Поделиться
  • 3
    Поделились

Морфин, кодеин, хлоралгидрат, фенобарбитал, секонал, нембутал, амитал – эти и подобные препараты убили множество алкоголиков. Я сам тоже когда-то едва не убил себя хлоралгидратом. Мои наблюдения и опыт не уникальны – многие ветераны АА могут убедительно и с жаром высказаться на тему таблеток.
За исключением редких попыток суицида, никто не принимает таблетки в ожидании смерти. Множеству алкоголиков во времена пьянства они приносили благословенное облегчение
от похмельных мучений. Некоторые из нас, сохраняя абсолютную трезвость много,
месяцев или даже лет, приобретают привычку принимать седативные средства для борьбы с бессонницей или легкой нервной раздражительностью. У меня сложилось впечатление, что кое-кто из нас таким образом год за годом пытается убегать от проблем – точно так же, как в начале своего
пьянства. Однако опыт слишком часто показывает, что даже «контролируемый» любитель таблеток может выйти из-под контроля. И тогда его жизнь начинают отравлять те же самые безумные самооправдания, которые прежде сопровождали его пьянство. Он думает, что, если таблетки помогают от бессонницы, то могут помочь и от чувства, тревоги.
А теперь пару слов о применении морфина медиками. Иногда врач-терапевт, не зная, что его пациент уже принимает барбитураты, делает ему укол морфина. Так умер один; мой друг. Он был трезв около трех лет, а потом у него случился эмоциональный кризис. Таблетки привели к алкоголю, а их сочетание – к еще большему количеству таблеток. Доктор обнаружил у него проблемы с сердцем и сделал укол. Через несколько часов этого прекрасного друга не стало.
У другого моего близкого друга, тоже не пившего три года, так-же наступила черная полоса – таблетки и алкоголь. Через три недели такой диеты однажды вечером его поместили в психиатрическую клинику, и никто не сказал доктору о препаратах, которыми уже был перегружен его организм. Чтобы “облегчить» состояние пациента, ему сделали укол кодеина, и он умер еще до рассвета.

Ближе к концу моего собственного пьянства я пережил тревожный опыт. Для избавления от ужасного похмелья мне прописали хлоралгидрат. Доктор предупредил, чтобы я строго придерживался указанной дозы. Однако я завладел пузырьком и, пока жена спокойно спала рядом, вытащил его из-под матраса и проглотил все содержимое. Тогда я еддва не умер. Мораль такова: если доктор оправданно прописывает седативный препарат, не давайте алкоголику весь пузырек!
По сути дела, наших друзей-медиков редко стоит винить в страшных результатах лечения, которые так часто имеют место среди нас. Алкоголики слишком легко могут купить эти опасные таблетки; а добыв их, пьяница склонен их принимать совершенно бездумно. Иногда его друзья, не в силах
видеть его страдания, с самыми благими намерениями дают ему таблетки. Это крайне опасная вещь!
Также опасно давать мучающемуся алкоголику выпить, если он уже принял таблетки. Много лет назад у меня был такой опыт. В нашем городе был один алкаш, назовем его Слим. Он наконец-таки согласился лечь в больницу. По пути туда он выпил – но совсем немного, по сравнению со своей
обычной нормой. И вот, не успели мы дойти до больницы, как язык у Слима внезапно начал сильно заплетаться, и он потерял сознание. Мне пришлось позвать носильщика, чтобы
помочь погрузить его в такси. Я совершенно не понимал, что происходит – ведь обычно он мог осилить пару бутылок зa день и остаться на ногах. Когда мы прибыли в больницу, Слим все еще лежал на сиденье, и я не мог сдвинуть его с места. Навстречу вышел наш добрый друг доктор Силкуорт и заглянул в такси. Ему хватило одного взгляда, и он спросил меня: «У парня проблемы с сердцем?» Я уверенно ответил: «Да он здоров, как бык – сам так говорит. Но я не понимаю,
почему он так быстро опьянел. Я ведь дал ему выпить совсем чуть-чуть!» Доктор достал стетоскоп. Потом, повернувшись ко мне, он сказал: «Не было особого смысла привозить сюда
этого человека – долго он не протянет. Что он еще принимал, кроме спиртного?» Потрясенный, я ответил: «Ничего, насколько я знаю…»
Санитар с величайшей осторожностью внес Слима внутрь. Доктор снова достал стетоскоп, послушал и покачал головой: «Этот бедняга уже много дней накачан барбитуратами.
Когда ты дал ему алкоголя, пусть и немного, это активизировало весь накопившийся в его организме запас седативных. Видишь, как он посинел? Его сердце не работает по-настоящему оно просто трепещет. Я даже не могу сосчитать пульс».
Доктор бросился к телефону и позвонил жене Слима. К моему ужасу, она подтвердила, что он уже дней десять принимал большие дозы амитала. Доктор мягко сказал ей, что ей лучше поскорее приехать, иначе может быть поздно. Потом он вызвал для консультации знаменитого кардиолога и тоже попросил его поторопиться. Слима отнесли наверх и положили на постель. Прибыл вызванный известный специалист. Как только он прослушал Слима, его лицо стало очень серьезным, и он, выведя нас в коридор, сказал, что пропишет лечение, но не думает, что мой друг доживет до утра. Доктор Силкуорт согласился с ним.
Пока все это происходило, я молился так, как никогда раньше. Когда оба доктора вынесли Слиму смертельный приговор, я сказал им о своих молитвах и объяснил, насколько мог бодро, что читал книгу доктора Алексиса Карреля «Человек. Неизвестное», в которой говорится, что молитва способна вызывать чудесные исцеления. Знаменитый кардиолог удалился, а мы с доктором Силкуортом спустились вниз, чтобы подождать, пока доставят прописанные лекарства. Наконец,
посыльный принес из аптеки две ампулы. Доктор посмотрел на них и сказал, что ненавидит их давать, потому что они очень сильнодействующие. Затем мы поднялись наверх тут , выйдя из лифта, увидели человека, идущего по коридору и беспечно попыхивающего сигаретой. «Привет, ребята!» окликнул нас Слим. – «А чем я здесь, по-вашему, должен заниматься?»
Никогда не забуду, какое облегчение и изумление отразилось на лице доктора, когда он быстро прослушал сердце Слима. Потом, посмотрев на меня, он сказал: «Сейчас сердце парня в норме, а пятнадцать минут назад я не мог сосчитать пульс. А ведь я считал, что отлично знаю сердца алкоголиков! Но ничего подобного я не видел никогда в жизни! Просто не могу этого понять!» Никто не может сказать, какое чудо спасло Слима. Через несколько дней он вышел из больницы
без каких-либо дурных последствий случившегося.
Что касается меня, я усвоил полученный тогда урок. Никакиx больше таблеток без предписания доктора – это не для меня. Нет уж, спасибо!


Поделиться
  • 3
    Поделились