ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

Нехватка денег оказалась благом для АА (июнь 1947 г.) Часть 2

Прослушать или скачать файл 1.1.15.-chast-2 в формате MP3

Читать:

Через два дня после того звонка мы с родственником уже сидели в офисе Рокфеллеров и беседовали с Виллардом («Диком») Ричардсоном. Этот наиприятнейший человек стал первым в ряду людей, не бывших ни алкоголиками, ни медиками, которые поддержали нас в самый трудный период и без чьей мудрости и самоотдачи движения АА могло бы просто не быть. Выслушав нас, наш новый друг сразу же проявил понимание и незамедлительно перешел к действию, предложив устроить встречу с участием кого-то из наших собратьев-алкоголиков и его самого с несколькими друзьями.

Вскоре, одним зимним вечером 1937 года, эта встреча действительно состоялась в Рокфеллер-центре. На ней присутствовали Дик Ричардсон, А. Ле Рой Чипмэн (теперь известный как «Чип»), Альберт Скотт, Фрэнк Амос, мой родственник Леонард Стронг. Из Акрона приехали Доктор Боб и Пол  С. Также прибыло полдюжины бывших нью-йоркских пьяниц в сопровождении доктора Вильяма Д. Силкуорта – самого первого врача, ставшего энтузиастом нашего дела, который и так уже оказал нам неизмеримую помощь и поддержку. Естественно, мы, алкоголики, были в восторге. Уж теперь-то, думали мы, наши финансовые затруднения закончатся! Если решение наших проблем в деньгах, то мы, несомненно, обратились как раз по адресу!

После того как все представились, каждый алкоголик поведал свою личную историю. Эти рассказы горячо подтверждал наш пылкий друг доктор Силкуорт. А затем мы (конечно же, с приличествующей неохотой!) подняли вопрос о деньгах. Казалось, слушатели поражены нашими историями выздоровления, поэтому мы осмелились подробно осветить свою острую потребность в больницах, выездных работниках и книге, попутно дав понять, что на это нужны деньги – и довольно много.

И тогда в судьбе АА наступил еще один поворотный момент. Председатель собрания Альберт Скотт (ныне покойный), человек очень деловой и очень духовный по натуре, высказался по существу дела так: «Я глубоко взволнован услышанным. Я вижу, что до сих пор ваш труд был грандиозным проявлением доброй воли – один алкоголик лично помогал другому чисто из любви к этому делу. И это прекрасная форма раннего христианства! Но не боитесь ли вы, что внедрение больниц и наемных возмездных работников изменит всю картину? Может быть, нам следует быть очень осторожными и не делать ничего такого, что могло бы привести к возникновению в ваших рядах класса профессионалов или имущих?»

Это были великие слова для АА, и мы, присутствовавшие на встрече алкоголики, признали их ценность. Разочарованные тем, что наша надежда на весомую финансовую помощь начала увядать, мы все-таки сознались, что часто испытываем схожие опасения. Но что же нам тогда делать? Ведь на формирование всего трех групп ушло целых три года! Мы же знаем, что можем предложить новую жизнь тем, кто ежегодно тысячами умирают и сходят с ума! Должны ли мы ждать, пока наши идеи распространятся, передаваемые только лишь из уст в уста и при этом безнадежно искажаемые? В конце концов, наши друзья согласились, что нужно что-то делать. Тем не менее, они продолжали настаивать, что наше движением никогда не следует профессионализировать. Это и задало тон наших отношений с этими доброжелательными людьми на все последующие годы. Правда, они так и не обеспечили нас крупными суммами денег. Но каждый из них щедро и долго вкладывался в наше дело – и лишь немногим в АА известно, в какой степени.

Ясно видя, что мы должны распространять свои идеи более быстрыми темпами, они предложили нам осторожно поэкспериментировать на маленьком пансионате в Акроне. Им мог бы руководить Доктор Боб, который, как-никак, был медиком.  И вот в начале 1938 года Фрэнк Амос, потратив свое личное время (затраты оплатили его соратники), отправился в Акрон, чтобы все выяснить, и вернулся, полный энтузиазма. Он полагал, что следует вложить в центр для алкоголиков тридцать тысяч долларов. Наш друг Дик Ричардсон показал доклад Фрэнка мистеру Джону Д. Рокфеллеру-младшему, который сразу выказал доброжелательный интерес. Однако мистер Рокфеллер также выразил озабоченность тем, чтобы не профессионализировать наше сообщество. Тем не менее, он дал нам определенную сумму, которая, впрочем, составила примерно одну шестую часть той суммы, которую предлагал выделить Фрэнк. Его дар поступил к нам весной 1938 года и помог нам с Доктором Бобом продержаться тот крайне трудный год. Без этих денег мы не смогли бы продолжать активную деятельность. И все же в финансовом плане наше зарождающееся движение в весьма значительной степени вынуждено было обходиться собственными ресурсами – как и должно было быть, хоть тогда это и казалось трудным. У нас так и не было ни выездных работников, ни больниц, ни книги.

Именно эти события и привели к образованию Фонда АА. Потребность в книге, где описывался бы наш опыт выздоровления, обострилась как никогда. Если бы она появилась, то множество алкоголиков и их близких – возможно, тысячи – могли бы начать обращаться к нам за помощью. А для того, чтобы разбираться с этими запросами, обязательно нужен был бы своего рода центральный офис. Это было совершенно очевидно.

Для этих более здравых целей наши друзья предложили основать фонд, куда желающие могли бы вносить пожертвования без уплаты налогов. Мы, алкоголики, очень долго обсуждали с ними этот новый проект, на что уходили бесчисленные часы их делового времени. Фрэнк Амос и доброжелательно настроенный юрист Джон Э.Ф. Вуд, приложили уйму усилий к сочинению первоначального договора об учреждении фонда. Юрист никогда ничего подобного не видел. Мы настаивали, что в фонде должно быть два класса попечителей – алкоголики и неалкоголики. Но он вопрошал: кто вообще такой алкоголик с юридической точки зрения? А если он бросил пить, то остается ли он алкоголиком? И зачем два  класса попечителей? Это, по словам нашего юриста, было неслыханно! Мы объяснили, что хотим, чтобы наши друзья тоже участвовали. И потом – а если вдруг все попечители-алкоголики вдруг разом запьют, то кто будет распоряжаться деньгами? В конце концов, когда было преодолено множество препятствий такого рода, был учрежден Фонд АА. В нем было четыре попечителя-неалкоголика и три попечителя-алкоголика, которые могли назначать себе преемников. Фонд обладал полномочиями делать что угодно, и у него было все кроме денег!

Все статьи из книги

Слушать - читать- скачать статьи из книги Язык Сердца.