АА взрослеет. Краткая История АА (064)
Помощь при алкоголизме
АА взрослеет. Краткая История АА (064)

АА взрослеет. Краткая История АА (064)

АА взрослеет. Краткая История АА (064)

Глава II. ТРИ ЗАВЕТА СООБЩЕСТВА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

СЛУЖЕНИЕ: ТРЕТИЙ ЗАВЕТ

Точно так же поступила Американская психиатрическая ассоциация в 1949 г. Я делал доклад на их ежегодном собрании в Монреале. На этот раз моя задача была еще более сложной и, откровенно говоря, я не знал, что мне следует сказать. В конце концов, я закончил свое выступление описанием духовного опыта в том виде, как его понимают АА. При этом я сомневался, что хотя бы небольшая часть аудитории может согласиться со взглядами, которые я излагал в своем докладе. К моему изумлению, я заработал продолжительные аплодисменты. Однако это были аплодисменты не мне и не содержанию моего доклада; на самом деле, это было выражение признания АА и того образа жизни, который оказывал эффективную помощь алкоголикам, когда другие методы не помогали. Этот теплый прием показал, что наши друзья-психиатры относятся к нам гораздо более терпимо, чем мы к ним, и если мы сами приобретем большую широту взглядов, то со стороны психиатров нам будет гарантировано гораздо более тесное сотрудничество.

Ассоциация вскоре подтвердила мнение своих членов, присутствовавших на встрече в Монреале. Мой доклад был напечатан в «Американском журнале по психиатрии», и нам разрешили издать его в виде брошюры, которая называлась «Алкоголизм как болезнь». С того времени наши позиции среди психиатров значительно упрочились. Медицинские ассоциации штатов и округов начали приглашать членов АА выступить перед ними. Эти медицинские доклады сослужили особенно хорошую службу для наших зарубежных групп, избавив их от необходимости многие годы доказывать свою состоятельность в глазах врачей, как это пришлось делать нам в Америке. Медицинский аспект лечения алкоголизма включает проблему госпитализации больных, и здесь был достигнут огромный прогресс.

Многие больницы вообще отказываются принимать алкоголиков. Специальные лечебные заведения штатов и местных органов здравоохранения обычно требуют длительного пребывания алкоголиков в их стенах, с ограничением свободы передвижения. Поэтому было и остается нелегким делом убедить обычные больницы сотрудничать с местными ассоциациями групп АА и принимать пациентов по их рекомендации на короткий курс лечения, позволяя наставникам навещать своих подопечных.

Отрадно сообщить, что эта ситуация быстро меняется к лучшему. Наши поиски в этой области в сочетании с опытом, который был приобретен штаб-квартирой по результатам этой деятельности, представляют особый интерес для всех нас. Две американские больницы продемонстрировали прекрасные примеры возможности эффективного сотрудничества медиков и АА. В больнице Св. Томаса в Акроне д-р Боб, добрейшая сестра Игнация и персонал больницы руководили деятельностью наркологического отделения, в котором до кончины д-ра Боба в 1950 г. были излечены несколько тысяч алкоголиков. А, начиная с 1945 г., больница «Никербокер» в Нью-Йорке предоставила для АА отделение, которым руководил наш первый друг-медик д-р Уильям Д. Силкуотер, которому необычайно преданно и умело помогала сестра Тедди. К 1954 г. через это отделение прошли 10 тысяч алкоголиков, направленных в «Никербокер» нью-йоркской Ассоциацией групп АА; большинство из них находятся на пути к свободе. Поскольку размещение в подходящих больницах является одной из самых больших проблем АА, нью-йоркская штаб-квартира продолжает передавать группам АА во все мире свои наработки, полученные по результатам этих первых опытов, а также последующие разработки и результаты многочисленных исследований.

Тем временем на нас обрушился огромный поток общественного признания, стимулируемый нашими друзьями из газет, журналов, на радио, а впоследствии, и на телевидении, и этот поток никогда не прекращался. Каждый месяц специальные сотрудники нашей штаб-квартиры собирают и наклеивают в альбомы большое количество материалов. Писатели постоянно обращаются в штаб-квартиру с просьбой завизировать их рукописи. Членам АА предоставляют возможность выступать на радио и телевидении на условиях анонимности. Наш офис постоянно занимается рекламой, объемы которой непрерывно увеличиваются. Только Богу известно, сколько жизней было спасено и сколько тысяч алкоголиков и членов их семей удалось уберечь от многолетних страданий.

Для поддержания этих «линий жизни», все более распространяющихся по свету, возникла необходимость в дальнейшем расширении нашего офиса. В 1950 г. мы переехали в дом №141 на Восточной сорок четвертой улице, еще ближе к Центральному вокзалу. Сегодня работой этого офиса на общественных началах руководит Хэнк Г., председатель Генерального совета АА. В его подчинении трудятся шесть штатных секретарей, которым оказывают большую помощь волонтеры из числа членов комитета, являющиеся экспертами в области юриспруденции, финансов и связей с общественностью. Повседневные обязанности исполняются двенадцатью штатными сотрудниками из числа неалкоголиков, которые занимаются бухгалтерским учетом, делопроизводством и стенографией. Два секретаря сидят в приемной, на стенах которой висят карты, дающие представление о распространении нашего товарищества по всему миру. На столе стоит крылатая статуя победы, которая является премией Ласкера, полученной АА от Американской ассоциации здравоохранения в 1951 г.

Этажом ниже находится редакция «АА Грейпвайн». Здесь редактор Дон и его добровольные помощники совещаются с главным редактором и ее заместителем относительно того, как выпустить журнал в срок. Подальше отсюда, ближе к центру города, где арендная плата ниже, мы снимаем большое офисное помещение, где сидит отдел распространения журнала «Грейпвайн», аудитория которого составляет 40 тысяч читателей.

В трех кварталах от главного офиса у нас есть большое помещение складского типа, где занимаются рассылкой почтовой корреспонденции и отправкой литературы. Ежемесячно им приходится отправлять тонны материалов. Шесть человек посвящают этому все рабочее время. За прошлый год они разослали около 40 тысяч книг и сотни тысяч брошюр, многие из которых были переизданы в новом оформлении — в основном, благодаря Ральфу, нашему консультанту по изданию брошюр. Кроме того, они отправили по почте около 30 тысяч писем и бюллетеней и выполнили огромный объем копировальных работ.

Одна стена длинного упаковочного зала до потолка уставлена стеллажами с множеством папок, хранящихся в коробках. Это старые архивы нашей штаб-квартиры, оставшиеся с тех времен, когда мы располагались на Визи-стрит. В этих коробках спрятана всемирная история АА, ожидающая своих исследователей, и мы уже начали эту работу. В углу рядом с этими стеллажами отгорожено помещение для нашего библиотекаря-исследователя, который занимается историей Анонимных Алкоголиков. Я надеюсь, что когда-нибудь будет написана полная и детальная история Анонимных Алкоголиков в дополнение к этому краткому очерку. Поскольку сейчас ведется исследовательская работа, мы уверены в том, что основные факты, отражающие рост и развитие АА, никогда не будут искажены. Это одно из наших новейших начинаний.

Описание всемирной деятельности АА не может быть полным без признания того вклада, который внесли наши попечители-неалкоголики. В течение многих лет они посвящали нам огромное количество своего времени и усилий. Благодаря их мудрым советам наша деятельность является успешной в финансовом отношении; часто во времена жарких споров они отклоняли поспешные решения, которые собирались принять мы, беспечные алкоголики.

Некоторые из этих людей — Джек Александер, Фултон Ауслер, Леонард В. Хариссон и Бернард Б. Смит — дали нам очень многое в тех областях, где они являются экспертами: в литературе, в области предоставления социальных услуг, в финансах и юриспруденции. Сейчас их примеру следуют другие попечители, недавно пришедшие в Фонд — Фрэнк Гульден, Арчибальд Рузвельт, Айвэн Ундервуд и д-р Джон Норрис. Я уже упоминал особый вклад, который внесли мой шурин д-р Леонард В. Стронг-младший и господа Уиллард Ричардсон, А. Лерой Чипмэн и Фрэнк Б. Эймос. Немного позднее мы подробнее поговорим о жизненно важной для нас роли м-ра Леонарда Харрисона, который оставался многолетним председателем Фонда в трудную пору нашего взросления.