АА взрослеет. Краткая История АА (079)

ГЛАВА V. РЕЛИГИОЗНЫЙ ВЗГЛЯД НА АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

Нам известны Двенадцать Шагов человека на пути к Богу, сформулированные АА. Позвольте мне, исходя из христианского вероучения, сделать предположение о Двенадцати Шагах Бога навстречу человеку.

Первый шаг был описан Св. Иоанном. Инкарнация. Слово было Бог, и слово стало плотью и поселилось среди нас. Он обратил Свою жизнь и Свою волю во благо человека, как Он понимал его. Второй шаг был девятью месяцами позже, он ближе нам по обстоятельствам произошедшего — это рождение, Рождение Христа. Третий шаг в течение последующих тридцати лет — это безымянная и скрытная жизнь. Это нам еще ближе, так как похоже на нашу собственную жизнь. Четвертый шаг — это три года публичного существования на виду у людей. Пятый шаг — Его учение, Его пример, Молитва Господня. Шестой шаг — телесное страдание на Голгофе, включая жажду.

Следующий шаг — это душевное страдание в Гефсиманском саду, он еще ближе к нашим переживаниям. Унижение, страх, одиночество, уныние и тщетность попыток — как хорошо это знают алкоголики, и как хорошо знал Он. И, наконец, смерть — еще один шаг, приближающий его к нам; мне кажется, что эпизод, когда умирающий Бог покоится на коленях человеческой матери, это максимальное приближение Бога и, вероятно, наивысшая вершина, которой может достигнуть человечество.

Через века Он приближается к нам как глава сообщества, которое я бы назвал Анонимными Христианами — мистическое товарищество, объединенное Его учением. «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». «Я могу восполнить со своей стороны то, чего недостает скорбям Христовым». «Я был в тюрьме — и вы пришли ко мне». «Я был болен, и я был голоден — и вы накормили меня».

Следующий шаг — это христианская церковь, которая сегодня и есть Христос. Многие искренние люди говорят: «Я люблю христианство, но я не люблю церковничество». Я могу это понять. Я понимаю это даже лучше, чем вы, так как связан с церковничеством, и меня это тоже беспокоит! Но на самом деле, мне кажется, это немного напоминает следующее утверждение: «Я люблю чистую питьевую воду, но ненавижу водопровод». Скажите мне, кто на самом деле любит водопровод? Существуют также люди, которым нравится трезвость, но они против АА.

Одиннадцатый шаг подобен нескольким веткам гигантского трубопровода — это таинства причащения к Божьей благодати.

А двенадцатый шаг, представляющийся мне самой главной линией трубопровода — это таинство причастия. Слово, которое было Бог, превратилось в плоть и становится нашей пищей, столь же близкой нам, как фруктовый сок, тост и кофе на завтрак. Все мы знаем историю, когда алкоголик и бежит от Бога, и стремится к нему: «Господи, даруй мне трезвость, но только не сейчас.» «Господи, верую! Избавь меня от неверия.» Я думаю, в этом зале нет ни одного анонимного алкоголика, у которого не было бы проблем с исполнением этих шагов. «Господи, помоги мне сделать этот шаг, но не сейчас!» Картина поисков Бога анонимным алкоголиком и особенно картина преследования анонимного алкоголика любящим Богом великолепно запечатлены в одном из величайших поэтических произведений, когда-либо написанных на английском языке.

Его автор был наркоманом, а алкоголь — это тоже наркотик. Это ода Фрэнсиса Томпсона «Гончая небес». В завершение моего выступления позвольте мне прочитать несколько строк из нее.

Я исчезал в ночи и свете дня,

Скрывался от Него в аркаде лет,

Бежал по лабиринтам без огня

Путями памяти, где слез остался след.

Я прятался и под бегущий смех

Спешил к вершинам упований,

Бросался прочь, ступив за грани,

В ущелья тьмы, в глубокий страшный бред

От тех ступней, что гонят дальше всех.

 

И вот как он описывает явление Бога:

Но медленной погоней,

Шагами все спокойней,

С размеренностью ритма настойчиво звеня,

Они чеканили, и голос повторял,

Скорей, чем шаг об этом сообщал:

«Все в мире предает того, кто смел предать Меня».

 

Здесь я немного пропущу и перейду к следующим строкам:

 «И нет приюта тем, кто смел предать Меня».

 

И далее:

«Здесь нет любви к тому, кто не любил Меня».

Но наконец проснулся — времени столпы

Я опрокинул, жизнь свою кляня.

Лежали побежденные, мертвы,

Мечты мои, бесчестием клеймя

Растраченных напрасно лет огонь,

Что дымом стал, растаял словно сон,

Как солнечные блики на реке

Погас.

 

И вот долгая погоня подходит к концу:

«Как моря выплеск голос раздавался:

 

Вот что этот голос сказал ему:

«Не ты ли губишь землю и дробишь

На части целое, не ты ли все бежишь

Творца всех милостей, не ты ли все боялся

Любви моей, ты — жалкий и пустой!

И следует ли мне того любить,

Кто был из праха сотворен для бытия (сказал Он).

В любви нуждаешься ты больше, чем твоя

Душа понять способна. Я — начало

Твое и твой конец; жизнь без Меня

Не может мною созданный принять,

Кто еще мог тебе бы все простить,

И так любить ничтожество твое,

Спасать дано и миловать мне все,

Что смертные когда-то потеряли.

 

И вот в чем я вижу утешение:

«Не причинят тебе потери зла,

Утраченное ты вернешь, склоняясь

К руке моей, ведь ничего не отняла

Моя любовь, в моем дому все, как в твоей груди,

Вставай же и, приняв мой дар, входи».

 

И вот что говорит человек, неважно, является он алкоголиком, или нет:

«Был рядом Он, и ночь в моей душе

Светлела, и я знал, была теперь

Его рука простерта, мой покой храня.

И вот последние слова Бога:

«О слабый и слепой, Я тот,

Кого твой дух измученный зовет!

Любовь, что неустанно вдаль вела тебя, исходит от Меня».

Благодарю вас за внимание.