Поделиться

Что касается практического применения Одиннадцатого Шага – «Стремились путем молитвы и размышления углубить свой сознательный контакт с Богом, как мы Его понимали, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого», – я уверен, что все еще во многом нахожусь на уровне начинающего; у меня наблюдается почти что задержка развития.

Вокруг себя я вижу многих людей, которые гораздо больше меня преуспевают в установлении контакта с Богом. Конечно, я не должен говорить, что за все эти годы не добился совершенно никакого успеха; я просто признаюсь, что не добился того успеха, какого мог бы добиться, с учетом того, какими возможностями я располагал и располагаю до сих пор.

Скоро наступит моя двадцать четвертая годовщина в АА; за все это время я ни разу не выпил. На деле, я едва ли вообще испытывал такое искушение. Этот факт в какой-то мере доказывает, что я, должно быть, сделал Первый Шаг – «Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что наша жизнь стала неуправляемой» – и с тех пор следовал ему. Первый Шаг был для меня легким.

Затем мне в самом начале повезло пережить грандиозное духовное пробуждение, благодаря которому ко мне «пришло осознание Божьего присутствия» и «вернулось здравомыслие», по крайней мере, в отношении алкоголя. Поэтому у меня не было трудностей и со Вторым Шагом АА – в моем случае его содержание было подарено раз и навсегда.

Четвертый и Пятый Шаги, в которых речь идет о самоанализе и признании своих недостатков, также были не слишком трудны. Разумеется, мой самоанализ частенько был несовершенным. Иногда я не признавался в своих изъянах тем, кому нужно было; иногда я признавал их недостатки вместо своих собственных; а иногда мое признание дефектов своего характера скорее походило на громкие жалобы на обстоятельства и проблемы своей жизни.
Как бы то ни было мне, полагаю, обычно удавалось проделать весьма тщательную и основательную работу по распознанию и признанию своих личностных недостатков. Насколько мне известно, на данный момент у меня нет ни одного изъяна или насущной проблемы, которых я не обсуждал бы с близкими мне людьми-советчиками. Однако такое удачное положение дел – не повод для того, чтобы восхищаться собой. Когда-то давно мне посчастливилось понять, что я должен непрерывно продолжать самоанализ, иначе совершенно потеряю контроль над собой. Невзирая на то, что это непрерывное саморазоблачение перед самим собой и другими было вызвано явной необходимостью, оно было горькой пилюлей. Но годы повторений значительно облегчили этот труд. Девятый Шаг – возмещение нанесенного ущерба – был во многом сходен с ним.

Двенадцатый Шаг – донесение идей АА до других людей для меня стал почти сплошной огромной радостью. Мы, алкоголики, народ деятельный, и я – не исключение. А в Содружестве действие окупается так, что неудивительно, что Двенадцатый Шаг – самый популярный и самый легкий для большинства из нас.
Эта небольшая зарисовка моего собственного «паломничества» призвана проиллюстрировать, где мне, а, возможно, и множеству других членов АА, все еще недостает чего-то чрезвычайно важного. Из-за недостатка дисциплинированного внимания, а иногда из-за нехватки правильной веры многие из нас год за годом остаются в довольно легком духовном детском саду, только что описанном мной. Однако у нас почти неизбежно появляется чувство неудовлетворения, и нам приходится признать, что мы застряли в неудобной и, возможно, очень болезненной точке.

Работа по Двенадцатому Шагу, выступления на собраниям, истории из времен пьянства, признание наших недостатков и рассказы о проделанной с ними работе – все это больше не делает нашу жизнь свободной и полноценной. Зачастую отсутствие у нас роста обнаруживается в момент неожиданного бедствия или сильного эмоционального потрясения. А может, мы срываем финансовый джек-пот и удивляемся тому что это практически ничего не решает: мы все так же скучаем и несчастны.

Так как обычно мы в таких ситуациях не напиваемся, друзья с горящими глазами говорят нам, что мы прекрасно справляемся.

Но в душе мы знаем, что это не так. Мы знаем, что достигнутого нами прогресса недостаточно. Мы все еще не можем справляться с жизнью, как она есть. Должно быть, в нашей духовной работе и развитии есть какой-то серьезный изъян.

Так в чем же он?

Более чем вероятно, что мы свяжем свою проблему с непониманием либо невыполнением нами Одиннадцатого Шага, в котором речь идет о молитве, размышлении и Божьем руководстве. Другие Шаги помогают большинству из нас оставаться трезвыми и хоть как-то функционировать. А Одиннадцатый Шаг, если мы изо всех сил стараемся и постоянно работаем над ним, способствует нашему дальнейшему росту. Если мы будем уделять Одиннадцатому Шагу хотя бы пять процентов того времени, которое по привычке (и это правильно) щедро тратим на Двенадцатый, это может принести замечательно богатые плоды. Таков практически одинаковый опыт тех, кто постоянно практикует Одиннадцатый Шаг.
В этой статье мне хотелось бы еще более развить тему Одиннадцатого Шага – ради скептика, того невезучего человека, который не может поверить, что этот Шаг вообще имеет какую-либо ценность.

Полагаю, для многих людей первым большим препятствием оказывается фраза «Бог, как мы Его понимаем». Скептик склонен говорить: «По-видимому, никто не способен понять, что такое Бог. Я наполовину верю, что есть какая-то Первопричина – нечто, а может, Некто. Но пойти дальше я не могу. Думаю, люди обманывают сами себя, когда утверждают, что могут. Даже если этот Некто и есть, то с какой стати ему беспокоиться обо мне, таком маленьком, когда у него, управляющего всей Вселенной, и так полно дел? А что до тех ребят, которые заявляют, что Бог говорит им, где искать нефть и когда чистить зубы, – они просто утомляют меня».

Этот наш друг, очевидно, верит в существование некоего Бога – «Бога, как он Его понимает». Но он не верит в возможность более глубокого представления о Боге или более глубоких чувств по отношению к Нему. Поэтому он рассматривает углубленное размышление, молитву и поиск Божественного руководства всего лишь как средства самообольщения. Так что же наш испытывающий затруднения друг может с этим поделать?

Он может в порядке эксперимента попробовать усиленно заняться углубленным размышлением, молитвой и поиском Божественного руководства. Он может обращаться к какому угодно Богу, который, по его мнению, существует. Или же, если он думает, что Бога нет, то может в экспериментальных целях признать, что, возможно, заблуждается. Это крайне важно. Как только он будет способен занять такую позицию, это будет означать, что он перестал играть роль Бога сам и что его разум раскрылся навстречу новому. Подобно любому хорошему ученому, трудящемуся в своей лаборатории, наш друг может принять определенную теорию и молиться некой “Высшей силе”, которая, возможно, существует и, возможно, готова помогать ему и вести его. Он продолжает экспериментировать – в данном случае, молиться – на протяжении долгого времени. И опять-таки старается поступать как ученый, как экспериментатор, который не должен сдаваться, пока есть хоть малейший шанс на успех.

По мере продолжения молитва приносит ему все больше результатов. Если он проявит настойчивость, то почти наверняка обретет большее спокойствие и большую терпимость, а его страх и гнев уменьшатся. Он приобретет своего рода спокойное мужество, которое не будет вызывать в нем напряжения. Он сможет разглядеть, что на самом деле представляет из себя так называемые «поражение» и «успех». Он начнет воспринимать проблемы и бедствия как обучение, а не разрушение. Он почувствует себя более свободным и здравомыслящим. Мысль о том, что он, возможно, гипнотизирует себя путем самовнушения, станет ему смешна. Усилится его чувство цели и направления. Напряжение и беспокойство начнут ослабевать. Вполне вероятно, что улучшится и его физическое здоровье. С ним начнут происходить чудесные необъяснимые вещи. Непостижимым образом наладятся испорченные отношения в его семье и вне ее.

Даже если произойдет лишь немногое из этого, он все равно обнаружит, что владеет великими дарами. Столкнувшись с трудной ситуацией, он способен смело встретить ее и принять. Теперь он может принять самого себя и окружающий мир. Он может это сделать, потому что теперь принимает некоего Бога, который есть Все Сущее – и который любит всех. Теперь, произнося слова: «Отче наш, сущий на небесах, да святится имя Твое», наш друг глубоко и смиренно вкладывает в них именно этот смысл. Пребывая в состоянии глубокой медитации, благодаря которой он освобождается от мирской суеты, он знает, что находится в руках Божьих и что его
судьба в полной безопасности – и в этой жизни, и в иной.

Один великий богослов как-то заметил: «Молитву критикуют, главным образом, те, кто никогда не пытался практиковать ее в достаточной мере». Это – хороший совет, который я стараюсь еще серьезнее принимать на свой счет. Многие из нас уже долгое время стремятся улучшить свой сознательный контакт с Богом, и я надеюсь, что вскоре гораздо большее число членов АА присоединится к этой мудрой компании.

Я только что закончил перечитывать главу из нашей книги и Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций», посвященную Одиннадцатому Шагу. Она была написана почти пять лет назад. И я был изумлен, когда осознал, как мало времени, на деле, уделял собственным простым советам по размышлению, молитве и поиску Божественного руководства – практики, которые я так горячо рекомендовал всем остальным!

Вероятно, я далеко не единственный, кто уделял этому недостаточно внимания. Но я знаю: такая нерадивость может привести к тому, что мы упустим самый прекрасный опыт в своей жизни, а также серьезно замедлить тот рост, которого мы, как надеется Бог, можем достигнуть здесь, на земле – в этот великий день в школе, самом первом из множества дворцов нашего Отца.


Поделиться