Город Выздоровления. Сборник личных историй членов АА, АН, Ал-Анон. Ральф У. Часть 4

Ральф У., трезвый с 11 октября 1986 года

Фрагменты аудиозаписи, сделанной в декабре 2011 года на конференции Стэйтлайн в городе Примм, штат Невада (продолжение)

Итак, Четвертый Шаг. Типичные проявления нашего “Я”.

Первое, о чем мы говорим, это обиды****. Обиды… В книге сказано: «Злоба – это «враг номер один». Там также сказано, что злоба «обладала силой, способной убить». Кто-нибудь верит в то, что злоба обладает силой, способной убить?

Хотелось бы посмотреть на количество поднятых рук…

Иногда я сам говорю, что верю. Но в этом случае, я повинен в том, что изредка надеваю на себя этот “пояс шахида”. Потому что я не только периодически обижаюсь, но еще и люблю иногда посмаковать это чувство. Нет, я, конечно, понимаю, что злоба убивает, но разве некоторые люди тут и там не заслуживают порой того, чтобы их как следует обматерить?.. Их приходится тормозить периодически, a-то ведь они все что угодно могут учудить. Если их сейчас не остановить, где они будут на следующей неделе? Правильно? Ведь если ты не позаботишься о себе, кто же о тебе позаботится?! Вот мы смеемся, говоря об этом. А вы посмотрите на собственный опыт.

Большинство вещей представляют для меня проблему, потому что в них есть крупицы правды. Иногда такие крупицы можно найти в том, что злоба и обида хорошо срабатывают. То есть, создается иллюзия, что они дают положительные результаты. И именно это делает их проблематичными.

Кто-то достал вас, шеф на работе требует от вас чего-то… Я помню ситуацию на работе. У нас там был один работник,о котором все говорили “о, этот сумасшедший”. Так вот однажды этот “сумасшедший” устроил истерику по поводу какой-то, как ему показалось, несправедливости. И вдруг я обратил внимание, что к нему перестали приставать. Разве это не показатель того, что обида сработала? Может быть, кто-то из нас является этим “сумасшедшим” и ведет себя иногда подобным образом.

И то же самое происходит у нас в отношениях. Вы вместе с кем-нибудь… и, спустя какое-то время, вы вдруг обнаруживаете, что только когда вы ведете себя как “сумасшедший”, вас наконец-то оставляют в покое. Вот почему иногда кажется, что обиды дают положительные результаты. Создается впечатление, что они приносят мне уважение. Появляется иллюзия, что они защищают меня.

Кто-то обидел моих детей или поступил нехорошо по отношению ко мне. Кто-то причинил мне вред. И я прихожу к выводу, что, оставь я эту ситуацию без возмездия, и она может повториться. Разве мне неизвестно, что если я не позабочусь о себе, то кто же обо мне позаботится? Логично. Разумно.

Боб Дэрралл сравнивал это с компьютерными микросхемами и Программами, которые функционируют без нашего ведома. Например, Программа “Папа”. Кто-то обидел мою дочь. И в мой мозг начинает поступать информация о том, что папа должен заступиться – он даже в тюрьму сядет, если надо. На кого это ты тут наехал? Моих не тронь! Боб назвал это “мужской микросхемой”. И вот “мужская микросхема” включилась. Надо постоять за себя. Что этот парень сказал мне? Да еще и при всех?! Нет, это ему даром не пройдет. Нет, нет, нет! Я ведь из тех, кто предпочтет, чтоб мне “вломили”, чем дать повод думать, что я испугался. Потому что я не имею права показать страх.

И вот я уже полностью поглощен создавшейся ситуацией. “Мужская микросхема” заработала на всю мощность… Кто он такой?! Я не позволю ему так с собой разговаривать! Кстати, тюрьмы полны ребят, которые доказали, что с ними нельзя так разговаривать. Их “компьютерная Программа” начала работать, и они пошли у нее на поводу.

Все это имеет прямое отношение к обидам. В беседах о нашем процессе выздоровления я не говорю о Шагах, как об отдельных домашних заданиях. Ведь они на самом деле представляют собой череду объединенных действий, которые лично для меня являются стилем жизни. И все они взаимосвязаны. Они как бы держатся один на другом. А иначе у меня ничего не получится.

Помните, нам сказано, что мы должны полностью отказаться от наших старых идей?

На моей домашней группе говорят: “Нельзя тащить улицу в эти комнаты”. И действительно, этот менталитет здесь не работает. Там, на улицах, ты ничего никому не рассказываешь. Ни о своих делах, ни о своих чувствах. Ты никогда не показываешь страха, волнений или переживаний. И ты уж точно никому ничего не прощаешь и не спускаешь. Ты пресекаешь все тут же на месте. Но здесь ты должен вдруг оставить все это позади. И тебе приходится снова и снова, и снова практиковать смирение. Для меня это и по сей день один из самых трудных элементов Программы.  Смирение. Оно является ключевым для моего выздоровления. И мне необходимо научиться видеть силу в смирении. Иначе я не смогу делать всю остальную работу по Шагам. Я не смогу делать ничего. Просто не смогу.

Правда, здесь мне помогает такая вещь, как безысходность. Она говорит мне: “Ральф, если ты не будешь принимать это лекарство, то вот что произойдет…” С безысходностью особо не поспоришь. И еще мне помогает осознание того, что я не просто обижаюсь, а вынашиваю эту обиду. Именно благодаря всему этому я начинаю понимать, какую разрушительную роль в моей жизни играют обиды. Я ведь держался за них потому, что считал их плодотворными и считал их ценными.

Мне доводилось слышать, как люди говорили, что они оставались трезвыми долгое время благодаря обиде. Но только потому, что вы сказали это, для меня вовсе не значит, что это правда. Даже если вы говорили о себе. Это, как если бы кто-нибудь сказал: “Я поборол раковую опухоль обидой. Доктор сказал, что мне осталось жить совсем недолго. Я обиделся и …” Правда, он забыл упомянуть, что ходил на сеансы химиотерапии, принимал лекарства и следил за диетой.

Однако он заявляет, что причиной его выздоровления стала обида. Ничего подобного! Нет, нет, нет.

И вот кто-то говорит, что он полтора года был трезвым от обиды. Правда, в это время он ходил на собрания и читал литературу, т.е. предпринимал какие-то действия. Поэтому, когда один приятель в начале моего выздоровления сказал мне, что я не смогу остаться трезвым (а скорей всего он и сказал-то не совсем это), я только кивнул в ответ.

Видите ли, обиды никогда не работали у Ральфа У. Никогда. Однако всегда найдутся желающие поспорить: “Слушай, Ральф, а как насчет того, что Майклу Джордану сказали, дескать, он не сможет пройти конкурс в команду. И он говорит,что эта обида подтолкнула его к дополнительным усилиям?” Ну, на это я бы ответил, что им руководило стремление, а не обида. Но тут спор ни о чем.

А что вообще такое обида, о которой мы говорим? Многие скажут, что это значит заново переживать или прочувствовать что-либо.

Знаете, у меня тут имеется одна сексуальная тема, которую я часто вспоминаю, но безо всякой злобы. Заново переживать боль, утрату или несправедливость – вот о чем речь!

Гнев – это человеческий инстинкт. Сидим мы с друзьями, беседуем… Вдруг один из них встал и пошел куда-то. А я не успел рассказать то, что хотел. Эй, ты куда?! Я злюсь. Обычный человеческий инстинкт. Злоба дает адреналин. Порой она вынуждает к действиям. Она способна мотивировать. А вот та обида, о которой мы говорим, обладает силой убить нас. Вот чего мне надо сторониться.

То есть речь идет о негативных переживаниях.

Воображаемые или реальные – они одинаковы по силе. Я прихожу на собрание, подхожу к столу, а те, кто за ним сидит, только что смеялись, но когда я приблизился, они замолчали. Первая мысль, которая приходит мне в голову: “Они говорили обо мне. То-то же они перестали смеяться, когда я подошел”. И вот собрание уже подходит к концу, а я продолжаю думать: “И чего это Чарли посматривал на меня с такой усмешкой? А что там Боб делал среди этой кодлы? Он же мой друг! С какой стати он вдруг с Чарли тусуется?” Вскоре я обижен на всех, кто сидел за этим столом. А потом мне становится ясно, что все, кто ходят на это собрание просто прикидываются выздоравливающими. Короче, на это собрание я больше ходить не буду. И тут уже не потребуется много времени для того, чтобы прийти к выводу, что в Анонимных Алкоголиках все обманщики. И я вообще перестаю ходить на собрания Анонимных Алкоголиков. А потом, вдруг… я опять слоняюсь ночами по улицам…

Однажды я пришел домой и увидел бокал вина на столе. А у меня и у моей тогдашней жены на тот момент было по 12 лет трезвости.

Я спросил:

– А кто к нам приходил?

– Никто.

– Да ладно тебе… Кто тут был? Это чье вино?

– Мое.

– Ты серьезно?

Вот как бывает…

Ты приходишь в Анонимные Алкоголики, и тебе кажется, что все тут идеальные. Но, спустя какое-то время ты начинаешь замечать обычные человеческие качества. Ведь мы люди. Это не клуб хорового пения. Это – Анонимные Алкоголики. А когда пробудешь здесь достаточно долго, то начинаешь замечать все свойственные людям качества не только у отдельных членов АА, но и у тех, с кем живешь и на домашней группе. Ты видишь проявления этих качеств у всех и повсюду. И ты разочаровываешься. И ты начинаешь осуждать. Да и сам в себе ты начинаешь ощущать поддельность. Так ты начинаешь отодвигаться от того, что спасло твою жизнь. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Это мой личный опыт. Моя жена пила после этого 4 года. А началось именно так, как я вам рассказал.

Так что же мы делаем с этими обидами? Мы излагаем их на бумаге. На бумаге.

Я из старой школы. Сегодня многие предпочитают пользоваться компьютером. Я не вижу в этом ничего плохого. Изложите как угодно, но сделайте это! Что касается лично меня, то я нахожу силу в ручке и бумаге.

Итак, «поводы нашего озлоблениями изложили на бумаге».

________________

**** resentment – застоявшаяся обида, вызывающая негодование, возмущение, злобу или неприязнь.

СЛУШАТЬ - СКАЧАТЬ

Прослушать или скачать файл в формате MP3