Поделиться

Возможно, на свете нет страданий более ужасных, чем химическая зависимость, особенно если она вызвана морфием, героином или другими наркотиками. Такие вещества искривляют разум человека, а мучительный процесс отказа от них просто изнуряет тело страдальца. По сравнению с бедой наркомана наш и алкоголизм выглядит просто мелочью. Злоупотребление барбитуратами приводит к почти столь же плачевным последсвиям. Среди членов АА есть люди, успешно освободившиеся как от бутылки, так и от иглы. Также среди нас очень много тех, кто испытывал или до сих пор испытывает зависимость от “колес” и даже новых транквилизаторов.

Следовательно, проблема наркомании в ее различных формах близка всем нам. Она вызывает у нас глубочайший интерес и сочувствие. В окружающем мире мы видим миллионы мужчин и женщин, которые пытаются решить свои проблемы или убежать от них с помощью наркотиков. Многие члены АА , особенно те, кто сам страдал такой же зависимостью, задаются вопросом: «Что мы можем сделать по отношению к наркотикам – как в Содружестве, так и вне его?»

Поскольку уже в полном разгаре несколько проектов по оказанию помощи зависимым от лекарств и наркотиков – проектов, в которых используются Двенадцать Шагов АА и акгивно участвуют члены АА, – возникает целый ряд вопросов касательно того, как правильно связать эти начинания,
уже приносящие немалые результаты, с группами АА и Содружеством в целом.


Если говорить конкретно, эти вопросы таковы: 1) Может ли стать членом АА человек, не являющийся алкоголиком, но страдающий зависимостью от лекарств или наркотиков? 2) Можно ли привести такого человека как гостя на открытое собрание АА, чтобы он получил там помощь и воспрянул духом? 3) Может ли человек, страдающий зависимостью от лекарств или наркотиков, но также имеющий и опыт проблем с алкоголем, стать членом АА? 4) Могут ли члены АА, страдавшие и алкоголизмом и наркоманией, образовывать специальные группы, чтобы помогать другим членам АА, имеющим проблемы с наркотиками? 5) Может ли такая специальная группа называть себя группой АА? 6) Могут ли быть членами такой группы также и неалкоголики, зависимые от наркотиков? 7) Если да, то следует ли способствовать формированию у этих наркоманов-неалкоголиков убеждения что они стали членами АА? 8) Есть ли какие-либо возражения против того, чтобы члены АА с двойной зависимость становились членами сторонних групп – например, Анонимных Наркоманов?

В некоторых из этих вопросов уже практически заключен ответ; с другими же это не так. Но я думаю, что все их легко можно разрешить к всеобщему удовлетворению, если окинуть пристальным взором соответствующие Традиции АА  а также наш обширный опыт в отношении групп специального назначения, в деятельности которых члены АА сегодня активно участвуют – как внутри нашего сообщества, так и вне его.

Есть определенные вещи, которые Содружество АА не может делать ни для кого, независимо от наших индивидуальных желаний и симпатий.

Наша первостепенная обязанность как сообщества заклучается в обеспечении собственного выживания. Поэтому нам необходимо избегать отвлекающих моментов и многоцелевой деятельности. Группа АА как таковая не может брать на себя все личные проблемы своих членов, не говоря уже о проблемах всего мира.

Единственная цель группы АА – трезвость, то есть свобода от алкоголя, достигаемая через изучение и применение на практике Двенадцати Шагов. Группы неоднократно пытались заниматься иными видами деятельности, но всегда терпели неудачу. Мы также усвоили, что невозможно превратит неалкоголика в члена АА. Круг членов Содружества должен быть ограничен исключительно алкоголиками, а группы АА должны ограничиться единственной целью. Если мы не будем придерживаться этих принципов, то почти наверняка распадемся. А если мы распадемся, то не сможем помочь никому.

Для иллюстрации давайте рассмотрим некоторые типичные случаи из нашего опыта. Много лет назад мы надеялись сделать членами АА своих близких и некоторых друзей-неалкоголиков, которые нам очень помогали. У них тоже были свои проблемы, и мы хотели видеть их в наших рядах. Но, к сожалению, обнаружили, что это невозможно. Им нечего было сказать непосредственно по проблемам, составляющим суть АА; к тому же они, за редким исключением, не могли отождествить себя с новичками. Следовательно, они не смогли бы последовательно работать по Двенадцатому Шагу. Как бы ни были близки нам эти славные люди, нам пришлось отказать им в членстве. Мы могли лишь радушно принимать их на наших открытых собраниях.

Вот почему я не вижу никакого способа превращения людей с неалкогольной зависимостью в членов АА. Опыт ясно говори нам, что мы не можем делать никаких исключений, даже невзирая на то, что наркоманы и алкоголики – в некотором роде близкие родственники. Если мы будем упорствовать в этих попытках, то, боюсь, это плохо отразится как на самих наркоманах, так и на АА. Мы должны принять тот факт, что ни одного неалкоголика, какой бы ни была его беда, нельзя трансформировать в алкоголика и члена АА.

А теперь предположим, что к нам обратился наркоман, так же имеющий опыт проблем с алкоголем. Было время, когда такого человека не приняли бы в АА. Многие из первых членов АА имели почти комичное убеждение, что они – “чисто алкоголики”, то есть просто пьяницы без каких-либо иных серьезных проблем. Когда же на пороге впервые возникли алкоголики из числа бывших заключенных и те, кто также имел наркотическую зависимость, было много ханжеского негодования. «Что о нас подумают люди?» – причитали «чистые алкоголики». К счастью, такие глупые мысли уже давно испарились.
Один из лучших известных мне членов АА – человек, который до прихода в АА семь лет сидел на игле. Но еще раньше он страдал тяжелейшим алкоголизмом, и его история это доказывала. Поэтому он вполне подходил для членства в АА. Присоединившись к Содружеству, он помог многим членам
и некоторым не членам АА, имеющим проблемы с лекарствами и наркотиками. Разумеется, это сугубо его личное дело а никак не дело той группы АА, к которой он принадлежит. В своей же группе он – один из ее членов, потому что он на самом деле алкоголик.

Итак, мы подвели итог тому, чего Содружество АА не может делать – ни для наркоманов, ни для кого-либо еще.

А что же мы можем сделать? Очень действенным решением для проблем помимо алкогольной всегда были группы специального назначения. Одни функционируют в рамках АА, другие – вне их.

Первая такая группа была создана еще в 1938 году. Содружество нуждалось в бюро всемирного обслуживания и некотором количестве литературы. У нас имелись проблемы с обслуживанием, которые не могла решить группа АА как таковая. Поэтому мы сформировали совет попечителей (Фонд АА ) чтобы он занимался подобными вопросами. Среди попечилей были и алкоголики, и неалкоголики. Очевидно, что группой АА они не бьши. Это была группа из членов и не членов АА, которые посвятили себя выполнению особой задачи.

Другой пример. В 1940 году нью-йоркским членам Содружества стало скучно, и они организовали свой клуб. В нем было свое руководство и члены АА, которые платили членские взносы. Долгое время члены и руководство клуба считали себя группой АА. Но затем выяснилось, что сам по себе клуб ничуть не волнует многих членов Содружества, посещающих проходящие в нем собрания. Следовательно, ведение дел клуба (для целей социального характера) необходимо было полностью отделить от ведения дел той группы АА, члены которой приходили туда, чтобы проводить свои собрания. Потребовались годы споров, чтобы доказать: нельзя вовлекать группу АА в клубный бизнес и объединять ее с ним. Сегодня администрация и вносящие взносы члены подобных клубов повсеместно считаются группами специального назначения, а не группами АА.

Та же самая ситуация сложилась и с вытрезвителями и “Домами Двенадцатого Шага”, которыми управляют члены АА. Мы никогда не рассматриваем их как группы АА, а расцениваем исключительно как деятельность отдельных заинтересованных людей, которые ведут полезную и зачастую очень ценную работу.

Несколько лет назад многие члены АА стали образовывать особые группы с религиозным уклоном. Поначалу они собирались называть себя группами АА различной специфики. Но вскоре поняли, что этого делать нельзя, так как их группы имели двойную цель: и АА, и религия.

Также было время, когда некоторые члены АА захотели заняться просвещением в области алкоголизма. Я был одним из них. Мы присоединились к некоторым неалкоголикам, так же заинтересованным в этом. Неалкоголикам нужны были члены АА, потому что они нуждались в нашем опыте, философии и общих тенденциях. Все шло прекрасно, пока некоторые из членов АА публично не раскрыли факт нашей принадлежности к определенной просветительской группе. В общественности сразу же сложилось впечатление, что это конкретное образовательное направление и Анонимные Алкоголики – одно и то же. На то, чтобы изменить это мнение, потребовались годы. Зато теперь, когда положение исправлено, многие члены АА сотрудничают с этой замечательной просветительской группой, и мы рады этому.

Так было доказано, что как частные лица мы можем нести опыт и идеи АА в любые сферы деятельности вне Содружества, при условии, что будем сохранять анонимность и отказываться от использования имени АА в целях сбора денег или рекламы.

Я твердо уверен, что этот опыт вчерашнего дня может стать основой для разрешения сегодняшних недоразумений в связи с проблемой наркомании. Этот вопрос для нас нов; однако опыт и Традиции АА, с помощью которых можно его решить, существуют уже давно и проверены временем. Думаю, подытожить вышесказанное можно следующим образом.

Мы не можем предоставлять наркоманам-неалкоголикам членство в АА. Но, как и всех остальных людей, их следует допускать к посещению определенных открытых собраний АА – разумеется, при условии, что сами группы этого хотят.

Желающих членов АА следует поощрять к тому, чтобы они объединялись в специальные группы, в центре внимания которых находились бы проблемы с таблетками и наркотиками. Однако им не следует называть себя группами АА.

По-видимому, нет никаких причин, в силу которых несколько членов АА не могут, если желают, присоединиться к группе «чисто наркоманов», чтобы вместе решать и алкогольные, и наркотические проблемы. Очевидно, что такая группа, имеющая двойную цель, не должна ни настаивать на том, чтобы называться группой АА, ни использовать имя АА в своем названии. Также не следует формировать у ее членов из числа «чисто наркоманов» убеждение, что в результате подобного объединения они стали членами АА.

Определенно, есть веские причины для того, чтобы заинтересованные члены АА участвовали в деятельности сторонних групп, работающих над проблемой наркомании, при условии соблюдения Традиций анонимности и отказа от поддержки посторонних движений.

В заключение я хочу сказать, что на протяжении всей истории АА большинство наших групп специального назначения добивалось просто чудесных результатов. Есть все основания надеяться, что те члены АА, которые в настоящее время работают в мрачной сфере зависимости от наркотиков, достигнут таких же успехов.

В АА для группы существуют строгие ограничения, зато их практически нет для отдельного члена. Помня о Традициях анонимности и отказа от поддержки посторонних движений, член АА может нести идеи Содружества в любые проблемные области нашего крайне проблемного мира.

Похожие публикации


Поделиться