А можно мы тоже вступим в АА? (октябрь 1947 г.)
Помощь при алкоголизме
А можно мы тоже вступим в АА? (октябрь 1947 г.)

А можно мы тоже вступим в АА? (октябрь 1947 г.)

ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

А можно мы тоже вступим в АА? (октябрь 1947 г.)

Прослушать или скачать файл 1.2.36.mp3 в формате MP3

Читать:

Дорогие члены АА!

У нас с Доктором Бобом есть одна проблема, и нам хочется искренне поделиться ею с вами.

На самом деле, у Содружества множество «основателей» – мужчин и женщин, без чьего особого вклада АА, возможно, никогда бы не возникло. Но каким-то образом получилось, что титул «основателей», похоже, приклеился в основном ко мне и Доктору Бобу. Может быть, причина в недостаточной распространенности информации о ранних днях АА. Такое отношение хоть и подталкивает членов Содружества несколько отделять нас от общей массы собратьев, но очень трогает нас обоих. Безусловно, у нас больше причин быть благодарными, чем у кого-либо в мире. Однако мы начинаем спрашивать себя, не навредит ли АА такое избыточное внимание к нашей особе в долгосрочной перспективе. Разумно ли так выделять «основателей»?

Возможно, наше Содружество станет новым видом человеческого общества. АА может оказаться в неизвестной пока степени способным функционировать на основе силы собственных фундаментальных принципов, а не власти или вдохновения отдельных лидирующих индивидуумов. Таким образом, целое может стать важнее любой из его частей, а неизменные единство и успех могут зависеть, по большей части, от Бога в нашем понимании, действующего через сердца тысяч людей, а не единиц.

В глубине души я считаю, что мы, члены АА, начали ощущать эту радужную перспективу. У нас наблюдается ряд знаков и предвестников уникального будущего: растущая убежденность в том, что активное лидерство должно быть переходящим, поочередным; в том, что каждая группа в собственных делах должна руководствоваться исключительно своей совестью; в том, что наши комитеты и советы – на самом деле наши слуги, а не чиновники; в том, что нам как движению следует оставаться бедными, тем самым избегая рисков растлевающего богатства; в том, что отдельные члены АА должны оставаться анонимными перед широкой публикой.

Такие принципы однозначно оставляют мало места для авторитетного лидерства.

Кто-то скажет: «Но как же нам реализовать этот замысел, когда большинству обществ приходится в значительной степени полагаться на систему управления, деньги и широко известных лидеров, обладающих мощным личным влиянием? Невероятно, но на наших глазах эти мечтания начинают воплощаться. Невзирая на то, что мы все так же опасаемся крупных денежных накоплений и личной славы под именем Анонимных Алкоголиков, наше Содружество продолжает расти без тех факторов, подчас нестабильных, от которых так часто зависит успешность других человеческих начинаний.

Почему же у нас это получается? Потому что мы – сверх-люди? Едва ли! Мы далеко не лучше среднего человека и, безусловно, куда более уязвимы. Наша групповая сила, похоже, странным образом проистекает из нашей индивидуальной слабости, которая потенциально остается всегда.

Мы – алкоголики. Хоть мы и выздоровели, но для нас всегда существует вероятность новой личной катастрофы. Каждый из  нас знает: чтобы не запить снова, ему нужно поддерживать в себе высокую степень честности, смирения и терпимости.

Для нас пить – значит, умереть, а любить Бога и ближних значит, жить.

В таких суровых условиях невозможное становится возможным. Когда жизнь каждого члена АА буквально зависит от его неэгоистичного служения другим, а ложная гордость, жалость к себе и нездоровое своекорыстие почти наверняка нещадно караются зеленым змием, ему нужен лишь самый минимум придуманных людьми правил и вдохновляющих лидеров, чтобы удержаться на верном пути. К тому же он не склонен продолжать пагубные для единства АА действия долгое время. Ведь он отлично знает, что нам, членам АА, приходится держаться вместе, чтобы не погибнуть поодиночке! Поначалу он ведет духовную жизнь, потому что так надо, но вскоре начинает ее вести, потому что так хочет. Таковы поистине судьбоносные обстоятельства, в которых мы все очутились; именно поэтому мы начинаем видеть в АА новые ценности. В своих рядах мы ощущаем царство духовности, которое мало затрагивают такие отвлекающие факторы, как богатство или своекорыстный эгоцентризм.

В этом свете давайте взглянем на Доктора Боба и меня иначе. Похоже, чем больше растет АА, тем больше люди склонны подчеркивать нашу личную роль в его создании и функционировании. Наш статус остается чем-то исключительным. Чуть ли не все другие ветераны АА уже давно отошли на задний план, где, если доверие к ним еще сохраняется, с ними часто консультируются. По общему согласию они стали неофициальными тренерами, кладезями обширного опыта, к которым обращаются в трудных ситуациях. А кузницу этих ценных кадров теперь обслуживают новые команды, которые тоже сыграют свою роль и уйдут со сцены.

Мы думаем, что так и должно быть.

Доктор Боб и я считаем, что этот здравый подход должен быть применим и к нам. Мы не видим веской причины делать из «основателей» исключение. Чем дольше мы, ветераны, занимаем центральное место на сцене АА, тем более рискованные создаем прецеденты для высоко персонализированного и неизменного лидерства. Но разве это не та самая вещь, которой нам следует старательно избегать ради будущего АА? Разумеется, мы с Доктором Бобом не собираемся игнорировать всю ответственность, все еще лежащую на нас. Напротив, сегодня наша главная миссия, по всей вероятности, в том, чтобы помочь Содружеству выработать здоровые Традиции. Но как мы можем, к примеру, отстаивать традиционный принцип ротации в служении, одновременно допуская убеждение, будто мы сами должны оставаться постоянными исключениями? Конечно, не можем!

Взять, например, мою личную ситуацию. Как вы знаете, в последнее время мое здоровье улучшилось, и я собираюсь на крупную региональную конференцию. И сразу же начали приходить теплые, но очень настойчивые приглашения выступить на мероприятиях по всей Северной Америке. Поскольку большинство членов АА по натуре – коммивояжеры, давление на меня просто колоссально.

Чудесно чувствовать, что ты так нужен людям! Однако эти просьбы ставят меня в крайне сложное положение. Говоря откровенно, как я могу выступить на десяти юбилейных вечерах и отказаться от девяноста таких же? Как мне подготовить специальные аудиозаписи или телефонные речи для всех  этих мероприятий? Как ответить на все письма, которые я получаю? Как дать совет сотням отдельных людей и групп насчет их особых проблем? Это физически невозможно! И даже если бы я каким-то образом мог все это осилить и тем самым неопределенный срок оставаться центром дел АА, то было бы это наилучшим вариантом для Содружества в долгосрочной перспективе? Уверен, вы согласитесь, что нет.

Так что наша с Доктором Бобом общая проблема сводится к следующему: нам придется как-то решить, для выполнения каких конкретных немногих задач в АА мы с ним все-таки особенно подходим, и сосредоточиться на них, насколько позволит здоровье.

Что касается меня, я считаю, что мне следует гораздо больше писать: статьи для «Грейпвайна», брошюры, а может, и новую книгу на важнейшую тему – о единстве АА. Эти материалы должны давать много информации о наших развивающихся Традициях и центре общего обслуживания АА, о котором мало что известно. Также мне хотелось бы время от времени присутствовать на самых крупных региональных мероприятиях, чтобы обсудить эти вопросы с как можно большим числом членов Содружества.

В течение следующих двух-трех лет желательно бы расширить базу нашего нью-йоркского центра общего обслуживания, чтобы можно было проводить ежегодное совещание с участием иногородних членов АА, попечителей Фонда, команды Центрального бюро АА и редакции журнала «Грейпвайн», которое называлось бы Конференцией по общему обслуживанию Анонимных Алкоголиков. Помочь организовать такую конференцию – это будет серьезной задачей, ради которой нам, может быть, потребуется посетить целый ряд крупных центров АА по всей стране.

Из соображений блага для всего Содружества нам кажется, что эти задачи – самое необходимое, чем мы должны заняться. Уверен, если мы будем стараться реализовать эти проекты полностью, то едва ли сможем делать что-то еще.

Для успеха нам нужно будет иметь настоящую свободу решений и поменьше отвлекающих факторов. Поэтому мы просим вашего чистосердечного сотрудничества. Хоть нам с Доктором Бобом и предстоят эти задания, мы хотим признаться вам в своем потаенном желании: как отдельным членам АА нам частенько хочется просто прийти и побыть среди вас, как все остальные, без особого внимания к нашей персоне. Конечно, мы желаем, чтобы у нас навсегда сохранилось чувство глубокой радости от того, что нам выпало быть в числе инициаторов нашего движения; но все-таки мы надеемся, что вы начнете думать о нас всего лишь как о ветеранах АА, а не «основателях».

Так можно мы тоже вступим в АА?

Всегда ваш,

Билл.