ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

Традиция, рожденная из нашей анонимности (январь 1946 г.)

Прослушать или скачать файл в формате MP3

Читать:

В будущем принцип анонимности, несомненно, станет частью наших жизненно необходимых Традиций. Уже сегодня мы ощущаем его практическую ценность. Но что еще важнее, мы начинаем осознавать, что слово «анонимные» имеет для нас огромное духовное значение. Мягко, но настойчиво оно напоминает нам о том, что мы всегда должны ставить принципы выше личностей;  что мы отказались от личной славы на публике;  что наше движение не только проповедует смиренную скромность, но и практикует ее. Не приходится сомневаться и в том, что поддержание анонимности во взаимоотношениях АА с общественностью уже оказало огромное влияние и на нас самих, и на миллионы наших друзей вне Содружества. Анонимность уже стала фундаментом всей нашей общественной политики.

То, как эта идея возникла и как она нами завладела, – интересный эпизод истории АА. В годы, предшествующие изданию книги «Анонимные Алкоголики», у нашего сообщества не было названия. Тогда наши основные принципы выздоровления еще только испытывались, и по ним возникали разногласия; безымянные, бесформенные, мы были просто кучкой пьяниц, наощупь бредущих по тропинке, которая, как мы надеялись, должна была стать дорогой к свободе. Затем, убедившись, что движемся в верном направлении, мы решили написать свою книгу и через нее поведать другим алкоголиках о наших идеях. Взявшись за дело, мы изложили в ней суть своего опыта. Книга родилась из тысяч часов дискуссий. Она поистине представляет собой коллективный голос, сердце и разум тех из нас, кому выдалось быть пионерами АА в первые четыре года.

Приближался день публикации книги, а мы все ломали голову над подходящим названием. Было рассмотрено не менее двухсот вариантов. Одним из наших основных занятий стало выдумывание названий и голосование по ним на собраниях. Сумбурные споры и обсуждения, в конце концов, сузили выбор до пары названий. «Выход есть» или «Анонимные Алкоголики»? Группы Акрона и Нью-Йорка в последний момент проголосовали, и с небольшим перевесом победил вариант «Выход есть». Но прямо перед отправкой в печать кто-то предположил, что, возможно, уже есть другие книги с этим названием. Тогда один из наших первых «одиночек» (добрый старина Фитц М., тогда живший в Вашингтоне) отправился в библиотеку Конгресса, чтобы это выяснить, и обнаружил двенадцать книг, уже названных так. Узнав об этом, мы содрогнулись при мысли о том, что станем тринадцатым «Выходом», и остановились на «Анонимных Алкоголиках». Так появилось название у нашей книги опыта и у самого нашего движения, а также, как мы теперь начинаем понимать, Традиция, исполненная величайшего духовного смысла. Поистине, неисповедимы пути Господни!

В книге «Анонимные Алкоголики» принцип анонимности упоминается всего три раза. В предисловии к первому изданию говорится: «Поскольку большинство из нас – бизнесмены и специалисты, некоторые не смогли бы продолжать заниматься своим делом в случае огласки…»; затем: «Мы настоятельно просим, чтобы каждый член Содружества, высказываясь на тему алкоголизма перед широкой публикой устно  или письменно, не называл своего имени, а представлялся  просто «одним из членов АА»; и, наконец: «Прессу мы также убедительно просим соблюдать это условие, иначе нам будет нанесен серьезный вред».

После выхода нашей книги в 1939 году появились сотни групп АА, и каждая задается вопросами: «Насколько анонимными нам полагается быть? И вообще, какой смысл в этом самом принципе анонимности?» При этом каждая группа останавливается во многом на собственной интерпретации.

Вполне естественно, что среди нас наблюдаются большие расхождения во мнениях. Что именно подразумевает наша анонимность и как далеко она должна заходить – эти вопросы остаются нерешенными.

Хоть мы уже и не так страшимся клейма алкоголизма, как раньше, но еще встречаются отдельные люди, для которых их принадлежность к АА – тема крайне щекотливая. Кто-то приходит под настоящими именами, другие же берут с нас клятву соблюдать глубочайшую секретность. Они боятся, что их связь с Анонимными Алкоголиками разрушит их бизнес или навредит социальному статусу. На другом конце шкалы мнений находятся те, кто заявляют, что анонимность – скорее ребячество, чепуха. Они считают своим прямым долгом кричать о собственном членстве в АА на каждом углу. Кроме того, они отмечают, что в Содружестве есть и знаменитости, в том числе национального уровня. Так почему бы нам не извлекать выгоду из их известности, как делала бы любая другая организация?

Между двумя этими крайностями множество оттенков мнений. Некоторые группы, особенно новые, ведут себя как секретные общества. Они не желают, чтобы об их деятельности знали даже друзья; не допускают на свои собрания ни священников, ни врачей, ни даже собственных жен. Что до приглашения журналистов – и думать забудьте! Другие группы полагают, что вся округа должна знать об Анонимных Алкоголиках как можно больше. Они не называют имен в печати, но используют любую возможность прорекламировать свою работу. Иногда они проводят публичные или полупубличные собрания, на которых члены АА выступают под своими именами. Часто на такие мероприятия приглашают в качестве ораторов врачей, священников, чиновников. Время от времени кто-то из членов АА отказывается от анонимности вовсе. Их имена, фото, личная деятельность фигурируют в прессе. Порой они подписывают своим именем статьи с рассказом о собственном членстве в АА.

Таким образом, хоть и очевидно, что большинство из нас верят в важность анонимности, наша практическая реализация этого принципа значительно разнится. Конечно, каждый отдельный человек и группа должны иметь привилегию и даже право решать вопрос с анонимностью по своему усмотрению. Однако, чтобы делать это с умом, мы должны понимать: этот принцип полезен практически для всех нас, и от его соблюдения может зависеть будущая безопасность и эффективность АА. Осознавая это, каждому нужно будет определить для себя, где провести черту – в какой степени применять принцип в собственных делах и как далеко лично ему заходить в раскрытии своей анонимности, чтобы не навредить Содружеству в целом.

Главный вопрос таков: где установить грань, за которой исчезают личности и начинается анонимность?

По сути, в каждодневных контактах с людьми лишь немногие из нас анонимны. Мы раскрываемся на этом уровне, потому что думаем, что нашим друзьям и коллегам  следует знать об АА и о том, что Содружество дало нам.

К тому же, мы хотим избавиться от страха перед разоблачением своего алкоголизма. Журналистов мы настойчиво просим не озвучивать личную информацию о нас, но часто выступаем под настоящими именами на полупубличных собраниях. Нам хочется впечатлить слушателей, показав, но мы больше не боимся говорить о своей болезни при ком угодно. Ну, и то хорошо. Но если мы рискнем превысить  этот лимит, то наверняка утратим принцип анонимности навсегда. Если любой член АА будет чувствовать себя вправе обнародовать свое имя, фото и историю, то в Содружестве быстро вспыхнет эпидемия нарушений личной  анонимности, которые, вероятно, уже не будут иметь вообще никаких пределов. Так не должны ли мы провести грань именно здесь, перед самым мощным средством привлечения?

Если бы меня попросили обрисовать Традицию об анонимности, она могла бы выглядеть так:

  1. Каждый отдельный член АА должен иметь право сохранять личную анонимность в такой степени, в какой ему угодно. Его товарищам по Содружеству следует уважать его желания и помогать ему поддерживать тот статус, какой он хочет иметь.
  2. В свою очередь, отдельному члену АА следует уважать позицию своей группы по вопросу анонимности. Если группа хочет быть более анонимной, чем он, ему следует вести себя так же, как остальные, пока взгляды группы не изменятся.
  3. За исключением крайне редких случаев, Содружеству АА по всей стране следует соблюдать традицию: ни один из нас не должен обнародовать свое имя и фото (в контексте его деятельности в АА) через какие бы то ни было средства массовой информации. Разумеется, это не мешает ему свободно пользоваться собственным именем в любой другой общественной деятельности – при условии, что он не будет раскрывать свою принадлежность к АА.
  4. Если в силу некой экстраординарной причины, подразумевающей благо для всего Содружества, кто-то из членов АА сочтет желательным полностью отказаться от личной анонимности, ему следует это делать, только посоветовавшись со старшими членами группы. Если он собирается объявить о своем членстве в АА на всю страну, с этим вопросом следует обратиться в наше Центральное бюро.

Конечно, я ни в коей мере не считаю эти утверждения правилами или нормами – это просто рекомендации, которые кажутся здоровыми Традициями на будущее. В конечном счете, каждый член АА будет руководствоваться своей совестью.

Разработать четкую Традицию об анонимности у нас получится только нашим обычным путем: методом проб и ошибок, долгих дискуссий, коллективного решения и общего согласия.

Чтобы стимулировать дальнейшие обсуждения, мне хотелось бы в одном из ближайших выпусков журнала привести обзор нашего опыта в вопросах анонимности. Не сомневаюсь, в итоге мы обязательно найдем верные ответы.

Все статьи из книги

Слушать - читать- скачать статьи из книги Язык Сердца.