АА взрослеет. Краткая История АА (058)
Помощь при алкоголизме
АА взрослеет. Краткая История АА (058)

АА взрослеет. Краткая История АА (058)

АА взрослеет. Краткая История АА (058)

Глава II. ТРИ ЗАВЕТА СООБЩЕСТВА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

СЛУЖЕНИЕ: ТРЕТИЙ ЗАВЕТ

Несмотря на любопытство со стороны прессы, на обед не были допущены репортеры. Это можно было понять, т.к. м-р Рокфеллер, конечно же, рисковал. Если бы кто-то из алкоголиков напился, вся затея с позором бы провалилась. Но поскольку оказалось, что все прошло хорошо, нас свели с фирмой Айви Ли, консультанта м-ра Рокфеллера по связям с общественностью, и совместными усилиями мы подготовили проект заявления для прессы.

Вслед за этим последовали многочисленные и благоприятные упоминания о нас в средствах массовой информации. Новостные агентства передали сообщение об обеде у м-ра Рокфеллера по всему миру. Появилось несколько довольно сенсационных статей под броскими заголовками, например: «Джон Д. Рокфеллер обедает с алкоголиками». Но все эти статьи, так или иначе, содержали рекламу АА; даже таблоиды приветствовали нас. Общие усилия были направлены на придание Анонимным Алкоголикам статуса достойной и уважаемой организации. Вслед за такой рекламой множество людей отправились в книжные магазины, чтобы купить нашу книгу. Посыпались заказы, и наше финансовое положение существенно облегчилось. Со всей страны пришли сотни просьб о помощи от алкоголиков и их семей. Мы заносили их имена в растущий список наших корреспондентов и надеялись впоследствии установить с ними персональный контакт в процессе развития нашего сообщества. Громадное разочарование, которое мы испытали на обеде после ухода именитых гостей, было позабыто.

Примерно в то же время начало расти число наших попечителей. В состав Совета был избран м-р Роберт Шоу, адвокат и друг дядюшки Дика, а также два моих нью-йоркских товарища, Говард и Берт. Со временем к ним присоединились Том Б. и Дик С. Дик первоначально был членом нашей группы в Акроне, но теперь жил в Нью-Йорке.

В состав Совета также вошел Том К., трудолюбивый и консервативный выходец из штата Нью-Джерси. Немного позднее началось долгое служение нашему делу со стороны нескольких новых людей, не бывших алкоголиками — Бернарда Смита и Леонарда Харрисона.

В Попечительском совете возникло намерение добиться пожертвований от присутствовавших на обеде гостей. Поскольку м-р Рокфеллер преподнес символическую сумму в тысячу долларов, предполагалось, что эта кампания не даст значительных сборов, но может оказать определенную помощь. М-р Рокфеллер согласился с этим, и соответствующая просьба была направлена всем, кто фигурировал в списке приглашенных. Как мы и ожидали, пожертвования были не слишком значительными, но довольно многочисленными. Самый маленький чек был на 10 долларов, а самый крупный — на 300 долларов (от господина, у которого брат был алкоголиком). Общая сумма пожертвований составила две тысячи долларов, и вместе с тысячей, полученной от м-ра Рокфеллера, они были внесены в наш Фонд, до того всегда пустой.

Наше с д-ром Бобом материальное положение все еще оставалось незавидным. Поэтому нам назначили по 30 долларов в неделю, и у Фонда было достаточно наличности, чтобы продолжать эти выплаты в течение года. Впоследствии к приглашенным на тот обед гостям обращались за пожертвованиями ежегодно, и всегда делили сборы аналогичным образом. Четыре года спустя мы смогли написать м-ру Рокфеллеру и его друзьям, присутствовавшим на обеде в Юнион-клубе, что мы больше не нуждаемся в средствах. К тому времени гонорары от книги обеспечивали нам с д-ром Бобом достаточно средств для существования, а нью-йоркская группа начала среди своих членов сбор средств на содержание помещения штаб-квартиры.

С этого момента вступила в полную силу традиция АА о недопустимости принятия каких-либо пожертвований со стороны. М-р Рокфеллер и его друзья предоставили нам нечто гораздо более ценное, чем деньги. Они вывели АА в свет.

Теперь давайте на минуту вспомним события весны 1940 года. Несмотря на упорные возражения со стороны Генри, мы переехали из крошечного офиса в Ньюарке в несколько более просторное помещение в Нью-Йорке, расположенное по адресу Визи-стрит, 30, рядом с нашим почтовым ящиком. Рут и я начали писать ответы на многочисленные запросы, пришедшие после обеда у Рокфеллера и последовавшей за этим рекламы в СМИ. В большом количестве начали появляться новые группы АА, о чем нам сообщали представители старых групп, которые приезжали в наш новый офис со списками новичков. Проблемы и трудности, которые возникали в этих отдаленных новых группах, отражались в их письмах, где они просили нашего совета. Почти еженедельно мы радостно вкалывали новую булавку в нашу настенную карту, чтобы отметить зарождение еще одной группы.

Объемы продаж книги АА постепенно нарастали, и мы теперь были в состоянии оплачивать аренду, почтовые и канцелярские расходы, и, что лучше всего, мы могли полностью выплачивать Рут ее жалованье. Мы с Лоис жили бесплатно в здании нашего клуба на 24-ой улице и могли безбедно существовать на выручку от обеда у Рокфеллера и пожертвования, которые все еще продолжали поступать в Фонд средств на замену дома для Лоис У. Всем стало легче дышать. Однако ситуация с акционерным обществом «Издательские работы» все еще продолжала оставаться неясной. Оно так и не было официально зарегистрировано, и единственным свидетельством его существования были акции, которые выпустили мы с Генри, а также книги, хранящиеся на складе, и оплаченные чеки, дававшие общее представление о сумме потраченных средств. Мы с Генри с самого начала решили, что 400 акций, которые принадлежали нам двоим в равных долях, никогда не должны были выходить в обращение до тех пор, пока все остальные владельцы акций не получат назад деньги, которые они заплатили за их приобретение. Прослышав, что книга начала приносить деньги, некоторые из этих акционеров (среди них был даже Чарли Таунс) заволновались.

Они хотели знать, почему все доходы от книги тратятся на содержание штаб-квартиры АА. Мы отвечали, что другого выхода нет; неужели они хотят, чтобы все поступающие к нам мольбы о помощи выбрасывались в мусорную корзину? Но некоторые все же настаивали на том, чтобы им вернули деньги, и с этим надо было что-то делать.

Поэтому мы с Рут занялись подготовкой первого отчета «Издательских работ» перед акционерами. Мы изложили историю проекта издания нашей книги и нарисовали радужные перспективы. На основании кучи корешков от чековых книжек, старых счетов и квитанций мы составили примерный финансовый отчет. Насколько я помню, наша издательская компания показала прибыль в размере около 3 тысяч долларов, которые были потрачены на содержание офиса АА.

Мы снова обратились к нашему проверенному средству в виде бланков акций и поместили на части из них следующую надпись: АО «Издательские работы». Привилегированная акция. Номинальная стоимость 100 долларов.

Вооружившись этими сертификатами, я отправился в Вашингтон. Тамошняя новая группа АА включала несколько довольно состоятельных членов: Билла Э., Хардина К. и Билла А. Они с радостью купили эти странные неофициальные сертификаты акций на сумму около 3 тысяч долларов. Таким образом, мы расплатились с несколькими акционерами, выказывавшими наибольшее нетерпение, и с благодарностью вернули м-ру Чарльзу Таунсу все деньги, которые он нам ссудил на осуществление проекта издания книги. Он был очень обрадован, и мы тоже. В этот период один из наших друзей-неалкоголиков оказал нам неоценимую услугу. Это был бухгалтер по имени Уэст из компании «Уэст, Флинт и Ко.», давний партнер Дика Ричардсона. Он позаботился о том, чтобы официально зарегистрировать компанию «Издательские работы» и лично занялся ее аудитом, а также аудитом нашего Фонда со времени его образования в 1938 г. У Рут не было времени на ведение бухгалтерских книг, а я не знал, как это делается. Поэтому аудит нашего издательства, выполненный дипломированным бухгалтером, оказался настоящей услугой. М-р Уэст работал без устали и посвятил этому много дней без всякой оплаты. Когда эта тяжелая работа по приведению в порядок нашей отчетности была завершена, мы подумали, что нам не стоит больше утруждать м-ра Уэста. С этого времени ведением нашей отчетности стал заниматься Уилбур С., также дипломированный бухгалтер и один из первых членов АА. Долгое время он занимался этим безвозмездно, и даже сейчас я не уверен, достаточно ли мы ему платим.