Поделиться

Выступая от имени Совета попечителей АА, наш верный друг и председатель доктор Джек Норрис призвал нас обратить внимание на кое-какую обязанность, чреватую серьезными последствиями. Вне всякого сомнения, будущие историки АА увековечат это событие как один из основных поворотных моментов в ходе развития нашего возлюбленного Содружества. Дело в том, что сейчас нам предстоит пересмотреть и, возможно, перестроить всю сущность и структуру будущего руководства всемирной деятельностью АА. Размышляя над этой проблемой, долго остававшейся нерешенной, полезно будет припомнить: в делах наций и новообразованных сообществ выбор высшего руководства всегда был важнейшей задачей. Об этом говорит вся история человечества.

Доктор Джек прямо предложил нам, Анонимным Алкоголикам в лице Совета попечителей – взять на себя главную роль в управлении всемирными делами АА. Он представил подробную программу для достижения этого – план, который его товарищи-попечители порекомендовали почти единогласно. Если в 1966 году мы примем эту новую концепцию, то основная доля ответственности за ведение наших дел в общемировом масштабе перейдет от неалкоголиков сегодняшнего совета к попечителям-алкоголикам нового.

В этом случае в состав модифицированного совета вошли бы четырнадцать попечителей из числа членов АА и семь попечителей-неалкоголиков. Семеро из членов АА избирались бы от соответствующих регионов США и Канады исходя из их лидерских качеств. Остальные семеро членов АА избирались бы исходя из их развитых деловых, профессиональных и административных навыков. Так получился бы сбалансированный совет из двадцати одного человека, где члены АА составляли бы большинство в пропорции два к одному, тогда как сейчас в совете десять неалкоголиков и девять членов АА. Ключевые посты нового совета были бы открыты для входящих в него членов АА в любой момент, когда замена покажется желательной. Даже если руководствоваться чисто практическими соображениями, улучшенный баланс между тремя классами попечителей должен бы нас прельщать.

Однако план попечителей, обрисованный доктором Джеком, подразумевает нечто гораздо большее, чем простую практичность – он несет в себе глубокую духовную ценность. Это призыв к исполнению величайшей обязанности АА. Кроме того, он, по сути, звучит как констатация факта: теперь АА достигло в своем развитии такой точки стабильности и компетентности, что ему больше не обязательно функционировать под эгидой символа попечительской опеки наших друзей-неалкоголиков, действующего еще с 1938 года. Как вам известно, наша текущая структура была создана давным- давно – во времена, когда в АА было всего три группы и лишь сорок членов.

Здесь нам стоит сделать паузу и вспомнить, почему наш Совет по общему обслуживанию изначально был именно таким. Для АА 1938 год был периодом мучительной неуверенности. Не было никаких свидетельств того, что алкоголики могут сохранять трезвость неограниченное время. Не было и убедительных доказательств того, что мы достаточно стабильны в эмоциональном плане, чтобы самостоятельно о себе заботиться даже в трезвом состоянии. К тому же у нас не было никакого авторитета в обществе – люди вообще не знали о нашем существовании. И потом, многие ли из далеких групп АА захотели бы отправлять свои пожертвования совету попечителей, целиком состоящему из нью-йоркских алкоголиков? Тот ранний период был покрыт мраком страха и нерешительности.

Тем не менее, уже тогда стало ясно, что нашему юному Содружеству необходимо какое-то руководство. На вершине нашей растущей членской пирамиды нужно было воздвигнуть некий маяк, чей свет нес бы идеи АА тем, кто еще страдают от алкоголизма. И мы, опасаясь, как бы он не затух однажды из-за наших срывов и безответственности, были уверены, что нам не следует обслуживать этот маяк только лишь своими силами.

Мы должны были иметь надежную защиту. Но какую? В 1938 году было предложено решение, теперь ставшее историей. Мы попросили тщательно отобранных друзей-неалкоголиков ссоставить большинство в нашем предполагаемом попечительском органе и условились, что этот статус будет легализован. Кроме того, мы ввели традицию: председатель и казначей всегда должны быть из числа неалкоголиков. Честно признавая, что АА обязательно нужна такая защита, мы трезво рассудили: даже если все попечители из АА запьют, наш совет все равно продолжит функционировать силами его хранителей-неалкоголиков.

К счастью, сейчас все эти чрезмерные страхи и изощренные меры предосторожности вызывают у нас улыбку. За прошедшие двадцать семь лет алкоголь вывел из строя всего лишь двух попечителей из АА, а тем временем наши идеи распространялись по всему миру, и притом, вне всякого сомнения, весьма эффективно. Вероятно, не будет преувеличением сказать: половиной сегодняшнего состава Содружества и большой долей нашего замечательного единства мы во многом обязаны усилиям слуг АА в сфере всемирного обслуживания как совету попечителей, так и сотрудникам Офиса общего обслуживания.

Конечно, бывали у нас и эмоциональные штормы, но не серьезнее, чем те, что поражают большинство прочих сообществ. И каждый раз такого рода помехи успешно преодолевались благодаря духу безграничной преданности, которая всегда пронизывала все уровни наших всемирных служб. Наша история говорит сама за себя. Сегодня мы знаем, что нам нет нужды страшиться алкоголизма и чрезмерной эмоциональной нестабильности.

А теперь давайте разберемся: какова была ценность наших попечителей-неалкоголиков на протяжении всех этих лет? Я могу без колебаний сказать вам, что их ценность просто немыслима. Лишь Бог мог бы подвести итог их заслугам. Поэтому я всей душой надеюсь, что многие из таких друзей останутся с нами и впредь – как и предполагает наш новый план.

В те времена, когда об АА никто не знал, именно попечители- неалкоголики представили нас широкой публике. Они подали нам идеи, которые теперь составляют часть рабочей структуры Штаба АА. Они добровольно проводили многие часы, трудясь бок о бок с нами даже в самых тяжелых обстоятельствах. Они щедро делились своей профессиональной и финансовой мудростью. Время от времени они помогали нам тем, что выступали посредниками в трудных ситуациях.

Одного их присутствия в нашем совете вполне хватало для полного доверия и уважения со стороны многих отдаленных групп, особенно в ранние годы АА. А тем временем они убеждали окружающий мир в ценности Содружества. На деле, они до сих пор оказывают нам эти необыкновенные услуги. Кроме того, именно эти люди держались стойко в волнительный и опасный период между 1940 и 1950 годами, когда единство и коллективная ответственность АА подверглись решающему испытанию – в период, когда из уроков нашего опыта выковывались Двенадцать Традиций.

Я постоянно служил в Штабе АА более четверти века и потому, как никто другой, понимаю, что значили для нас эти верные друзья. С благодарностью изложить в данной статье доказательства их грандиозных заслуг – мой глубочайший, безусловнейший долг. И выражение благодарности было бы не полным, если бы я не упомянул о неоценимом вкладе в процветание АА, который внес один наш друг и попечитель- неалкоголик. Я имею в виду человека, известного многим из вас – нашего бывшего председателя мистера Бернарда Смита. Во время сильнейшего кризиса за всю историю Содружества именно Берн убеждал нас выполнять наши явные закономерные обязательства.

Надо признать, что как отдельные лица мы, Анонимные Алкоголики, никогда особо не стремились брать на себя серьезные обязанности. Сначала всех нас пригнал в АА хлыст алкоголя. Вскоре, начиная новую жизнь, мы столкнулись с Двенадцатью Шагами и Двенадцатью Традициями. И почти всегда мы принимали их лишь частично. Но время шло, и наше соответствие этим принципам улучшалось. Мы начали их практиковать, потому что знали – нам так нужно, хоть многое и дается тяжело. Однако большинство из нас очень долго шли к той точке, когда смогли принять более трудные обязанности с полноценной, радостной готовностью, которая, наконец, дает нам устойчивую духовную продуктивность.

Также стоит отметить: как и другие люди, мы, члены АА, склонны противиться любым предложениям о крупных переменах – особенно когда кажется, что все идет хорошо. Зачастую такое сопротивление основано на наших страхах, но иногда бывает продиктовано чистой осторожностью. Это качество консерватизма порой предотвращало необдуманные поспешные решения по важным вопросам.

Разумеется, то, что справедливо в отношении каждого из нас в отдельности, относится и к Содружеству в целом. Я отлично помню ярые возражения против создания нашего всемирного попечительского органа в 1938 году и издания нашего учебника «Анонимные Алкоголики» в 1939 году. И меня до сих пор охватывает дрожь при воспоминании о поистине отчаянном сопротивлении в 1946 году, когда впервые была запланирована Конференция по общему обслуживанию Анонимных Алкоголиков. В те времена большинство членов АА искренне верили, что искушения и риски таких сложных начинаний слишком велики для нас. Но теперь мы можем благодарить Бога за то, что в итоге все же взглянули в лицо этим важнейшим и очевиднейшим обязанностям и приняли их.

Однако в каждом из этих случаев выяснялось: мы должны быть твердо убеждены в абсолютной необходимости перемен. Нужно было прочное ядро личного лидерства – конструктивного и убедительного.

Именно это и дал нам наш замечательный друг Берн Смит, когда в 1950 году, после нескольких лет пустой болтовни, мы никак не могли решиться создать Конференцию по общему обслуживанию АА. Именно его личные лидерские качества спасли положение.

Позвольте мне изложить предысторию события. К 1946 году начали проявляться некоторые факты жизни АА. По мере распространения групп по всему миру наш попечительский орган – тогда называемый Фондом – становился все более изолированным. На самом деле единственным связующим звеном между этим советом и тысячами наших товарищей по Содружеству были лишь несколько без устали трудящихся членов АА из Бюро общего обслуживания, Доктор Боб и я. Самих же попечителей народ практически не знал. Доктор Боб заболел – возможно, смертельно. Наша связь с остальной частью АА была слишком непрочной и могла оборваться. Поэтому некоторые из нас пришли к мысли, что крайне важно без промедления установить прямой контакт между советом попечителей и Содружеством в целом.

Была и другая причина. Большинство групп к тому времени заявили, что больше не собираются жить под покровительством и руководством местных основателей и ветеранов, невзирая на всю свою любовь к ним. Плохо ли, хорошо ли, но группы принимали решение заботиться о себе самостоятельно.

Это была революция АА. Она привела к формулированию Второй Традиции, в которой изложены принципы функционирования Содружества: во всех сферах нашей деятельности высший авторитет – групповое сознание, а от имени групп действуют назначенные ими облеченные доверием слуги.

Конечно, члены совета, так долго работавшие в изоляции, в самом деле, были облеченными доверием слугами. Но это не меняло того факта, что у них не было прямой связи с групповым сознанием АА; к тому же они не были непосредственно подотчетны ему. Становилось очевидным: мы здесь в Нью-Йорке до сих пор функционируем как протекторат, а ведь такая структура уже устарела и не согласуется с положениями и духом Второй Традиции.

В результате было предложено созвать Конференцию по общему обслуживанию из делегатов, которые заполнили бы собой эти пробелы. Однако, как только новость об этом проекте начала распространяться, поднялась волна сопротивления. Чем больше одни настаивали на Конференции, тем больше упиралась оппозиция. Многие члены АА были крайне напуганы. Они воображали себе, как их захлестнет борьба за власть, низкие политические интриги, финансовые неурядицы и тому подобное. В такой обстановке многие разумные члены Содружества никак не могли разглядеть настоятельную потребность в радикальных переменах. Видя их протест, наш совет, само собой, пришел к выводу, что Анонимные Алкоголики явно не хотят никакой Конференции. Боюсь, мое непрестанное проталкивание идеи о Конференции лишь обостряло и без того тупиковую ситуацию.

И тут на сцену вышел Берн Смит. С несравненной дипломатичностью и тактом он указал на то, что, по его мнению, реальный риск затеи с Конференцией гораздо меньше, чем риск бездействия – тактики, которая в будущем если и не приведет АА к гибели, то определенно нанесет Содружеству тяжелую рану в самое сердце служения. Он был глубоко убежден: мы не должны идти на риск краха нашего Штаба, ведь такая катастрофа могла бы стать непоправимой.

Помимо этого, он напомнил нам, что самоуправление – первейшая обязанность каждого демократического сообщества, каким объявило себя наше Содружество во Второй Традиции. Как известно, в итоге точка зрения Берна была принята. Я никогда не забуду тот чудесный день в его офисе, когда структурный комитет совета попечителей порекомендовал незамедлительный созыв Конференции по общему обслуживанию АА. Выходит, именно нашему другу Берну мы обязаны существованием ежегодной Конференции.

Несомненно, его история имеет самое прямое отношение к важнейшему вопросу о будущем лидерстве в АА, который снова встал перед нами и обсуждается вот уже десять лет.

Совершенно очевидно, что доктор Джек оказывает нам услуги столь же исключительной важности. Ему и его товарищам- попечителям мы обязаны столь же многим. В значительной степени благодаря мудрому и терпеливому лидерству доктора Джека в эти времена перемен мы и имеем сейчас перед собой план о попечителях, который в случае его принятия ознаменует собой последний решающий шаг в эволюции структуры всемирного обслуживания АА.

Едва ли стоит говорить, что я горячо одобряю этот план. Его изложение на Конференции 1965 года стало одним из самых вдохновляющих и радостных событий всей моей жизни в АА.

Наконец, давайте вместе поразмыслим о высоком духовном смысле этого важнейшего плана.

Как нам известно, весь успех АА можно объяснить двумя словами: смирение и ответственность. Все наше духовное развитие можно в точности измерить степенью нашей приверженности этим величественным стандартам. Растущее смирение вкупе с растущей готовностью брать на себя и выполнять явные обязанности – вот истинный фундамент любого духовного роста. Они показывают нам саму суть правильного существования и правильных поступков. Именно они позволяют нам постигать и исполнять Божью волю.

Так какие же духовные дары предложили нам сегодня наши друзья во имя будущего блага АА? Они предложили сократить их в числе до троих человек. Все еще составляя большинство в Совете и продолжая занимать в нем ключевые посты, наши неалкоголики все эти годы оказывались в роли опекунов АА – а ведь о такой ответственности их никогда не просили. Выходит, этот старый символ защиты уже давно потерял свое значение. Учитывая это, новый план попечителей предполагает, что в будущем наши друзья будут в Совете в меньшинстве и, таким образом, станут просто нашими коллегами. Внося это скромное предложение, они призывают нас взять на себя высочайшую обязанность – направлять нашу собственную жизнь как Содружества, руководствуясь Божьей волей.

Тогда, если так они проявляют свое смирение, то как мы должны проявить свою ответственность? По сути, они сказали нам, как своим только что достигшим совершеннолетия родственникам: «Перед вами простирается будущий мир, и вы прекрасно подготовлены. Выходите же в него и ничего не бойтесь. Мы твердо верим в вас. Идя вперед, к своей судьбе, всегда помните, что Бог в мудрости своей одарил вас тремя драгоценными благословениями: свободой от смертельной болезни; жизненным опытом, позволяющим вам нести эту бесценную свободу другим; и, наконец, все расширяющимся видением Божьей реальности и Его любви».

Так давайте же, Анонимные Алкоголики, всегда оставаться достойными этих трех благодатных даров и высочайших обязанностей, которые теперь принадлежат нам – пока милостивому Богу будет угодно существование АА.


Поделиться