здесь сейчас кто-то думает, что если я отпускаю обиду, значит, меня устраивает такое поведение. Если я освобождаюсь от обиды, то не считаю дядю Чарли ответственным за его поступок по отношению ко мне. То есть, перестав обижаться, я как бы заявляю, что действия дяди Чарли приемлемы. И таким образом я даю возможность чему-то подобному снова случиться со мной.

А обман в том, что нам кажется, будто эта обида нужна, потому что необходимо за что-то держаться. Ведь если я все отпущу, то, что же тогда у меня останется?

Только вы сами знаете, помогает вам эта обида или мешает. Если она работает для вас, пусть и дальше работает. Но, если она создает преграды, если в моей постели я постоянно ощущаю присутствие еще одного человека, если из-за этой обиды я не могу сблизиться с тем, кто рядом, если я не чувствую себя комфортно на семейных торжествах, если я не могу преодолеть отстраненность от близких мне людей, если эта обида делает со мной больше, чем для меня, то мне следует избавиться от нее.

И хотя цель Четвертого Шага, как и всех остальных Шагов, урезать мое эго, но иногда оно может принести мне пользу. А мое эго, пока я нахожусь в процессе инвентаризации, по-прежнему живо и полно сил. Но здесь я даю ему быть полезным мне следующим образом. Я говорю себе:

– Да, дядя Чарли, ты пришел ко мне в постель, когда я был восьмилетним мальчишкой. Но теперь мне 48, и тебе пора убираться отсюда. Ты больше не будешь следовать за мной повсюду!

Это требует труда, и это не происходит в одночасье. Это – процесс. Но мне необходимо знать, что я двигаюсь в этой направлении. Я перестаю жить прошлым.

В Книге сказано: «Наш путь был таким: мы пришли к заключению, что люди, причинявшие нам зло, были, возможно, духовно ущербны. Хотя нам не нравились симптомы их недуга и то, что они были несправедливы по отношению к нам, все же они, как и мы, были больны».

Эй, я не так болен, как этот мудак! Правильно! Я болен, как тот мудак, которым я являюсь! И то, что я не полезу в кровать к маленькому мальчику, вовсе не означает, что я не вытворю какую-нибудь мерзость. Они, как и мы… Часто люди пытаются сравнивать уровни заболевания и думают, что там должны быть совпадения. Нет, нет, нет, нет, нет!

Я гарантирую вам – вы находитесь в чьей-то инвентаризации!.. Что, разве не так?.. Ну, да, я один такой… А чего вы так нервно захихикали? Знаете ведь, что вы сидите у кого-то в инвентаризации! Да-да, можете не сомневаться! Ага… Ха…

Мы всегда у кого-нибудь в инвентаризации.

«Они, как и мы, были духовно больны»… А их самое трудное для принятия поведение как раз и демонстрирует с абсолютной очевидностью, что они были духовно больны! И ведь, если вдуматься, вы сами себе говорили про таких людей – «больной ублюдок» или «больной еще кто-то там»…

Да. Правильно. Он – больной.

И я знаю, что встав на этот путь и прочитав в книге фразу: «Мы просили Бога помочь нам относиться к ним с той же терпимостью, с тем же состраданием и жалостью, с которой мы отнеслись бы к больному другу», многие начинают с ужасом думать: – Сейчас они будут говорить мне, что я должен простить…

Стоп-стоп-стоп!.. Не забегайте вперед. Вы пока еще не способны по-настоящему прощать. Здесь мы только смотрим на ситуации с новой для нас позиции. Здесь мы пытаемся освободиться от злобы.

– Но, Ральф, а что если я буду молиться за тех, на кого обижен? Может тогда я смогу их простить быстрее?

За них!.. Почему нет? Хуже не будет. Молитесь. Это не повредит. Но, это не то, что нам предлагает Большая Книга. Это взято из историй, которые менялись от издания к изданию. Они не являются частью инструкций и не входят в рабочий текст. Они даются для идентификации. А наши инструкции такие же сегодня, какими были изначально. Они не изменились в отличие от историй. В Книге сказано, чтобы «мы просили Бога помочь нам…» Нам, а не им! Нет, вы ничего не испортите молитвой за них. Но, сейчас помощь нужна нам! »

Поэтому, я следую инструкциям и продолжаю двигаться в инвентаризации. Нигде в Книге я не нашел, что мы тормозим или останавливаемся в процессе Шагов. Наоборот, нам постоянно напоминают, что от нас требуются действия! Единственная передышка на час дается нам в конце Пятого Шага.

А сейчас я в обидах. И мне надо увидеть проявления своего «Я». Ведь я стараюсь разогнуться, освободиться от груза моей злобы, выпрямить спину.

– Я даже не осознавал, что так долго ношу с собой эти обиды. Я сгорбился под этой тяжестью.

Да потому, что ты таскаешь весь этот хлам! Пора отпустить их… Отпусти.

Возьмите от этой Программы все, что она предлагает. Вы можете довольствоваться облегчением, которое дает эта Программа. Оно заключается в том, что вы перестанете употреблять алкоголь. Или же вы можете обрести свободу, Многих устраивает облегчение. Но у нас кроме этого есть освобождение. Вы понимаете? Освобождение. Свобода. Это свобода от оков моего «Я». Не от дядюшки Чарли. Дядя где-то там в Нью-Йорке или в Коннектикуте… или еще где-нибудь. Но он здесь, у меня в голове. Свобода от самого себя! Ведь я тот, кто таскает с собой дядю Чарли!.. Wow!.. Вот оно как…

А я хочу быть свободным. Хочу. Но это нелегко. Да, это трудно. И поэтому я рад, что у меня есть наше сообщество. Поэтому я рад, что у меня есть Большая Книга – наш путеводитель. Поэтому я рад, что у меня имеется «образец, по которому жить». Поэтому я рад, что, встав на колени, могу попросить избавить меня от меня. Потому что я сам не могу справиться с собой. Мне нужна сила, которая может сделать это. И это процесс, а не событие.

******Джерри Сандаски – бывший заместитель тренера команды университета штата Пенсильвания по американскому футболу. Был признан виновным в педофилии. Приговорен к тюремному заключению на срок от 30 до 60 лет. В 2011 году предстал перед судом по обвинению в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним мальчикам. Расследование по делу Сандаски началось весной 2008 г. – именно тогда мать некоего пенсильванского школьника (проходившего в судебных документах под псевдонимом “Жертва 1”) заявила, что Джеральд двумя годами ранее домогался ее сына. В декабре 2010 года суд получил показания помощника тренера Майка Маккуэри – тот однажды застал Сандаски в душевой за занятием сексом с 10-летним мальчиком. Предполагается, что Майк днем позже сообщил об увиденном руководству – однако те никаких карательных мер не предприняли; Сандаски лишь запретили приводить в спорткомплекс детей. 4 ноября 2011 года Сандаски было предъявлено обвинение в 40 эпизодах преступлений сексуального толка. В общей сложности судьям удалось найти 8 мальчиков, так или иначе пострадавших от развратных действий тренера. 5 ноября Джеральд был арестован; уже в декабре число вменяемых ему преступлений увеличилось – у судей появилась информация об еще 12 эпизодах и 2 жертвах. Эти преступления Сандаски совершил за пятнадцать с лишним лет. Из суда Джерри Сандаски вывели в наручниках и перевезли в тюрьму. Обвинения против Сандаски потрясли университет, что привело к увольнению легендарного главного тренера по футболу Джо Патерно, который вскоре умер. Отстранен был и президент университета Грэм Спаньер.

СЛУШАТЬ - СКАЧАТЬ

Прослушать или скачать файл в формате MP3