Проблема страха (январь 1962 г.) 2
Помощь при алкоголизме
Проблема страха (январь 1962 г.) 2

Проблема страха (январь 1962 г.) 2

ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

ЧАСТЬ 3, РАЗДЕЛ 1: ВО ВСЕХ НАШИХ ДЕЛАХ

Проблема страха (январь 1962 г.) 2

Прослушать или скачать файл 3.1.73_2.mp3 в формате MP3

Читать:

Так уж случилось, что у меня духовное познание было внезапным, подобно удару тока, и абсолютно убедительным. Я моментально стал частью – пусть всего лишь крошечной – некой вселенной, управляемой справедливостью и любовью в Божьем лице. И это было истиной независимо от того, какими были последствия своеволия и невежества с моей стороны или со стороны моих спутников в земной жизни.

Вот какую новую четкую уверенность я обрел, и она никогда меня не покидала. Мне дано было узнать, хотя бы на время, что такое отсутствие страха. Естественно, дарованная мне вера, по сути, не отличается от того духовного пробуждения, которое с тех пор познало неисчислимое количество членов АА – просто у меня это произошло более неожиданно. Но даже эта новая система координат, при всей ее решающей важности, лишь ознаменовала мое вступление на длинную дорогу, ведущую прочь от страха по направлению к любви. Старые, глубоко врезавшиеся следы беспокойства не стерлись моментально и навсегда. Конечно, они возникали вновь,  порой вызывали тревогу.

Неудивительно, что после получения такого яркого духовного опыта начальный этап моей жизни в АА отличался изрядной долей гордыни и властолюбия. Мне все еще были очень свойственны жажда обладать влиянием на людей, получать их одобрение, желание быть тем самым лидером. И, что еще лучше, теперь такое поведение можно было оправдывать все во имя добрых дел!

К счастью, за этим периодом моей довольно-таки явной напыщенности, продлившимся несколько лет, последовала полоса неприятностей. Мои притязания на одобрение, которые, очевидно, основывались на страхе его недополучить, начали натыкаться на точно такие же черты в поведении моих товарищей по АА. Поэтому мы были целиком поглощены одним занятием: они спасали Содружество от меня, а я спасал его от них. Само собой, все это выливалось в гнев, подозрения и разнообразные пугающие происшествия. В эту знаменательную и теперь уже кажущуюся довольно забавной эпоху нашей деятельности чуть ли не каждый из нас вновь и вновь начинал изображать из себя Бога. В течение нескольких лет люди, формирующие АА, не знали удержу. Однако из-за этой угрожающей ситуации и были разработаны Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций АА. Это были, главным образом, принципы, призванные уменьшить наше эго, а значит, и наши страхи. Те самые принципы, которые, как мы надеялись, будут обеспечивать наше единство и все возрастающую любовь друг к другу и к Богу.

Постепенно мы начали обретать способность принимать не только добродетели своих собратьев, но и их грехи. Именно в  этот период у нас появилось очень действенное и значимое выражение: «Давайте всегда любить в других самое хорошее – и никогда не бояться в них самого плохого». Через десяток лет стараний внедрить в жизнь Содружества этот вид любви, а также усмиряющие эго инструменты Шагов и Традиций АА, ужасные опасения за выживание АА просто исчезли.

Применение Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиции АА в нашей собственной жизни также принесло невероятное освобождение от всевозможных страхов, несмотря на широкую распространенность громадных личных проблем.

Если же страх сохранялся, то мы его распознавали и, милостью Божьей, обретали способность с ним справляться. Мы начали рассматривать каждую неприятность как данную Богом возможность развить в себе то мужество, что рождается не из бравады, а из смирения. Так мы научились принимать себя, обстоятельства своей жизни и своих собратьев. Милостью Божьей, мы даже обнаружили, что можем умереть благочинно, с достоинством и верой, зная, что «дела творит Отец».

Сейчас мы, члены АА, живем в мире, которому присущи такие разрушительные страхи, каких в истории человечества еще не бывало. Но, тем не менее, в нем мы видим огромные области веры и колоссальное стремление к справедливости и братству. И все же ни один пророк не осмелится предсказать развязку для нашего мира – будет ли это полнейшая гибель или же, по замыслу Божьему, начало самой блестящей эры изо всех доселе известных человечеству. Уверен, мы, члены Содружества, хорошо понимаем всю эту картину. Каждый из нас в своей жизни уже переживал точно такое же состояние пугающей неопределенности, пусть и куда в меньших масштабах.

Мы безо всякой гордыни можем сказать, что не боимся исхода мира, каким бы он ни оказался. Причина в том, что мы обрели способность глубоко прочувствовать и сказать: «Да не убоимся мы зла – да исполнится воля Твоя, не наша!»

Следующая история, хоть и часто рассказываемая, заслуживает повторения. В день, когда на нашу страну обрушилась ошеломительная катастрофа Перл-Харбора, друг АА, одна из величайших духовных фигур, которые когда-либо будут нам известны, шел по улице города Сент-Луис. Конечно, это был всеми нами любимый отец Эдвард Даулинг из ордена иезуитов. Хоть сам и не алкоголик, он был одним из основателей и главных вдохновителей борющейся за существование группы АА в своем городе. Так как многие из его обычно трезвых друзей уже взялись за бутылку, чтобы залить мысли о  трагедии в Перл-Харборе, отец Эд, понятное дело, мучился опасениями, что дорогая его сердцу группа вряд ли удовольствуется этим. По его мнению, одно уже это стало бы само по себе наисерьезнейшей катастрофой.

Тут к нему приблизился некий член АА со стажем трезвости менее года и завязал с ним оживленную беседу, в основном об АА. К своему облегчению, отец Эд видел, что его спутник абсолютно трезв. При этом он ни словом не обмолвился о произошедшем в Перл-Харборе.

В радостном недоумении отец Эд поинтересовался: «Как же так? Неужели вам нечего сказать по поводу Перл-Харбора? Как вы справляетесь с таким ударом?» – «Знаете, – ответил ему тот парень, – мне прямо удивительно, что вам это непонятно. Каждый из нас, членов АА, уже пережил свой личный Перл-Харбор. Так скажите же мне, с чего это мы, алкоголики, должны сломаться именно из-за этого несчастья?»