Снова на распутье (ноябрь 1961 г.)
Помощь при алкоголизме
Снова на распутье (ноябрь 1961 г.)

Снова на распутье (ноябрь 1961 г.)

ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

ЧАСТЬ 3, РАЗДЕЛ 2: ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Снова на распутье (ноябрь 1961 г.)

Прослушать или скачать файл 3.2.89.mp3 в формате MP3

Читать:

У нас, членов АА, повсеместно развивается более острое осознание своей истории и значения ее поворотных моментов. Более того, я полагаю, у нас вырабатывается правильное восприятие собственной истории, что, на самом деле, крайне важно. Прошлое всего мира показывает: многие объединения и нации пали жертвами страха и гордыни или же своих агрессивных намерений. Они утратили чувство смысла, цели, верного направления и потому распались и исчезли. Ни власть, ни слава, ни богатство никак не могли гарантировать им долговременное выживание.

В летописи первой четверти века существования АА мало что указывает на возможность такой судьбы для нас. В своей жизни, а значит, и в самом Содружестве, мы беспрестанно стремимся отбросить в сторону все те тщеславные потребности в славе, власти и материальных благах, которые сгубили стольких из нас в дни пьянства. Этот страшный опыт живо стоит у нас перед глазами, и потому неудивительно, что Двенадцать Шагов АА постоянно напоминают нам о насущной необходимости усмирять свое эго и что Двенадцать Традиций настойчиво предостерегают от опасностей накопления богатства, погони за славой и вечного искушения противостоять и нападать.

К такой мудрости мы пришли не благодаря своим добродетелям – напротив, это углубившееся понимание уходит корнями в наши прежние безумства. В самый критический момент, милостью Божьей, каждому из нас была дарована возможность развить в себе растущее ощущение смысла и цели собственной жизни. Поскольку в этом заключается суть нашего индивидуального опыта, в этом же и суть нашего опыта как Содружества. Мы выстрадали достаточно, чтобы узнать кое-что о любви к Богу и друг другу. Так мы научились выбирать те принципы и методы, благодаря которым наверняка можно выживать и расти. Таков духовный климат, в котором нам, членам АА, посчастливилось сегодня жить.

Даже наше порой неправильное поведение в трезвости никогда не меняло этой всепроникающей атмосферы смирения и любви. Мы считаем, что именно такие духовные условия привносят в среду АА столь мудрое руководство свыше.

Мы всерьез утверждаем, что это не самомнение, а очевидный факт нашего опыта. Достаточно лишь поразмыслить над длинной чередой явно правильных решений, принятых нами за прошедшие двадцать шесть лет – решений насчет принципов Содружества и верных методов их донесения. До сих пор не промелькнуло ни малейшего признака, говорящего о том, что хоть одно из этих важнейших решений было ошибочным.

По всей видимости, до сего момента АА выбирало правильный поворот на каждом новом перекрестке. Едва ли это только лишь наша заслуга. Наше Содружество убедительно доказало мудрость старого изречения: «Что для человека крайность, для Бога – возможность». С такой историей за спиной мы безбоязненно можем вступить в следующий час решений, преисполненные уверенности и веры.

Факты говорят о том, что в делах АА сейчас действительно наступил очередной поворотный момент. Это связано с будущим управлением всемирным обслуживанием АА в целом. Поэтому нам необходимо по-новому взглянуть на грядущее. Конкретно на этом перепутье ключевое решение должен принять я. Вот оно:

Я убежден, что теперь мне следует отстраниться от любого активного руководства всемирным обслуживанием АА и передать все свои лидерские полномочия в таких делах попечителям Совета по общему обслуживанию АА.

Идея отнюдь не нова – это просто последний шаг процесса, развивавшегося на протяжении более чем десяти лет. Мы с Доктором Бобом держали эту мысль в голове еще в 1948 году, когда вместе писали для нашего журнала статью под названием «А можно мы тоже вступим в АА?» Еще больше мы думали об этом в 1951 году, когда в порядке эксперимента была проведена первая Конференция по общему обслуживанию. Наконец, когда в 1955 году в Сент-Луисе все полномочия и ответственность в сфере всемирного обслуживания были переданы нашей Конференции, это было явным предзнаменованием моего отстранения от активного руководства обслуживанием.

Тем не менее, еще осталось кое-что от моего прежнего статуса, и это требует пояснения. После Сент-Луиса было несколько задач, все еще требовавших моего пристального внимания. Но теперь они практически выполнены. В течение последних шести лет я совместно с нашими попечителями осуществлял руководство конкретно этими делами. Несомненно, такое продолжение утвердило меня в глазах многих членов Содружества как неизменный элемент всемирного обслуживания АА и его символ. Это последние остатки моего лидерства в плане обслуживания.

Для таких мер есть веские, даже настоятельные причины. Главная заключается в существующей необходимости строго придерживаться Второй Традиции АА в каждой сфере нашей работы по всемирному обслуживанию. Это означает, что мне не следует больше выступать лидером в служении от имени группового сознания АА. Теперь это должно целиком стать функцией наших попечителей, направляемых делегатами Конференции. Подумайте также о другой очень здравой традиции АА – ротации в лидерстве. Сегодня этот принцип строго соблюдается повсюду – за исключением моего случая. Мне следует ликвидировать этот неуместный пережиток, выйдя из игры и удалившись на места для зрителей, где находятся уже практически все ветераны АА.

Но это еще не все. Возможно, моя бессрочная работа в Штабе АА прикрывает некие непредвиденные изъяны в нашей организационной структуре. Если они есть, им нужно дать возможность проявиться. К тому же, нынешним прекрасным лидерам, которые есть у нас среди попечителей и в Штабе, следует позволить работать без дальнейшего сотрудничества со мной. Мы знаем, что в долгосрочной перспективе двуглавое руководство – вещь крайне нездоровая. Мое отстранение от активного служения исправит этот дефект.

Есть и очень важные психологические причины. АА во многом подобно семье, духовными родителями которой, само собой, являемся мы, ветераны. Если родитель уходит из семьи, еще не достигшей такого возраста, чтобы она была способна взять ответственность на себя, то он, конечно, предает свой родительский долг. Но родитель, слишком уж задержавшийся на посту, тоже может нанести большой вред. Если он упорно проявляет свою родительскую власть и держит подопечных под своей защитой долгое время после того, как они достигли возраста ответственности, то он просто лишает их бесценного права самостоятельно взглянуть жизни в лицо. То, что было абсолютно правильно в пору их детства и подросткового периода, становится совершенно непригодным, когда они выросли. Поэтому мудрый родитель всегда меняет свой статус в соответствии с этим. Разумеется, он все равно протянет им руку помощи в критической ситуации, если попросят. Но он знает, что должен позволить своим наследникам совершать ошибки и самостоятельно исправлять большую их часть, жить собственной жизнью, развиваться. Вторая Традиция АА глубоко подтверждает эту всеобъемлющую истину, провозглашая: «Есть лишь один высший авторитет – любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может предстать в нашем групповом сознании».

Конечно, я не предполагаю совсем отказаться от участия в служении, а лишь предлагаю изменить мои взаимоотношения с АА. Например, я рассчитываю присутствовать на собраниях попечителей и на Конференциях. А если в нашей существующей структуре обслуживания обнаружатся явные изъяны, я охотно буду помогать в их устранении, если меня об этом попросят. Короче говоря, я собираюсь быть доступным в случае нужды, но никогда больше не возвращаться «на вершину», и АА надеется, что все ветераны займут точно такую же позицию.

Мое предстоящее удаление на скамейку запасных непременно повлечет за собой и другие перемены. Думаю, мои поездки и выступления прекратятся – за исключением разве что, может быть, одного-двух будущих путешествий за границу и моего участия в различных международных съездах.

По сути, у меня больше нет возможности откликаться на сотни поступающих приглашений. Кроме того, очевидно, что продолжение моих выступлений только усиливало бы мое выдающееся положение в АА – в то самое время, когда его, напротив, следует весьма ослабить. Во многом такая же ситуация и с моей чрезвычайно обширной корреспонденцией, которая настолько разрослась, что я больше не могу воздавать ей должное.

Тем не менее, один важнейший канал общения остается широко открытым – мои статьи для журнала «Грейпвайн».

Это дело я непременно хочу продолжать. К примеру, прямо сейчас я пишу серию статей под названием «Применять эти принципы во всех наших делах». Возможно, позже эти материалы можно будет расширить до полноразмерной книги, в которой будет предпринята попытка рассмотреть проблему жизни вообще глазами членов АА. Если окажется, что я смогу ее написать, то этот труд, может быть, будет иметь непреходящую ценность.

Есть и еще один фактор, имеющий отношение к моему решению. Как любой член АА, я определенно обязан стать гражданином мира вокруг меня и направить в него полученный в нашем Содружестве опыт жизни и работы. Поэтому я уже исследую некоторые сферы внешней деятельности, в которые, возможно, смогу внести полезный и значимый вклад. Я впервые чувствую себя свободным следовать конструктивному примеру, уже поданному несчетным числом моих товарищей по АА. Но главная причина, почему я выбираю этот новый курс, заключается, конечно, в моей глубокой и твердой вере в то, что в долгосрочной перспективе такой вариант окажется наиболее отвечающим интересам Анонимных Алкоголиков.

Стоит ли говорить, что я приближаюсь к этому новому перепутью для АА и для меня с комом в горле и сердцем, переполненным благодарностью за все те беспримерные привилегии и дары, которыми я так долго благословлен!