АА взрослеет. Краткая История АА (034)
Помощь при алкоголизме
АА взрослеет. Краткая История АА (034)

АА взрослеет. Краткая История АА (034)

АА взрослеет. Краткая История АА (034)

Глава II. ТРИ ЗАВЕТА СООБЩЕСТВА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

ВТОРОЙ ЗАВЕТ: ЕДИНСТВО

Многие удивляются, как АА удается функционировать при кажущейся анархии. В других обществах действуют законы, постановления, санкции, наказания, которые применяются уполномоченными лицами. К счастью мы поняли, что нам не нужен никакой руководящий состав. У нас есть две власти, которые намного эффективнее: одна — добрая, другая — злая. И есть Бог, наш Отец, который просто говорит нам: «Я жду, что вы исполните мою волю». Другая власть носит имя Джон Ячменное зерно, который говорит: «Вам лучше исполнить волю Божью, а не то я убью вас». И иногда он действительно убивает. И когда мы доходим до предела, то у нас есть два пути — либо подчиниться воле Божьей, либо погибнуть. На этом этапе смертный приговор угрожает не только члену АА и его группе, но всему Сообществу АА в целом.

Таким образом, мы пользуемся выгодами, которые дает нам жесткая политическая диктатура, но не несем бремя ее обязательств. В результате мы имеем достаточно власти, достаточно любви и достаточно наказаний — и при этом человек не имеет в своих руках рычагов власти. Это наша защита от угрозы распада и наша гарантия выживания в существующих условиях. Для нас это вопрос жизни и смерти.

Но это еще не все. Так, по мере развития отдельной личности и группы в целом, мы начинаем следовать традициям АА по другим причинам. Мы начинаем следовать им, потому что думаем, что они нам подходят. Мы подчиняемся этим принципам, потому что считаем их хорошими, даже если кое-что вызывает в нас сопротивление. Затем мы приходим к высшей и наилучшей степени послушания. Мы следуем Традициям и Шагам АА, потому что действительно сами хотим этого. Это больше не является вопросом добра или зла; мы следуем им, потому что на самом деле хотим им следовать. Так идет процесс укрепления нашего единства и повышения эффективности нашей деятельности. Таково проявление Божьей милости и любви среди нас.

Бoльшая часть этих рассуждений подводят нас непосредственно к Традиции пять, которая гласит: «У каждой группы есть лишь одна главная цель — донести наши идеи до тех алкоголиков, которые все еще страдают».

Мы полагаем, что лучше мы будем хорошо делать что-то одно, чем заниматься многими вещами, к которым мы не призваны. Такова центральная идея наших Традиций, благодаря которой крепнет единство нашего Сообщества. От ее сохранения зависит само существование нашего товарищества. «Пускай сапоги всегда тачает сапожник» — для Анонимных Алкоголиков это отнюдь не избитая фраза. Вместе мы нашли довольно мощное лекарство от ужасной болезни. Разумеется, мы можем интересоваться такими вещами, как образование, научные исследования, неврозы и т.д. Но должны ли мы заниматься этим как сообщество? Наш опыт определенно говорит о том, что этого делать не надо. Мы можем оказывать помощь в этих областях как частные лица, и мы действительно помогаем. И это хорошо. Но как товарищество мы знаем, что нам нельзя отклоняться от нашего пути. Именно наш собственный опыт алкоголиков придает нам такую ценность на общем фронте борьбы с алкоголизмом.

Мы можем предложить такой подход к алкоголикам, какого нет больше ни у кого. Поэтому на нас лежит сильнейшее моральное и этическое обязательство заниматься только этим и ничем более. Если бы мы нашли универсальное лекарство от рака, нас умоляли бы лечить только это заболевание и никакие другие. Мы не стали бы заниматься всеми видами опухолей и не пытались в придачу лечить туберкулез и выводить глистов. В подобном случае мы, безусловно, занимались бы только раком. Несмотря на то, что АА очень многим обязаны медицине и религии, мы не можем стать экспертами в этих областях. Мы знаем, что богословие — это занятие священнослужителей, а врачевание и психиатрия — дело врачей. Разумеется, вместе мы можем сделать гораздо больше, чем по отдельности, и поэтому мы всегда будем сотрудничать, но никогда не станем соревноваться. Нам следует направлять свою энергию туда, где она нужнее всего. Поэтому настоятельно подчеркивается, что единственная цель АА состоит в том, чтобы донести наши идеи до тех алкоголиков, которые все еще страдают. Это наша главная задача и подлинное основание для нашего существования.

Логическим продолжением Традиции пять является Традиция шесть: «Группе АА никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя АА для использования какой-либо родственной организацией или посторонней компанией, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем, не отвлекали нас от нашей главной цели».

В прежние дни устав нашего Фонда (ныне преобразованного в Генеральный совет АА) изначально позволял заниматься любой деятельностью кроме лоббирования сухого закона. Мы были вправе заниматься просветительской деятельностью, мы были вправе заниматься научными исследованиями; мы могли делать почти все. И мы имели обыкновение думать, что нам требуется много денег, чтобы заниматься различными вещами. Подобные идеи часто преобладали в различных группах.

В те времена больницы не хотели сотрудничать с нами, и мы думали, что откроем собственные больницы и будем работать в них. Надо было рассказывать людям об алкоголизме, и мы считали, что будем вести воспитательную работу среди общественности и, возможно, перепишем школьные и медицинские учебники. Мы думали, что пересмотрим существующие в мире законы, чтобы объявить алкоголиков больными людьми. Мы хотели распространить деятельность АА на наркоманов и преступников. Мы хотели образовать группы для людей, пребывающих в депрессии и параноиков, и чем сильнее человек страдает от невроза, тем лучше для нас. Если можно покончить с алкоголизмом, то можно справиться с любой проблемой! Бескомпромиссная честность АА легко могла бы внести чистоту в ряды политиков. На фабриках мы могли бы породить взаимную любовь между работниками и капиталистами. Мы научились бы жить необычайно счастливо и могли указать путь к счастью кому угодно. Мы думали, что наше Сообщество Анонимных Алкоголиков может оказаться инициатором духовного прогресса. Наши принципы могут преобразовать мир!

Да, таковы были наши мечты. Это было вполне естественно, поскольку большинство алкоголиков являются обанкротившимися идеалистами. Почти все мы мечтали творить добро и вершить великие дела, олицетворяющие высокие идеалы. Мы были перфекционистами, которые, отчаявшись достичь совершенства, ударились в другую крайность и стали довольствоваться бутылкой и выключением сознания. Провидение в лице АА подвело нас к возможности реализации наших лучших ожиданий. Так почему бы нам не вовлечь остальных в наш образ жизни?

Что ж, мы пробовали открывать собственные больницы. Эта затея повсеместно провалилась, поскольку группа АА не в состоянии заниматься бизнесом — у семи нянек дитя всегда без глазу. Группы АА попробовали себя в образовании, и когда они начали расхваливать достоинства того или иного образовательного стандарта, люди недоумевали. АА помогают алкоголикам или это образовательный проект?

АА — это религиозная или медицинская организация? Это реформаторское движение? Мы с ужасом наблюдали, как нас пристегивают к различного рода начинаниям, не все из которых были хорошими.

Когда мы увидели, что алкоголики волей-неволей оказались вовлечены в работу тюрем и психиатрических больниц, мы начали говорить о необходимости принятия специального закона. На виду у общественности некоторые алкоголики начали стучать по столам в кабинетах законотворческих комитетов и агитировать за реформы в законодательстве. Это привлекало внимание газетчиков, но не более того. Мы увидели, что нас вскоре засосет политика. Мы поняли, что совершенно необходимо принять меры даже внутри нашего собственного движения и изъять наше имя из названий клубов и реабилитационных центров. Эти бурные приключения поселили в нас глубокое убеждение в том, что ни при каких обстоятельствах мы не должны втягиваться ни в какую смежную деятельность, какой бы хорошей она ни была. Мы, Анонимные Алкоголики, не можем быть всем для всех, и даже не стоит пробовать. Как только мы позволяли использовать наше имя для какой-либо посторонней затеи, мы обязательно попадали в неприятности, иногда очень серьезные неприятности.