Брошюра Содружества АА "Традиции АА - как они вырабатывались."

Будет ли когда-нибудь у АА свое правительство.

- 1947 -

Сегодня Девятая Традиция гласит: "Содружеству АА никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления; однако мы можем создавать службы или комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.

  Ответить на этот вопрос можно практически с полной уверенностью: “Нет”. Таков будет четкий приговор, исходя из нашего опыта.

  Начнем с того, что каждый член АА был человеком, которому из-за своего алкоголизма редко удавалось управлять даже самим собой. Точно также и ни одно другое человеческое существо не смогло бы управлять тягой алкоголика к спиртному, его стремлением все сделать по-своему. Сколько раз семьи, друзья, работодатели, врачи, священнослужители и судьи пытались собственноручно призывать алкоголиков к порядку. И практически всегда, за редчайшими исключениями, эти попытки добиться чего-либо силой терпели полную неудачу. Но все же нас, алкоголиков, можно как-то направить, на что-то воодушевить: мы можем прийти и с удовольствием в АА, можем уступать воле Бога. Отсюда неудивительно, что единственным настоящим авторитетом, который найдется в АА, являются именно духовные принципы.

  Наш бессмысленный индивидуализм (эгоцентризм, если вам больше нравиться) был, конечно же, основной причиной того, что жизнь у всех нас не ладилась и все мы попали под власть алкоголя. Когда нам не удавалось заставить других соответствовать нашим планам и желаниям, мы пили. Когда нас заставляли другие, мы тоже пили. И хотя сейчас мы трезвы, мы по-прежнему испытываем сильное похмелье от тех изначальных особенностей характера, которые заставляли нас сопротивляться власти. В этом, вероятно, заключается ключ к отсутствию управления личностью в АА: никаких вступительных и членских взносов, никаких правил и ограничений, никаких требований подчиняться принципам АА, никто никого не назначает кем-то командовать. Мы не золото, но наша антипатия к подчинению прекрасно гарантирует нам свободу от личного господства в любой форме.

  И все же остается фактом, что большинство из нас в своей жизни следует Двенадцати Рекомендуемым Шагам к исцелению. Однако выбор остается за нами. Мы предпочитаем исцеление смерти. Затем мало-помалу мы осознаем, что наилучшей основой в жизни является духовность. Мы соглашаемся, потому что у нас есть желание это делать. Точно так же большинство групп АА приходят к стремлению следовать “Двенадцати Пунктам Традиций, обеспечивающих наше будущее”. Группы хотят избежать споров по посторонним вопросам, таких как политические реформы или религия, они стремятся к единственной цели – помочь алкоголикам обрести трезвость. Они все больше опираются на самообеспечение, а не на благотворительность со стороны. Все больше и больше они настаивают на скромности и анонимности в отношениях с общественностью. Группы АА следуют этим и другим традиционным принципам по той же самой причине, из-за которой отдельный член АА делает Двенадцать Шагов к исцелению. Группы понимают, что не делай они этого, они бы развалились, а вскоре группы обнаруживают, что приверженность нашим традициям и опыту является основой для их более счастливой и плодотворной жизни.

  В АА нигде не найдется назначенное начальство в лице людей, которые могли бы заставить группу что-либо делать. Некоторые группы, к примеру, выбирают своих лидеров. Но даже с таким мандатом любой лидер вскоре обнаруживает, что он может всего лишь направлять и убеждать собственным примером, но никак не руководить, а не то на следующих выборах его прокатят.

  Большинство групп АА даже не выбирают лидеров. Они предпочитают, чтобы их простые дела решались выборными комитетами. Эти комитеты неизменно считаются обслуживающими: у них нет никакого права командовать – только служить. Каждый комитет осуществляет лишь то, что он считает пожеланиями своей группы. И только. Несмотря на то что порой комитеты АА пытаются указывать членам группы, как им следует двигаться, иногда устанавливают мелкие инструкции и правила, то и дело возводят себя в ранг имеющих право судить о личном моральном облике других, мне еще не известно случая, когда хоть одна из этих с виду полезных затей продолжалась бы достаточно долго, за исключением, возможно, самих выборов нового комитета!

  И конечно же я могу высказывать подобные утверждения с огромнейшей уверенностью, ибо в свою очередь и сам приложил руку к попыткам управлять АА. И каждый раз, когда я усиленно пытался это делать, меня ставили на место.

  После нескольких лет стараний управиться с движением АА мне пришлось оставить эти попытки – это просто не работало. Деспотичные заявления, подкрепленные моим личным авторитетом, вызывали разброд и сопротивление. Когда в спорах я принимал чью-то сторону, одни радостно начинали меня цитировать, в то время как другие ворчали: “Да что этот диктатор о себе возомнил?” Если я резко критиковал, то обычно критики получал в ответ вдвое больше. Личная власть всегда терпела неудачу. Тут я вижу улыбки моих более старых друзей по АА при воспоминании о тех временах, когда они сами тоже ощущали громкий зов “спасти движение АА” от кого-то или от чего-то. Однако минули дни, когда они играли в “фарисеев”. Вот поэтому небольшие правила “Не суетись” и “Живи и давай жить” должны были обрести глубокое значение и важность и для меня и для них. Таким образом, каждый из нас учиться тому, что в АА можно быть только слугой.

  Здесь, в Офисе по Обслуживанию, мы давно уже знаем, что можем всего лишь обеспечивать оказание определенных незаменимых услуг. Мы можем обеспечивать информацией и литературой; можем обычно сказать, что думает большинство членов АА относительно наших текущих проблем; можем помочь в организации новых групп, дать совет, если об этом попросят; можем следить за отношениями АА с общественностью в целом; иногда можем содействовать в решении трудностей. Аналогично редакторы нашего ежемесячного журнала “АА Грейпвайн” считают себя всего лишь зеркалом, отражающим текущие мысли и жизнь АА. Осуществляя служение сугубо в этом качестве, они не могут править или пропагандировать. Точно так же и члены правления Фонда Алкоголиков знают, что они являются просто попечителями – попечителями, которые гарантируют эффективность Центрального Офиса по Обслуживанию АА и журнала “АА Грейпвайн”, хранителями наших общих финансовых средств и Традиций, опекунами, но и только.

  Совершенно ясно и очевидно, что даже здесь, в самом центре АА, может существовать лишь центр обслуживания – члены Совета, редакторы, секретари и прочие работники, каждый из которых обязательно осуществляет какую-то специфическую жизненно важную деятельность, однако ни один из них не наделяется правом управлять АА.

  Что таких центров обслуживания – международных, национальных, городских или региональных – будет достаточно и в будущем, у меня нет никаких сомнений. До тех пор, пока в этих центрах мы избегаем опасного накопления денег или роста личной власти, мы не собьемся с пути. В то время как богатство и власть лежат в основе многих достойных организаций, мы в АА теперь осознаём и весьма глубоко, что это не для нас. Разве не бывает так, что пища одного человека оказывается ядом для другого?

  Не лучше ли нам будет, если мы, наоборот, сможем в какой-то степени придерживаться братских идеалов ранних францисканцев? Давайте все мы, кто в АА – попечители, редакторы, секретари, уборщики или те, кто заваривает чай или кофе, – всегда будем помнить о незначительности богатства или власти, по сравнению с огромной важностью нашего чувства братства, любви и служения.

Смотреть все части Брошюры АА

Смотреть все части Брошюры "Традиции АА - как они вырабатывались"