Поделиться
  • 2
    Поделились

Это было много лет назад. Мы тогда налаживали свои первые контакты с психиатрическими лечебницами. Одной из них было некое заведение в Нью-Джерси, где лечились двое алкоголиков, которые нашли АА и прожили в трезвости полгода. Ранее оба они были признаны безнадежными. Но, несмотря на необычные методы АА, психиатры этой больницы ничуть не были впечатлены.
Вскоре одна активная группа АА, собрания которой проходили неподалеку, начала донимать больницу просьбами разрешить ей посещать пациентов. Члены этой группы хотели безотлагательно нести добрые вести об АА всем алкоголикам в этом заведении. Доктора же вовсе не были уверены, что это будет правильно. И все же они действовали довольно-таки осторожно, так как тому было много причин.
«Хорошо, – сказал тогда комитет АА. – А почему бы вам, докторам, не посетить наше собрание?» Двое из психиатров этой лечебницы сочли это прекрасной идеей и заявили, что на следующей неделе отправятся навестить нью-йоркскую группу АА. В это время мы, ньюйоркцы, собирались, кажется, в зале Стейнвэй-Холла. Услышав о предполагаемом паломничестве докторов из Нью-Джерси, мы пришли в восторг. Наконец, настал вечер, когда должно было состояться собрание.
Но в промежутке память сыграла со мной злую шутку: я совершенно забыл об этих психиатрах. Как только собрание началось, в зале, лучезарно улыбаясь, появились члены АА из Нью-Джерси и проскользнули в задний ряд. Но даже это напоминание не подстегнуло мою память. У меня определенно не было ни малейших причин предполагать, что за углом меня поджидает один из величайших конфузов в моей жизни – он же один из наилучших ее уроков. Первый оратор, выступивший на собрании, рассказал прекрасную историю – ужасающую, но в то же время вдохновляющую. Стояла такая тишина, что можно было услышать, как муха пролетела. Это было просто потрясающе.
Затем слово взял Джек. Он рассказал, как некогда был восходящей звездой кино индустрии и получал скромный гонорар в размере пятидесяти тысяч долларов в год. Джек, способности которого все нахваливали, считал, что это – только начало. Но потом демон спиртного начал мешать его карьере. Его обеспокоенная студия нашла для него психиатра. Джек неохотно полечился какое-то время. Результат был нулевым; на помощь были призваны другие психиатры. Однако масштабы эгоизма, обид и пьянства Джека оставались столь же огромными. Он катился все дальше вниз и, в конце концов, вылетел из кино индустрии, что ничуть не удивительно. И вот теперь он – член АА, трезвый уже много месяцев.
Тем не менее, скоро стало очевидно, что психиатры все еще остаются одним из его излюбленных объектов для недовольства. Джек, по сути, винил их в своем падении. Прекрасно зная, что в комнате находятся двое представителей этой профессии, он увидел в этом шанс, какой выпадает раз в жизни. Теперь-то он мог высказать все, что думает, а они вынуждены будут молча проглотить это!
Итак, Джек принялся за психиатрию и все с ней связанное. Он был превосходным оратором и обладал большим талантом циничного юмора, который в точности отвечал его текущей цели. Он буквально растерзал своих нескольких психиатров на части, одного за другим. А потом напал на всю их профессию в целом, их теории, их философию. Он называл их «копателями рыбных червей». Рассуждая обо всем этом, Джек был невероятно забавен. Несмотря на то, что его речь на девять десятых состояла из фантазий и абсурда, это был подлинный шедевр шоуменства. Его аудитория корчилась от смеха. Я подумал, что никогда не смеялся так долго и много. Наконец, Джек сел на свое место, сопровождаемый бурными аплодисментами.
После собрания члены АА из Джерси протиснулись к трибуне. Они выглядели мрачными и расстроенными – и определенно чувствовали себя так. Их представитель, слабо бормоча, представил наших «почетных гостей» – двух психиатров!
Я ощутил отвратительную тошноту в районе солнечного сплетения. И тут Джек, явно крайне довольный собой, подошел к нам и сердечно хлопнул одного из наших гостей по спине со словами: «Ну что, доктор, здорово я вам сейчас задал, а?» Это была последняя капля. Я готов был умереть со стыда.
Однако, двое психиатров приняли этот удар с улыбкой. Они настаивали на том, что собрание было чрезвычайно полезно для них. В конце концов, заявили они, специалисты их профессии должны уметь время от времени выдерживать небольшое поддразнивание. Речь Джека показалась им очень забавной и поучительной.
Это была просто изумительная демонстрация дружбы и понимания. В таких сложных условиях эти жертвы злословия подставили другую щеку. Они встретили тираду Джека с вежливостью, добротой, положительным настроем и даже благодарностью. Это был урок терпения, терпимости и христианского милосердия, который я, надеюсь, никогда не забуду.
Я при первой возможности затащил обоих докторов в уголок и начал извиняться. На самом деле, я просто унижался. Тогда один из них взглянул на меня и сказал: «Не думай об этом, Билл. Ты, конечно, и сам видишь, что некоторые алкоголики хуже умеют приспосабливаться к окружающей обстановке. Мы прекрасно это понимаем!»
Через месяц этот исключительный доктор раскрыл двери своей больницы для визитеров из АА, и в ее стенах начала формироваться группа. С тех пор психиатры постоянно сотрудничают с АА. И я осмелюсь утверждать, что зачастую такое удачное положение дел складывается благодаря пониманию и терпимости с их стороны, а не с нашей.
Приведу еще два примера. В 1949 году Американская психиатрическая ассоциация попросила меня выступить с докладом об АА перед ее ежегодным собранием. Пойдя еще дальше, психиатры опубликовали мой доклад в своем официальном журнале и позволили АА перепечатать оттуда этот
материал и издать его в форме брошюры для широкой публики. Один этот благородный поступок с тех пор приносит нашему Содружеству неописуемую пользу. Недавно в Лос-Анджелесе был проведен опрос с целью выяснить, как психиатры в этом городе и округе относятся к АА. Мне сообщили, что они относятся к нам прекрасно: девяносто девять процентов из них – за нас!
Разумеется, в этом небольшом рассказе есть кое-какие преувеличения. Сегодня множество членов АА очень дружелюбно настроены по отношению к психиатрии, и, вне всякого сомнения, множество психиатров, ничего о нас не знающих или же видевших лишь промахи АА, все еще против нас. Но это к делу не относится. Я просто веду к тому, что нам, членам АА, следует стараться в любых условиях быть дружелюбными со всеми.
А что же стало с моим старым другом Джеком? К сожалению, у него не получилось выздороветь, хотя он очень старался. Он умер три года назад от алкоголизма. Возможно, Джек так и не смог понять, что такое истинное дружелюбие.


Поделиться
  • 2
    Поделились