ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

Хранитель АА: наша Конференция по общему обслуживанию (апрель 1958 г.) 2

Прослушать или скачать файл 2.1.51_2.mp3 в формате MP3

Читать:

С самого начала мы с Доктором Бобом пришли к выводу, что нам самим нужна помощь особого рода. Поэтому мы обратились с такой просьбой к некоторым неалкоголикам, преданным нашему делу. Вместе с ними мы сформировали попечительский орган для Анонимных Алкоголиков. Он был создан в 1938 году и назван Фондом АА (теперь он переименован в  Совет по общему обслуживанию АА). В 1940 году наши попечители приобрели права на книгу «Анонимные Алкоголики» и взяли на себя всю ответственность за общие фонды Содружества, его офис всемирного обслуживания, журнал и связи с общественностью.

Этому попечительскому органу, состоящему из алкоголиков и неалкоголиков, принадлежит большая часть заслуги в превращении нашего всемирного Штаба в то, чем он является сейчас. Я очень рад, что в этом выпуске журнала «Грейпвайн» имеются фотографии двух из наших выдающихся неалкоголиков-председателей Совета – людей, благодаря чьей стойкости мы выстояли на протяжении долгого периода труда и опасностей. Глядя на лица Леонарда Харриса и Бернарда Смита, вы можете увидеть, что это за люди. В нашем новом учебнике истории, «АА взрослеет», вы можете прочесть, что эти и другие подобные им люди сделали для нас в первопроходческие времена АА, когда разворачивалась живая драма Содружества.

На протяжении 1948 года мы, сотрудники Штаба АА, пережили страшный удар. Доктора Боба поразила изнуряющая болезнь, которая медленно вела к смертельному исходу. По этой причине наши дела оказались в состоянии жестокого кризиса, ведь нам пришлось взглянуть в лицо тому факту, что ветераны – родители нашего сообщества – не смогут жить вечною Нас охватили дурные предчувствия, так как мы осознали как ненадежны существующие на тот момент связующие нити между нашим Штабом и обслуживаемым им огромным развивающимся Содружеством. Конечно, у нас был маленький совет попечителей. Но едва ли хоть один член из тысячи смог бы назвать имена хотя бы половины из них: в офисе Штаба были Бобби, Энн и Шарлотта. Еще были Доктор Боб и я. И эта горсточка людей была практически единственным связующим звеном со всемирным сообществом АА!

Тем временем тысячи членов АА спокойно занимались своими делами. Об общих проблемах Содружества они знали мало или же вовсе ничего. Они смутно полагали, что Бог – возможно, с незначительной помощью Доктора Боба и моей – будет и дальше все улаживать. Поэтому они пребывали в абсолютном неведении относительно реального положения вещей и существующего ужасного потенциала для полного развала АА.

Это была мучительная дилемма. Содружеству как таковому – Содружеству в целом – необходимо было каким-то образом взять на себя всю полноту ответственности. Без сомнения, группам необходимо было избирать многочисленных делегатов и ежегодно присылать их в Нью-Йорк, чтобы они совещались с попечителями и давали им указания. Только таким путем можно было положить конец все усиливающейся изоляции попечителей от самого нашего движения. Только такой орган во время любого будущего кризиса смог бы принимать решения, обязательные к исполнению.

Когда мы впервые предложили свою схему проведения совместной Конференции с участием попечителей и делегатов, по всей стране начался недовольный ропот. На первый взгляд казалось, что семейство АА просто не желает брать на себя эту новую, неожиданную ответственность. Для членов Содружества слова о «делегатах АА» означали лишь политиканство, трения и путаницу. «Давайте не будем усложнять!» – восклицали они.

Однако через пару лет агитации и просветительской работы наше сообщество ясно осознало, что чрезмерная простота его раннего периода не может длиться и дальше. В семействе необходима была прямая ответственность, иначе Содружество распалось бы в самом своем центре. Ветеранов, отцов и основателей нужно было освободить от их щекотливого положения, заменив их делегатами. Другого выхода не было. Нашей семье нужно было «повзрослеть», иначе ее ждало суровое наказание.

Итак, мы пригласили около семидесяти пяти делегатов из США и Канады. Вместе с попечителями и сотрудниками Штаба и журнала «Грейпвайн» эти делегаты образовали Конференцию по общему обслуживанию Анонимных Алкоголиков.

К тому времени наступил 1951 год. В начале это был чистой воды эксперимент. Если бы он сработал, это означало бы, что Содружество АА действительно «достигло совершеннолетия» и теперь может управлять собственными делами. Через Конференцию – свой представительский орган – оно смогло бы стать хранителем собственного будущего и защитником собственных спасательных кругов служения.

Наша Конференция действительно оказалась успешным начинанием. Благодарение Богу, ее результаты превзошли все наши ожидания. По окончании ее пятилетнего экспериментального периода мы уже знали, что она может стать постоянной частью АА.

В июле 1955 года, во время празднования двадцатой годовщины АА, я выступил перед участниками великого съезда в Сент-Луисе. Стоя,  среди все уменьшающейся группы ветеранов, я от их имени передал судьбу Содружества в руки его избранных представителей – делегатов Конференции по общему обслуживанию Анонимных Алкоголиков. И я не могу припомнить более счастливого дня в своей жизни. Через зияющую пропасть был перекинут мост, и Содружество наконец-то оказалось в безопасности.

Некоторые до сих пор спрашивают: будет ли семейство АА направлять на Конференцию наилучших делегатов? Будем ли мы продолжать выбирать способных и мудрых попечителей? Будут ли члены АА поддерживать своих делегатов, попечителей и сотрудников Штаба, предоставляя им достаточно денежных средств и выражая достаточно интереса и понимания?

Для меня эти вопросы уже не актуальны. История АА показывает: когда у нас возникает какая-либо острая потребность, она всегда удовлетворяется. В этом отношении я совершенно уверен, что наша история будет повторяться. Я ничуть в этом не сомневаюсь.

Помимо этого, я считаю, что мое собственное влияние в Штабе должно продолжать сокращаться. Посредством Конференции Содружество теперь обладает всей полнотой власти и ответственности. Родитель, засидевшийся на своем месте, только мешает росту собственных отпрысков. А этого я не должен делать. Скоро я займу подобающее мне место – в стороне, откуда я буду подбадривать вас, более молодых, кто продолжит мое дело. Теперь наше семейство окончательно повзрослело, и оно должно твердо напомнить мне об этом, если я когда-либо почувствую искушение снова взять ответственность на себя.

В силу этих неоспоримых причин, друзья мои, будущее принадлежит вам. Возьмите на себя эти новые обязанности охотно, ничего не боясь, и милость Божья непременно пребудет с вами.