АА взрослеет. Краткая История АА (008)

Глава I. АА: ВЗРОСЛЕНИЕ

Билл У., один из основателей Сообщества Анонимных Алкоголиков

В 1939 году к нам присоединился еще один незабываемый человек — женщина-алкоголичка, известная многим из нас просто как Марти. Она была пациенткой д-ра Гарри Тибота в санатории Блитвуд в Гринвиче, штат Коннектикут, и он дал ей рукопись книги об АА. Первое прочтение вызвало у нее бурю протестов, но после повторного прочтения книга убедила ее. Она приехала к нам на встречу, которая проходила в гостиной в доме 182 по Клинтон Стрит и оттуда вернулась в Блитвуд с нашим классическим посланием друзьям-пациентам в санатории: «Гренни, мы больше не одиноки».

И вот, в начале 1939 года Марти создала группу в Гринвиче, и многие считают, что она заслуживает названия «Группа номер три». Благодаря поддержке д-ра Гарри и г-жи Уайли, владелицы Блитвуда, первая встреча проходила в стенах санатория. Марти оказалась одной из первых женщин, которая присоединилась к АА. Впоследствии она стала одним из самых активных работников и была первой, кто начал работать в области образования и реабилитации алкоголиков. Сегодня она имеет самый большой стаж «трезвости» в АА среди женщин. Была еще одна замечательная женщина, Флоренс Р., которая пришла к нам в 1937 году. Ее история была напечатана в первом издании книги «Анонимные алкоголики». Она с большим энтузиазмом взялась помогать Фицу в Вашингтоне, но была захвачена волной неудач и умерла от алкоголизма.
Старые участники со Среднего Запада, приехавшие на Встречу, помнят, как происходили все эти события в Акроне и Нью-Йорке, и как в Кливленде были зажжены несколько свечей, превратившиеся в настоящее пламя, которое сейчас разрастается по всей стране. Некоторые старые члены кливлендского отделения АА помнят, как некоторые из них ездили на встречи в Акроне, проходившие тогда в доме Т. Генри и Кларес Уильямс в Оксфорде. Там они познакомились с д-ром Бобом и Анной и с удивлением смотрели на алкоголиков, которые не пили один, два или три года. Там они познакомились и слушали рассказы Генриетты Сейберлинг, которая не была алкоголиком, но тем не менее три года назад свела в своем доме д-ра Боба и меня. Она была человеком, глубоко понимавшим эту проблему и озабоченным ею, и уже была
одним из самых крепких звеньев в цепи событий, которые Провидение разворачивало перед нами. Другие встречи проходили в доме д-ра Боба в Акроне. Там кливлендцы собирались на кухне за чашечкой кофе вместе с д-ром Бобом и Анной и разговаривали. Они с большой готовностью впитывали в себя рассказы о сути их проблемы и о возможных ее решениях и глубоко вдыхали в себя воздух той атмосферы удивительной духовности, царившей там. Они подружились с д-ром Биллом Д., который считался третьим по значимости человеком в АА. Иногда д-р Боб брал их в больницу Святого Томаса, где они разговаривали с Сестрой Игнасией, наблюдали за ее работой и,
в свою очередь, вели беседы с новичками, которые еще лежали на больничных койках.

Вернувшись в Кливленд, они начали проводить работу там и впервые ощутили боль, радость и благую выгоду Двенадцати шагов АА. Кларенс С. и его жена Дороти были одними из первых, кто приехал из Кливленда на встречу в Акрон. В началу лета 1939 года в Кливленде вокруг них начала формироваться группа, и уже к осени они уже могли гордиться десятком или даже более случаев прогрессирующего выздоровления.

И как раз в это же время газета «Кливленд Плейн Дилер» поместила серию статей, с которых для Сообщества АА началась новая эра — эра массового «производства трезвости». Эрик Б. Девис, публицист, глубоко понимающий проблему, был автором серии передовиц в «Плейн Дилер». После этого каждые два-три дня печатались страстные статьи самих редакторов. В целом, основную идею выступлений «Плейн Дилер» можно было сформулировать так: «Сообщество Анонимных Алкоголиков — прекрасное начинание, и оно работает. Присоединяйтесь».

Телефоны редакции разрывались от шквала обрушившихся на них звонков. И днем и ночью звонки переводились Кларенс и Дороти, а через них членам их маленькой группы. В начале этого же года благодаря усилиям медицинской сестры Эдны Макди и преподобного Киттерера, администратора больницы Диконесс, удалось добиться того, что эта больница стала принимать алкоголиков на лечение. Но одна эта больница была не в состоянии справиться с ситуацией, которая возникла в Кливленде. В течение многих недель члены АА лихорадочно принимали звонки от желающих пройти Двенадцать Шагов и составляли быстро растущие списки потенциальных членов. Большое количество желающих приходилось отправлять в другие больницы Кливленда, например в Пост Шейкер и Восточную кливлендскую клинику и в целый ряд
других. Как при этом оплачивались счета, никто не знал.

Воодушевленные Кларенсом и Дороти, священнослужители и врачи начали оказывать АА огромную помощь. Отец Нейгл и Сестра Викторин из благотворительной больницы Святого Винсента встречали с любовью и пониманием этот поток новых пациентов, так же как и Сестра Мерсед из больницы Святого Иоанна. Д_р Дилуорт Лаптон, известный протестантский священник, с большой теплотой говорил и писал о нас в своих проповедях. Этот прекрасный человек однажды попытался вернуть к трезвой жизни Кларенс, но когда он увидел как эту работу сделало АА, он был поражен. Он опубликовал в Кливленде памфлет под названием «Господин Х и Сообщество Анонимных Алкоголиков». А «господином Х» была, конечно, Кларенс.

Вскоре стало очевидным, что для новых пациентов надо продумывать схему персонального спонсорства. К каждому потенциальному члену АА прикрепляли более «старого» члена АА, который посещал его и дома и в больнице, разъяснял ему принципы АА и сопровождал его на его первую встречу. Но с растущим валом призывов о помощи обеспечить это было практически невозможно — не хватало «старичков». Совсем молодым членам АА, которые сами-то вступили на путь трезвой жизни всего месяц или даже неделю назад, приходилось оказывать поддержку алкоголикам, которые находились в больницах.

Двери домов были открыты для проведения встреч. Первая встреча в Кливленде прошла в июне 1939 года в доме Эбби Дж. и его жены Грейс. На ней были сам Эбби и с десяток пациентов, которые ехали в Акрон на встречу в доме Уильямса. Но пространства в квартире Эбби уже стало не хватать, поэтому группе Эбби пришлось разделиться, и часть из нее, следуя великодушному приглашению Т.Е. Бортона, финансиста из Кливленда, стала проводить встречи в его доме. Другая часть группы нашла пристанище в зале, расположенном в районе Лейквуд в Кливленде, и она стала называть себя Группой «Орчард Гроув». А третья часть группы Эбби стала встречаться
под названием Группа «Ли Роад».

И вот этим растущим и множащимся группам по-прежнему не хватало мест для проведения собраний, и они стали встречаться в небольших залах и церковных подвалах. К счастью за полгода до этого вышла в свет книга «Анонимные Алкоголики», и был уже доступен целый ряд брошюр об АА. Они явились путеводителями, которые позволили к тому же сэкономить много времени и, возможно, спасти ситуацию от полного хаоса и анархии. Мы, «старички» из Нью-Йорка и Акрона, наблюдали за тем, как разворачивалась эта поистине фантастическая ситуация с глубоким опасением. Ведь у нас ушло минимум четыре года, полные ошибок и провалов, чтобы добиться
сотни выздоровлений. И вот в Кливленде двадцать членов АА, сами не имеющих достаточного опыта, вдруг оказались лицом к лицу с сотнями новичков, и все это благодаря публикации нескольких статей в «Плейн Дилер». Как они справятся с этой ситуацией, мы не знали.

Но через год мы узнали. К этому времени в Кливленде было уже около тридцати групп, объединявших несколько сот человек. Заботы и проблемы были огромными, но никакие мелкие ссоры не могли остановить эту массу людей, стремящихся к трезвой жизни. И несмотря ни на что наши результаты в Кливленде были пока наилучшими. Они были так хороши, а группы АА в других местах были так малы, что многие кливлендцы действительно уверились, что АА началось с них. «Пионеры» Кливленда доказали три основные вещи: значение персонального спонсорства; полезность книги «Анонимные Алкоголики» для ознакомления новичков с идеями Сообщества и,
наконец, факт огромной важности — при широком информировании численность групп АА может достигнуть больших размеров.