АА взрослеет. Краткая История АА (005)

Глава I. АА: ВЗРОСЛЕНИЕ

 

Билл У., один из основателей Сообщества Анонимных Алкоголиков

 

И сегодня многие члены АА считают, что лучшим путем к трезвой жизни являются отделения для лечения алкоголизма в монастырских больницах, которые сотрудничают с нами. И те, кто прошел лечение в больнице Святого Томаса в Акроне и благотворительной больницы Святого Винсента в Кливленде, с радостью согласятся с нами.

И мы надеемся, что со временем монастырские больницы различной конфессиональной принадлежности последуют этому великому примеру. То, что Сестра Игнасия со своими помощниками уже сделали в стенах больницы Святого Томаса, является мощной отправной точкой. Но в будущем труд этих людей может получить еще большее признание, поскольку их пример дал толчок целому движению.

В 1949 году, десять лет спустя после начинаний д-ра Боба и Сестры Игнасии, отделения АА в штате Огайо пришли к глубокому пониманию важности этих действий. Был создан специальный комитет, по решению которого на здании крыла в больнице Святого Томаса, отведенного под лечение алкоголиков, повесили мемориальную доску, и этот шаг отражает все то, что многие из нас думают и чувствуют. Меня попросили подготовить текст для этой мемориальной доски и председательствовать на церемонии ее открытия.

Несмотря на недавнюю кончину Анны, д-р Боб смог быть с нами в это время. Очень характерно, то, что Сестра Игнасия не разрешила поставить свое имя на этой доске. Днем 8 апреля 1949 года в субботу было сброшено покрывало, и собравшиеся увидели мемориальную доску со следующим текстом:

В БЛАГОДАРНОСТЬ

ДРУЗЬЯ Д-РА БОБА И АННЫ С.

С ЛЮБОВЬЮ ПОСВЯЩАЮТ ЭТОТ МЕМОРИАЛ СЕСТРАМ И СОТРУДНИКАМ БОЛЬНИЦЫ СВЯТОГО ТОМАСА В АКРОНЕ, ГДЕ ЗАРОДИЛОСЬ СООБЩЕСТВО АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ, БОЛЬНИЦА СВЯТОГО ТОМАСА СТАЛА ПЕРВЫМ РЕЛИГИОЗНЫМ ИНСТИТУТОМ, КОТОРЫЙ ОТКРЫЛ ДВЕРИ НАШЕМУ СООБЩЕСТВУ.

ПУСТЬ СЕРДЕЧНАЯ ПРЕДАННОСТЬ ТЕХ, КТО ТРУДИЛСЯ В ЭТИХ СТЕНАХ НА САМЫХ НАЧАЛЬНЫХ ЭТАПАХ,  СТАНЕТ ЯРКИМ И УДИВИТЕЛЬНЫМ ПРИМЕРОМ НЕПРЕХОДЯЩЕЙ МИЛОСТИ БОЖЬЕЙ

ДЛЯ ВСЕХ НАС.

 

Все прекрасно помнят ставший знаменитым совет д-ра Боба в адрес Сообщества анонимных алкоголиков: «Давайте не усложнять ситуацию. Давайте действовать просто». И я помню, что в книге «АА. Грейпвайн», я отмечал как раз его великую простоту и силу…

Тихо проговорив своей сиделке: «Я думаю, она пришла за мной. Я думаю — это она», д-р Боб ушел в мир иной днем шестнадцатого ноября 1950 года. Так закончил свой путь человек, который, снедаемый болезнью, показал всем нам, как высоко истинная вера помогает нам подняться над мучительными страданиями. Он умер, как и жил — будучи уверенным, что «В доме Отца обителей много».

Воспоминания захлестывают всех, кто знал его. Но кто может сказать, что думают и чувствуют те тысячи больных людей, которых он лечил лично и которым оказывал бесплатную врачебную помощь? Кто может рассказать о раздумьях людей, живших с ним в одном городе, которые видели, как он практически ушел в неизвестность, чтобы потом взлететь высоко и приобрести известность в области исцеления людей, страдающих алкоголизмом? Кто может выразить благодарность тех десятков тысяч членов семей АА, которые часто слышали о нем, но никогда не встречали его лично? И каковы были переживания близких ему людей, когда они с благодарностью думали о тайне его возрождения, произошедшего пятнадцать лет назад, и обо всем, что последовало после этого? Мы можем постичь лишь малую толику этого благословения. Мы можем лишь сказать: «Чудны дела Твои, Господи!»

Д-р Боб никогда не хотел, чтобы его воспринимали как какого-то святого или супермена, и не хотел, чтобы мы возносили его или горевали по поводу его кончины. Мы практически слышим, как он говорит нам: «Сдается, ребята, вы уделяете мне слишком много внимания. Меня не стоит воспринимать так серьезно. Я был лишь первым звеном в цепи ниспосланных свыше обстоятельств, которые носят название АА. Благодарение судьбе, мое звено не оборвалось, хотя мои ошибки и неудачи зачастую могли привести к несчастливому результату. Я был просто еще один алкоголик, который пытается справиться со своим недугом милостью Божьей. Не думайте обо мне, а просто делайте так же. Добавьте в эту цепочку свое звено. С Божьей помощью надежно скрепите эти звенья». Именно таким образом, но, возможно, не такими именно словами, д-р Боб давал оценку себе и наставлял нас.

Через несколько месяцев после кончины д-ра Боба, в 1951 году состоялась первая Генеральная конференция Сообщества анонимных алкоголиков, на которой последователям д-ра Боба — молодому Бобу и Сью — было вручено послание, которое явилось завершающим аккордом. Оно гласило следующее:

Памяти д_ра Боба

Настоящим Сообщество Анонимных Алкоголиков выражает свою безграничную благодарность за деяния д-ра Роберта Холбрука С., одного из основателей Сообщества.

Называемый с любовью «д-р Боб», он исцелился от пьянства 10 июня 1935 года. В этом же году он принимал участие в создании первой группы Анонимных Алкоголиков, и благодаря усилиям его самого и его прекрасной жены Анны свет этого маяка озарил весь мир. Ко дню своей кончины, 16 ноября 1950 года, он помог огромному числу людей, страдающих алкоголизмом, как в духовном, так и медицинском плане.

Д-р Боб обладал смиренностью, которая сдерживала все личные почести, прямотой, которая не терпела никаких компромиссов. Он был предан человеку и Богу, и этот прекрасный пример будет озарять нас вечно.

Мировое Сообщество Анонимных Алкоголиков передает это завещание благодарности его наследникам — д-ру Бобу и Анне С. Мысленно возвращаясь к тем годам становления в Акроне, мы вспоминаем о наших первых шагах на востоке США; о борьбе за создание Группы номер два в Нью-Йорке осенью 1935 года. Раньше в том же году, еще до знакомства с д-ром Бобом я уже имел довольно большой опыт работы с алкоголиками, но у меня не было положительных результатов в Нью-Йорке, пока я не вернулся домой в сентябре.

Я рассказал на встрече, как идея начала обретать сторонников: о первых встречах в небольшой гостиной в доме 182 по Клинтон стрит в Бруклине; о «вылазках» в Кавалерийскую часть в Нью-Йорке и в больницу Таунс в лихорадочном поиске новых потенциальных членов сообщества; о тех, кто вылечился от алкоголизма, и о многих, кто потерпел фиаско. Моя жена Лоис вспоминает, как в течение трех лет наш дом на Клинтон Стрит был буквально «набит» от подвала до чердака алкоголиками всех мастей и как к нашему огромному огорчению они опять скатывались к пьянству, сводя на «нет» усилия всех. (Некоторые из них стали трезвенниками, но позднее, возможно вопреки нам!)

В Акроне в домах д-ра Боба и Уолли домашнее лечение давало лучшие результаты. Там Уолли с женой на дому добились возможно наилучших результатов лечения и реабилитации новых членов АА. Процент успеха и них был очень высоким и в то время их пример широко использовали в домах других жителей Акрона. По словам Лоис, это была прекрасная лаборатория, в которой мы экспериментировали и познавали — это был тяжелый путь.

Я напомнил жителям Джерси, присутствовавших на Встрече, о более ранних встречах в Верхнем Монтклере и Южном Оранже, а также в Монси, Нью-Йорке, когда Лоис и я приехали туда в то время, когда как раз вышла в свет книга об АА. Это было весной 1939 года после того, как мы не смогли выкупить заложенный дом ее родителей в Бруклине, где мы жили до тех пор. Стояла теплая погода, и мы жили в летнем лагере около тихого озера в западной части Нью-Джерси благодаря помощи хорошего друга, члена АА и его матери. Еще один наш друг позволил нам пользоваться его машиной. Я вспоминал, как все лето мы пытались поправить дела с обанкротившимся изданием книги об АА. В финансовом плане она «провалилась». Мы всеми силами старались не допустить шерифа в наш мини-офис в доме 17 по Уильям Стрит в Ньюарке, где была написана большая часть книги.