Общение в АА преодолевает все барьеры (октябрь 1959 г.)
Помощь при алкоголизме
Общение в АА преодолевает все барьеры (октябрь 1959 г.)

Общение в АА преодолевает все барьеры (октябрь 1959 г.)

ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

ЧАСТЬ 3, РАЗДЕЛ 2: ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Общение в АА преодолевает все барьеры (октябрь 1959 г.)

Прослушать или скачать файл 3.2.80.mp3 в формате MP3

Читать:

Нужно признать: мы, члены АА – невероятно везучие люди. Нам повезло, что мы, столько выстрадав, теперь можем так великолепно познавать, понимать и любить друг друга – ведь такие качества и добродетели вряд ли относятся к тем, которые можно выработать у себя. На самом деле большинство из нас отлично осознают: это – редкие дары, чей истинный источник – в нашем родстве, порожденном общими страданиями и общим спасением милостью Божьей. Благодаря этому мы имеем привилегию общаться друг с другом так хорошо, что живущие вокруг нас друзья-неалкоголики не так уж часто общаются между собой лучше.

С первых дней существования АА успех нашей работы с каждым новым потенциальным членом всегда напрямую зависел от нашей способности отождествлять себя с ним в плане опыта, языка и особенно чувства – того глубокого чувства друг к другу, которое проникает глубже слов. Именно это мы и имеем в виду, говоря о «беседе одного алкоголика с другим».

Тем не менее, через годы мы поняли, что зачастую мало одного лишь родства, порожденного страданиями из-за тяжелой формы алкоголизма. Чтобы преодолеть все барьеры, нам нужно расширять и углублять свои каналы общения.

Практически все первые члены АА были, как мы говорим сегодня, страдальцами «на последнем издыхании» (или «с низким дном»). Мы, ветераны, по большей части находились уже на самом краю пропасти. Когда же среди нас начали появляться те, кого болезнь еще не настолько поразила (алкоголики «с высоким дном»), они обычно говорили: «Ребята, но мы ведь никогда не попадали в тюрьмы и психушки и никогда не делали таких ужасных вещей, о которых вы рассказываете! АА явно не для таких, как мы».

Многие годы мы, ветераны, просто не умели общаться с такими людьми. Как бы то ни было, нам необходимо было увеличить количество и мощность линий передачи, связывающих нас с ними. В противном случае мы ни за что не добились бы успеха. Наконец, на основе обширного опыта был разработан соответствующий метод.

Каждому новичку «с высоким дном» мы втолковывали вердикт известных докторов: «Алкоголизм – прогрессирующая смертельная болезнь». А потом возвращались к тому раннему периоду своего пьянства, когда тоже были «умеренно пьющими», или, как казалось, страдающими не слишком серьезной формой алкоголизма. Мы вспоминали, как были уверены, что «в следующий раз» сможем себя контролировать после нескольких стаканов. Или как преклонялись перед бытующим представлением о том, что необузданное потребление спиртного время от времени – в  конце концов, ничто иное как грех настоящего «самца». Или как на следующей стадии винили в своем пьянстве неудачные обстоятельства или расстраивающее нас поведение других людей.

Достигнув данной степени отождествления, мы начинали потчевать новичка историями, показывающими, каким коварным и неотвратимым было развитие нашей болезни; как за много лет до того, как это осознать, мы фактически зашли гораздо дальше «точки невозвращения» в том, что касается наших собственных ресурсов силы воли. При этом мы постоянно подчеркивали, насколько правы были врачи.

Медленно, но верно такая стратегия начала оправдывать себя. Благодаря авторитету медицины и лучшему представлению наших идей алкоголики «с низким дном» начали теснее общаться с алкоголиками «с высоким дном». Однако нам не пришлось вечно продолжать этот трудоемкий процесс с его редкими результатами. К своей радости, мы обнаружили: когда в округе появляется хотя бы небольшая группа алкоголиков «с высоким дном», мы начинаем все быстрее и все легче добиваться успехов в работе с этим классом наших собратьев. Сегодня нам известно, почему: просто алкоголик «с высоким дном» может говорить с себе подобным так, как не сумеет никто другой. Этот сегмент Содружества все рос и рос. В настоящее время, вероятно, половина всех членов АА избежала тех последних пяти, десяти или даже пятнадцати лет кромешного ада, который так хорошо знаком нам, алкоголикам «с низким дном».

С тех пор как эти первые основные проблемы общения разрешились, АА стало популярным и успешно ведет диалог с каждой сферой жизни и быта, где обитают алкоголики.

К примеру, в самом начале прошло целых четыре года, прежде чем Содружество принесло устойчивую трезвость хотя бы одной женщине-алкоголичке. Как и пьяницы «с высоким дном» женщины тоже говорили, что отличаются от нас и что АА не для них. Но по мере углубления общения – главным образом, усилиями самих женщин, – картина менялась. На данный момент по всему миру насчитывается, должно быть, около тридцати тысяч наших сестер по АА. Этот процесс отождествления и передачи информации все продолжался и продолжался. Бродяга говорил, что он не такой, как мы. То же самое, только еще громче, заявлял и человек, занимающий видное положение в обществе (или пропойца с Парк Авеню). Это же говорили представители различных профессий и ремесел. А также богатые, бедные, религиозные, агностики, индейцы, эскимосы, фронтовики, заключенные.

Но сегодня все они, как и множество других людей, трезвы и утверждают: мы, алкоголики, очень похожи, когда признаем, что ситуация, наконец, стала критической, и видим, что наша деятельность во всемирном Содружестве «общего страдания и общего избавления» – в прямом смысле вопрос жизни и смерти.

А вот наш ежегодный международный выпуск журнала АА «Грейпвайн». В нем мы отражаем новости и убеждения наших многочисленных драгоценных групп за границей, сегодня вдвойне возвращающих нам то вдохновение, которое мы старались слать им много лет назад. В то время проблема коммуникации действительно существовала. Возможно ли было для нас отождествлять себя с ними через переписку, нашу литературу (переводов которой, тогда не хватало) и случайных путешественников из АА, бывающих зa границей?

В 1950 году мы вовсе не были в этом уверены. Поэтому в  тот чудесный год я и Лоис, направляясь в Европу и Великобританию, чтобы убедиться во всем сами, очень сомневались. Сможет ли АА преодолеть все эти громадные барьеры расовых, языковых, религиозных и культурных различий; все шрамы, оставшиеся после войн – и недавних, и древних; все виды гордыни и предубеждения, доля которых, как мы знали, присутствует и у нас, американцев? Как насчет норвежцев, шведов, датчан, финнов? А голландцы, немцы, французы, англичане, шотландцы, израильтяне? А африканцы, буры, австралийцы, латиноамериканцы, японцы, индусы, мусульмане и, конечно же, эскимосы? Сможет ли АА, в конечном итоге, перешагнуть через те самые барьеры, которые разделяют и раскалывают современный мир, как никогда ранее?

Как только мы прибыли в Норвегию, то поняли: АА может пройти и пройдет куда угодно. Мы не знали ни одного слова по-норвежски, а переводчиков порой не хватало. Местные пейзажи и обычаи были для нас новыми и чуждыми. Но, несмотря на все это, с первой секунды установилось чудесное взаимопонимание. Возникло невероятное ощущение единства, и мы почувствовали себя как дома – норвежцы стали нашим народом, Норвегия стала нашей страной. Они чувствовали то же самое по отношению к нам. Их лица светились от этого, и они затронули наши сердца.

Мы продолжили путешествие по разным странам, и повсюду было так же. В Британии нас приняли как британцев, в Ирландии мы были единодушны с ирландцами. Так было везде, везде! Это была не просто теплая встреча умов, не просто интересное сравнение общего опыта и устремлений. Это было нечто гораздо, гораздо большее: образование связь между сердцами, наполненное изумлением, радостью и безграничной благодарностью. Мы с Лоис поняли тогда, что АА сможет облететь весь мир. Так оно и вышло!

Нам не нужно других доказательств. Если же у кого-то в АА еще есть сомнения, ему стоит послушать милую трогательную историю, которую мне рассказали буквально на прошлой неделе.

Это история о маленькой англоязычной группе АА в Японии. Точнее, о двух ее членах – японцах, не понимающих ни слова по-английски. Также следует упомянуть, что остальная часть группы не знает ни слова по-японски. Абсолютный языковой барьер. Вероятно, эти двое японцев прочли перевод Двенадцати Шагов, и все. И вот уже много месяцев эти японцы не пропускают ни одного собрания. При этом они сохраняют полную трезвость. Когда они сидят на собрании, их лица сияют улыбками. Они очень внимательно слушают каждого выступающего, и все выглядит так, будто они смакуют и понимают каждое слово. Эти английские слова как таковые все еще не имеют для них значения. Однако и выступления, и само собрание в глазах японцев полны глубокого смысла. Все мы знаем, почему. Ораторы говорят отнюдь не на простом английском, а на универсальном языке таинственного крепкого братства – языке сердца. Некогда одинокие, живущие в изоляции японцы больше не одни – теперь они видят, чувствуют и понимают. Слава Богу, все остальные в АА – тоже!