Освобождение (Пятый шаг).
Помощь при алкоголизме
Освобождение (Пятый шаг).

Освобождение (Пятый шаг).

Его зовут Борис.

Освобождение (Пятый шаг).

Вы помните свои внутренние ощущения, ког­да вам удавалось завершить какую-то очень важную работу, на которую вы потратили много времени и сил. Или избавиться наконец-то от обременительных обязанностей, которые вы дол­гое время несли. Да? Так вот, нечто подобное происходит при выполнении 5-го шага. Почему «нечто подобное»? Потому что чувство освобож­дения, даруемое этим шагом, несравнимо сильнее и мощнее. Чтобы его испытать, это самое осво­бождение, нужно «признать перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений». Такова формулировка 5-го шага.

Борис, конечно, очень хотел освободиться от той груды мусора, которую он со всем тщани­ем и кропотливостью собирал в предыдущем шаге. Ибо невозможно носить это все в себе. Но 5-й шаг вызывал у него очень большое сопротивление. «Зачем его делать?» — искренне недоумевал он. Бог и так все знает. Самому себе все уже рас­сказал в 4-м шаге. А тут еще зачем-то перед третьим человеком каким-то? Где такого чело­века возьмешь, которому можно все рассказать — и про финансы, и про секс, и про дружбу, и про предательство. Где найти такого человека? Такого, который понял бы? И всякие иные «отмаз­ки» он для себя придумывал. Но когда по-настоящему, честно был выполнен 4 шаг, ког­да Борис беспристрастно увидел автопортрет как портрет другого человека, он «созрел» для выпол­нения 5 шага, и до него, наконец, дошло, что ключ к 5 шагу — это его формулировка. Там нет кри­тики, нет разборок 4-го шага. Там есть констатация своих заблуждений. Именно — объективный и беспристрастный взгляд со сто­роны. И оказалось, что труднее всего — это сказать самому себе. Уж очень хочется себя оправдать — а значит, не готов 5 шаг. Не готов, несмотря на то, что сделан, как кажется, 4-й. То есть 4-й еще сделан не до конца. Надо шлифовать. И вот полная готовность сказать правду себе — да, я это делал, потому что я завидовал; да, я это делал, потому что мне было чего-то жал­ко, жадность моя мешала, а не потому, что я проявлял благородство или еще что-нибудь, — показатель того, что есть готовность к выпол­нению 5 шага.

Борис настаивает, что 5-й шаг имеет смысл только тогда, когда перед Богом, перед собой и перед другим человеком — признается одно и то же. Малейшее расхождение — это уже ложь. Не смешивать понятия — что, когда я говорю себе, в этот момент я это говорю и Богу. Борис признавался, что Богу сказать тяжелее. «Мне для этого не нужен священник, не нужна Церковь. Мое об­щение с Богом происходит напрямую. И это не шизофрения. Если пришло время для 5-го шага, то резонанс будет тут же. И в сердце ты почувству­ешь Его ответ. А признаться другому человеку — это как бы контрольный выстрел: насколько я был честен перед собой и перед Богом. Удастся ли мне другому человеку повторить все то, что я сказал Богу и себе? Это должно быть — миллиметр в мил­лиметр, буква в букву, запятая в запятую одно и то же. Иначе — это ложь».

И что происходит? «Огромное облегчение. Это я сбросил груз, который нес на себе всю жизнь. Представляешь, это такое облегчение! Вот тащил этот камень на горбу, тащил, тащил, сам не знаю зачем, сгибаясь все время. И радоваться-то как следует не мог. А тут распрямились плечи, ушел этот груз прошлого.

Это шаг прощения себя прошлого. Подчерки­ваю: простил самого себя прошлого, подвел черту и принял себя настоящего, такого, какой я есть здесь и сейчас. Не такого, каким я хочу быть, а такого, какой я сегодня — жадный, похотливый, завистливый. Это не хорошо и не плохо. Это так. Безоценочно. Потом я буду с этим разбираться, но сегодня я такой. А заблуждение мое оказа­лось очень простым — всего одним. Все остальные заблуждения — следствие того, что я хотел, чтобы жизнь была не такой, какой она есть, а такой, какой я хочу, чтобы она была. Заблуждение мое состояло в том, что это возможно. Что она будет такой. И алкоголь очень легко эту проблему ре­шает. Как только принимаешь дозу, сразу жизнь становится такой, какой хотел. Все мои пост­роения зависят от той системы координат, в которую размещаю то или иное событие, тот или иной поступок. Скажем, 40 градусов по Цель­сию — это жарко. 40 градусов по Фаренгейту — это мороз. И в зависимости от того, в какую систему координат, по Цельсию или по Фаренгейту, событие, качество характера, поведение, жиз­ненное обстоятельство помещаешь, 5-й шаг приобретает совершенно разное значение. Час­то даже противоположное. 5-й шаг помогает выстроить эту систему координат, т.е. избавить­ся от этих заблуждений. Но это дальше. Пока констатировать их надо, осознать, что они есть. У меня: гипертрофированная зависимость от чужого мнения. Это раз. Второе, безусловно, — ложь. И в первую очередь, ложь самому себе. Я выяснил в 4-м шаге, что я врал даже тогда, когда мне врать было невыгодно. На сегодняшний день я вывел алгоритм честности, кстати, тоже мате­матически. В идеале, на 100 процентов это не достижимо. Это когда «я думаю», «я говорю» и «я делаю» — должно быть одно и то же. Но это, я по­вторяю, декларация. Где я сам нахожусь нынче? По крайне мере, связка «я думаю» и «я говорю» у меня сегодня работает почти автоматически. Даже когда я думаю одно, а хочу сказать дру­гое — у меня это уже не получается. Хотя не все, что я думаю, я говорю. Но говорю только то, что думаю. Сказать то, что я не думаю, уже не могу. Со связкой «я говорю» (декларация) и «я делаю» (реализация) сложнее. Но я стремлюсь к этому идеалу…

5 шаг — это ключ к дальнейшему движению вперед. Это огромный качественный скачок. Ког­да состоялась безоценочная констатация, тогда, и только тогда, я начал ощущать, что именно мне в себе не нравится, в чем мне неприятно жить и от чего бы я хотел избавиться. Принятие себя настоящего открывает уверенную перспективу видения будущего».

В общем-то, можно было этим оптимистич­ным абзацем и завершить разговор по 5 шагу. Но очень уж будет жалко, если все это останется пустым разговором или буквами на бумаге. По­этому хочется привести такую иллюстрацию, часто демонстрируемую Борисом. Он достает из кармана пиджака бутылочку, это нитроглице­рин. Он с ним везде — во время занятий, во время вождения машины, во время работы, во время купания в ванне — всегда под рукой. Нитроглице­рин помогает человеку с не очень здоровым сердцем не умереть в ту самую секунду, когда случился приступ. Он ничего не лечит и в прин­ципе, как считает Боря, абсолютно безвреден — через 20 минут в организме от него не остается и следа, в отличие от большинства других лекарств, он не «бьет» по печени. Он полностью растворя­ется и дает приток кислорода сердечной мышце. Борис с пузырьком такого лекарства однажды сам себя при инфаркте довез до реанимации. Заме­чательное лекарство! Все согласны, что замечательное. «А теперь ситуация, — Борис поднимает руку с нитроглицерином вверх, — у меня инфаркт, я это чувствую, я еще не знаю, что у меня инфаркт, но чувствую, что мне со­всем нехорошо. И вот я, вместо того чтобы принять это лекарство, начинаю тебе в машине рассказывать, какое замечательное это средство. Но под язык его не кладу. Внимание, вопрос: оно мне поможет? Так вот. Если программу 12 шагов принимать, то она помогает в 100 случаях из 100». На огромном душевном подъеме в результа­те сделанного 5-го шага Борис готов был ринуться выполнять 6-го шаг. На тот момент он его пони­мал как избавление от всех недостатков. Немедленно избавляться! На плечах противни­ка, на этом 5-м шаге, сейчас быстренько 6-й. И — сей секунд в святые! Приходит окрыленный Борис на собрание, а там — но не бывает же та­ких совпадений — так как раз тема: 5-й шаг. Как раз его зачитывают, последний абзац: «Это чувство единения с Богом и людьми, выход из изо­ляции при помощи открытого и честного признания другому в своих заблуждениях, сни­мающее бремя вины, дает нам возможность отдохнуть и подготовиться к следующему шагу в нашем восхождении к постоянной и осознанной трезвости». То есть, «Боренька, сделай паузу, скушай «Твикс« и подумай все-таки, что ты хо­чешь от 6-го шага. Так ли уж в святые»?