Как росли всемирные службы АА Часть 1 (май 1955 г.) 2
Помощь при алкоголизме
Как росли всемирные службы АА Часть 1 (май 1955 г.) 2

Как росли всемирные службы АА Часть 1 (май 1955 г.) 2

ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

Как росли всемирные службы АА Часть 2 (май 1955 г.) 2

Прослушать или скачать файл 2.1.47_2.mp3 в формате MP3

Читать:

Это был тот самый аргумент в пользу продаж, который нам  был нужен. С такой рекламой будущее издание должно было распродаваться вагонами. Как же мы могли проиграть? Алкоголики Нью-Йорка и их друзья быстро изменили свое отношение к акциям «Воркс Паблишинг». Они начали покупать их главным образом, в рассрочку. Наш самый крупный акционер внес триста долларов. Всего мы собрали сорок девять вкладчиков. В течение следующих девяти месяцев они внесли около четырех с половиной тысяч долларов. Кроме того, мы получили заем в размере двух с половиной тысяч у Чарльза Б. Таунса, владельца той больницы, куда я так часто попадал.

Благодаря этому мы с Хэнком, а также наш секретарь, которую звали Рут, продержались до окончания работы над книгой. Рут печатала, а я медленно диктовал главы текста для новой книги. Много месяцев подряд на собраниях групп Нью-Йорка и Акрона велись ожесточенные споры по поводу этих черновиков и того, что следует в них включить. Я гораздо больше играл роль арбитра, чем автора. Тем временем алкоголики Акрона и Нью-Йорка, а также пара человек из Кливленда начали писать свои личные истории – всего двадцать восемь. На Западе Доктору Бобу очень помогал придавать этим историям форму один член Содружества, который был газетчиком; а в Нью-Йорке мы с Хэнком продолжали подгонять наших авторов-любителей.

Когда книга уже близилась к завершению, мы нанесли визит главному редактору журнала «Ридерз Дайджест» и попросили опубликовать обещанную статью. Он озадаченно взглянул на нас, силясь вспомнить, кто мы такие. А потом сообщил нам сокрушительную новость. Он рассказал нам, как много месяцев назад представил наше предложение на рассмотрение редколлегии журнала и как оно было отвергнуто. Через слово извиняясь, он признался, что напрочь забыл известить нас об этом. Это был просто шок для нас.

Между тем, мы уже оптимистично заказали пять тысяч экземпляров новой книги, главным образом в долг. Типография тоже надеялась на журнал «Ридерз Дайджест». Теперь на их складе вскоре должно было оказаться пять тысяч книг и ни одного покупателя.

Наконец, в апреле 1939 года книга вышла в свет. Мы добились публикации рецензии на нее в «Нью-Йорк Тайме», а доктор Гарри Эмерсон Фосдик предоставил нам другую рецензию, действительно очень хорошую. Однако ничего не произошло. Книгу совершенно не покупали. Мы были по уши в долгах. В офисе в Неварке, где мы работали, появился шериф; хозяин продал дом, где мы с Лоис жили. Мы с ней оказались на улице и были вынуждены воспользоваться милосердием нашим друзей из АА. Мы думали, что типография, «Корнуолл Пресс», возможно, завладеет правами собственности на книгу. Однако ее глава Эдвард Блэкуэлл не собирался делать ничего подобного. Совершенно необъяснимым образом он продолжал верить в нас. Но некоторые алкоголики, купившие акции книги, не разделяли его веры. Иногда они использовали крепкие выражения, которые были ничуть не лестными. Вот в таком плачевном состоянии пребывало наше издательское начинание.

Я никогда до конца не пойму, как нам удалось продержаться лето 1939 года. Хэнку пришлось найти себе работу. Полная веры Рут принимала в качестве платы за свои услуги доли в прибыли от нашего призрачного издательского предприятия. Один друг из АА предоставил нам свой летний домик, другой – свою машину. Мы усердно старались завербовать издателей журналов, чтобы они напечатали хоть что-нибудь о нашем сообществе и его новой книге.

Первый прорыв случился в сентябре 1939 года. Журнал «Либерти Мэгэзин», который тогда возглавлял наш будущий большой друг Фултон Оурслер, опубликовал статью под названием «Алкоголики и Бог», написанную неким Моррисом Марки. Реакция была незамедлительной. На нас свалилось около восьмисот писем от алкоголиков и их семей.

Рут ответила каждому, прилагая к своим письмам листовки с информацией о нашей новой книге. И постепенно она начала продаваться. Затем кливлендская газета «Плэйн Дилер» опубликовала серию статей об Анонимных Алкоголиках. Сразу после этого число членов местных групп подскочило от дюжины до многих сотен. Мы продали еще больше книг.

Так мы потихоньку продвигались вперед, через этот полный риска год.

От мистера Рокфеллера не было никаких вестей с начала 1938 года. Однако в феврале 1940 года он дал о себе знать самым неожиданным образом. Его друг мистер Ричардсон появился на одном собрании наших попечителей, сияя широкой улыбкой, и заявил, что мистер Рокфеллер хочет устроить обед для Анонимных Алкоголиков. Внушительный список приглашенных включал весьма известных людей. Мы подсчитали, что их общая ценность составляет не менее миллиарда долларов. Мистер Ричардсон рассказал, что Джон Д. Рокфеллер-младший с глубоким удовлетворением наблюдает за нашими успехами и теперь хочет протянуть нам руку помощи. Уж теперь-то у нас больше не будет проблем с деньгами – так мы тогда подумали.

Обед состоялся в следующем месяце в клубе Лиги профсоюзов Нью-Йорка. Доктор Гарри Эмерсон Фосдик выступил с хвалебной речью в наш адрес; то же самое сделал доктор Фостер Кеннеди, выдающийся невролог. Затем мы с Доктором Бобом вкратце рассказали присутствующим об АА, а алкоголики из Акрона и Нью-Йорка, вразброс сидевшие за столами среди именитых гостей, отвечали на вопросы. Видя, что собравшиеся относятся к нам со все возрастающей теплотой и интересом, мы подумали: вот оно, наши денежные проблемы решены!

И тогда поднялся мистер Нельсон Рокфеллер, чтобы выступить от имени своего отца, который был болен. По его словам, его отец был очень доволен, что присутствующие на обеде гости своими глазами увидели многообещающее начало нового сообщества Анонимных Алкоголиков. Нельсон отметил, что его отец редко проявлял к чему-либо больший интерес. Но очевидно, что, поскольку АА – начинание на основе одной только доброй воли, где один человек несет хорошие новости другому, сообществу требуется лишь немного денег или даже не требуется вовсе. После этой реплики мы упали духом. Когда мистер Нельсон Рокфеллер закончил свою речь, все эти капиталисты, стоившие миллиард, встали и вышли не оставив нам ни доллара.

На следующий день мистер Рокфеллер письменно обратился ко всем, кто присутствовал на обеде, и даже к тем, кто не присутствовал. Он снова подтвердил, что проявляет большой интерес к АА и совершенно уверен в нашем успехе. И снова подчеркнул, что нам требуется лишь немного денег или даже не требуется вовсе. И, наконец, в самом конце письма он мимоходом упомянул, что жертвует в пользу Анонимных Алкоголиков тысячу долларов!

Когда широкая публика прочла в прессе рассказы об устроенном мистером Рокфеллером обеде, многие бросились в книжные магазины, чтобы купить книгу «Анонимные Алкоголики». Попечители Фонда упрашивали присутствовавших на обеде сделать нам пожертвования. Зная о размере вклада мистера Рокфеллера, эти люди поступали соответствующим образом. К нам поступило около трех тысяч долларов – пожертвование, которое, как показало будущее, мы просили и получали каждый год на протяжении еще четырех лет.

Только гораздо позже мы осознали, что мистер Рокфеллер действительно сделал для нас. Рискуя стать посмешищем, он, на глазах всего мира взялся устроить рекламную акцию ради крошечного сообщества алкоголиков, борющихся за выживание. Ради этих неизвестных ему людей он поставил себя в рискованное положение. Проявляя мудрую экономию в плане денежных пожертвований, он щедро отдавал самого себя. Именно тогда Джон Д. Рокфеллер спас нас от опасности управления собственностью и профессионализма. И это лучшее, что он мог для нас сделать.

В результате число членов АА резко подпрыгнуло, достигнув к концу 1940 года примерно двух тысяч человек. Мы с Доктором Бобом начали получать по тридцать долларов в  неделю каждому из пожертвований, что поступили благодаря тому обеду. Это очень облегчило нам жизнь. Я и Лоис поселились в маленькой комнатушке в первом клубе АА, что находился в Нью-Йорке по адресу: 24-я Уэст-стрит, 334S.

Что было лучше всего, благодаря возросшим продажам книги стало возможным создание национального штаба АА. Мы переехали из дома 75 на Уильямс-стрит, что в Нью-Йорке, штат Нью-Джерси, где была написана книга «Анонимные Алкоголики», в Нью-Йорк, в дом 30 по Весэй-стрит, что немного севернее района Уолл-стрит. Мы заняли скромный офис из двух комнат прямо напротив центрального почтамта на Черч-стрит. Там нас уже ждал знаменитый абонентский ящик 658, готовый принять тысячи отчаянных писем, которые вскоре стали в него поступать. Именно в этот период Рут Хок стала первым национальным секретарем АА, а я превратился в своего рода подручного для Штаба.