Изучение Большой книги Анонимных Алкоголиков. (022)

ИСТОРИЯ БИЛЛА  (продолжение)

История Билла – стр. 4, 1-й абзац

Внезапно в октябре 1929 года все рухнуло на Нью-Йоркской бирже. В один из этих ужасных дней я отправился качающейся походкой из бара при гостинице в контору. Было 8 часов вечера, прошло пять часов после закрытия биржи. Телеграфный аппарат еще работал. Я смотрел на ленту, на которой было написано XYZ-32. Еще утром там было 52. Я был разорен, как и многие мои друзья. Газеты сообщали, что многие кончали самоубийством, прыгая с высотных зданий крупных финансовых учреждений. У меня это вызывало отвращение. Нет, я прыгать не буду. Я вернулся в бар.

У Билла было решение для этого, не так ли?..

Мои друзья потеряли несколько миллионов с 10 часов утра. Ну и что? Завтра будет новый день. Чем больше я пил, тем больше укреплялся в своей былой решимости победить.

Сколькие из нас поступали точно так же? Мы выходили из тюрьмы, из зала суда после бракоразводного процесса, из больницы или еще откуда-нибудь, подавленные, грустные, угнетенные, останавливались у бара, выпивали стаканчик-другой, и когда алкоголь начинал циркулировать по нашим венам, мы говорили: «Мы им покажем! Видит Бог, они больше не посмеют с нами так обращаться!» И мы снова на ногах, снова в движении. Это старое страстное намерение стать кем-то чтобы им всем показать!

На следующее утро я позвонил своему другу в Монреаль. У него осталось много денег, и он советовал мне ехать в Канаду.

Да, Билл был пьяница, но далеко не дурак. Он знал, где были деньги, так что он поехал в Канаду.

До следующей весны мы жили, как раньше. Я чувствовал себя Наполеоном, возвращающимся с Эльбы. Никакой остров Святой Елены не страшил меня. Но я начал снова пить, и моему щедрому другу пришлось расстаться со мной. На этот раз мы были полностью на мели.

Теперь мы видим прогрессирующее пьянство до той точки, когда мы уже не способны даже сохранить работу…

Мы поселились у родителей моей жены. Я нашел работу, а потом потерял ее из-за драки с водителем такси. Относясь ко мне с сочувствием, никто не предполагал, что с этого момента у меня не будет настоящей работы в течение пяти лет и что все это время я буду беспробудно пить. Моя жена начала работать в универмаге. Она приходила домой усталая после работы и находила меня пьяным. В маклерских конторах от меня старались избавиться, потому что я был ни на что не годен.

Люди, для которых он раньше был любимчиком, для которых он зарабатывал когда-то большие деньги, теперь, видя его на пороге своих офисов, говорили: «Билл, нам лучше, чтоб ты сегодня к нам не приходил. Ты уже наполовину пьян, выглядишь не очень, да и пахнешь тоже, ты заставляешь нас неловко себя чувствовать перед нашими клиентами. Так что, пожалуйста, иди своей дорогой». Безусловно, безусловно мы можем увидеть, как прогрессирует алкоголизм. Мы прошли путь от удовольствия и возбуждения до той точки, когда алкоголь уже полностью нами управляет. Мы не можем сохранить работу, никто не хочет нас видеть, дела становятся всё хуже и хуже…

История Билла – стр. 5, 1-й абзац.

Алкоголь перестал быть для меня чем-то особенным. Я просто не мог обходиться без него.

Итак, мы уже пьем совсем по другой причине. Мы теперь пьем потому что нам совершенно необходимо пить ради того, чтобы жить. Никакого веселья уже не осталось, никакого возбуждения – пьем для того, чтобы жить…

Две, а иногда три бутылки скверного джина стали моей ежедневной нормой. Мне иногда удавалась маленькая сделка, и я использовал несколько сотен заработанных долларов, чтобы оплатить счета в барах и забегаловках. Это продолжалось беспрерывно, я начал просыпаться по утрам от яростной дрожи в теле. Прежде чем позавтракать, я должен был выпить стакан джина и запить его несколькими бутылками пива. Несмотря на это, я все еще считал, что в состоянии контролировать ситуацию,

И помните, д-р Силкуорт сказал, что мы не можем отличать правду от лжи (стр. XXV, 2-й абзац). Для нас то, что мы делаем, стало нормальным. Мы видим, что жизнь Билла летит под откос, но Билл этого не видит. Он думает, что все еще в состоянии контролировать ситуацию. Давайте посмотрим, к чему он придет с таким контролем. Дела у него действительно плохи, дальше написано…

Но дела становились все плачевнее. Наш дом у нас отобрали за неуплату долга по закладной, моя теща умерла, моя жена и тесть были больны.

Неожиданно у меня появилась возможность поправить свои дела. Акции в 1932 году котировались низко, и мне удалось сколотить группу по покупке. Предполагалось, что я получу высокую прибыль. Но тут у меня начался страшный загул, и я не смог воспользоваться этим шансом.

Это история в истории. Люди, у которых были деньги, знали, как хорошо Билл умеет организовывать сделки, и они пришли к нему и сказали: «У нас есть для тебя деловое предложение. Мы имеем возможность не только сами заработать, но и дадим тебе заработать, и если ты сможешь оставаться трезвым, мы бы хотели чтобы ты занялся этим делом». И Билл сказал: «Не волнуйтесь по поводу выпивки – я покончил с выпивкой, вам не придется беспокоится об этом!»

И он работал несколько месяцев, организовывая эту сделку. И за несколько дней до успешного ее совершения, как-то вечером, они сидели все в номере отеля, обсуждая свои дела. И кто-то пустил по кругу бутылку яблочной водки.

А дело было во времена сухого закона. Бутылка дошла до Билла, и он сказал: «Нет, спасибо. Я больше не пью». Пройдя по кругу, бутылка снова оказалась у Билла, и парень, сидевший рядом с ним, сказал: «Ты не понимаешь, что это! Это лучший яблочный сидр в мире! Это же «Молния Джерси!» Тебе стоит это попробовать». И разум Билла сказал: «Ммм! Я никогда не пробовал «Молнию Джерси!»

И уже ни о чем другом не думая, он протянул руку, схватил бутылку, сделал глоток, запустил аллергию, не смог остановиться – и провалил всю сделку. И главная мысль всего этого написана в следующей фразе. Он говорит…

И тут я как бы пробудился ото сна. Надо покончить с этим. Я понял, что не должен больше пить ни одного глотка. Нужно навсегда отказаться от спиртного. До этого я много раз давал обещания бросить пить, но тут жена поняла, что это серьезно. И так оно и было на самом деле.

В первый раз Билл смог отличить правду от лжи. В первый раз он смог на самом деле увидеть, что делает с ним алкоголь. И он сделал то, что делаем все мы. Он выставил вперед свою силу воли и сказал: «Пропади все пропадом! Я завязываю с этим делом! Никогда больше не сделаю ни одного глотка, пока жив!”