Брошюра Содружества АА "Традиции АА - как они вырабатывались."

Кто является членом АА?

-1946-

На основе этих материалов Билла У. опубликованных в журнале АА "Грейпвайн" была выработана Третья Традиция.

В первом издании книги “Анонимные Алкоголики” содержится следующее краткое замечание относительно членства: “Единственным условием для того, чтобы стать членом АА, является честное желание бросить пить. Мы не связаны с какой-либо конкретной верой, сектой или конфессией и не выступаем против какой бы то ни было из них. Мы просто хотим помочь тем, кто страдает”. Это выражало наши чувства в 1939 году, когда была издана наша книга.
Каких только экспериментов с условиями членства в АА не проводилось с тех пор. Количество разработанных (и по большей части нарушенных!) правил относительно пребывания в АА неисчислимо. Года два или три назад Офис по Обслуживанию АА попросил группы прислать свои правила членства. Когда списки были получены, мы сложили их вместе и переписали. На это ушло немало листов бумаги. Беглого взгляда на всю эту кучу правил оказалось достаточно, чтобы придти к поразительному выводу. Если бы все они повсюду и одновременно вступили в силу, то любой алкоголик вообще практически никогда не смог бы вступить в АА. Девять десятых наших старейших и лучших членов наверняка не смогли бы удовлетворить этим правилам.
В некоторых случаях нас бы просто отпугнули предъявляемые к нам требования. Большинство первых членов АА были бы исключены из-за слишком частых срывов, из-за слишком низкого морального уровня, из-за того, что наряду с алкогольной проблемой у них были трудности с психикой. Или, хотите верьте хотите нет, – из-за того, что они не были выходцами из так называемых лучших слоев общества. Мы, “старички” могли быть исключены из-за того, что не читали книги “Анонимные Алкоголики”, или за отказ нашего наставника поручиться за нашу кандидатуру. И так далее до бесконечности. То, как наши “достойные” алкоголики иногда старались давать оценку “менее достойным”, по прошествии времени видится довольно комичным. Представьте себе, если сможете, как один алкоголик судит другого!
Рано или поздно большинство групп АА попадают в круговерть создания правил. Вполне естественно, что по мере быстрого роста группа сталкивается со множеством тревожных проблем. Попрошайки начинают попрошайничать. Члены группы напиваются и иногда втягивают в пьянство других. Люди с психическими расстройствами наводят тоску или пускаются в параноидальное осуждение товарищей. Сплетники сплетничают и справедливо осуждают местных “серых волков” и “красных шапочек”. Новички доказывают, что они вовсе не алкоголики, но все равно продолжают приходить. “Срывники” спекулируют на добром имени АА, чтобы устроится на работу. Еще кто-то отказывается принимать все Двенадцать Шагов Программы исцеления. Некоторые идут и того дальше, заявляя, что “Божий промысел” – совершенно ненужный вздор. В таких условиях наши консервативные, придерживающиеся Программы члены, испытывают страх. Такое “ужасающее” положение должно быть взято под контроль, полагают они, иначе АА наверняка пойдет прахом. Они с тревогой смотрят на все это, имея в виду благо движения!
На этой стадии группа вступает в фазу принятия правил и постановлений. С воодушевлением принимаются уставы, положения, правила членства. Комитетам предоставляются полномочия отсеивать нежелательных лиц и приводить к порядку “злодеев”. Затем “старейшины группы”, теперь уже облеченные властью, засучив рукава, приступают к делу. Непослушных вышвыривают прочь во тьму, а уважаемые деятели кидают камни в грешников. Что же касается так называемых грешников, то они либо настаивают, чтобы их оставили здесь, либо создают свою собственную новую группу. Или присоединяются к более теплой и терпимой группе по соседству. Вскоре “старички” обнаруживают, что их правила и постановления работают не лучшим образом. Большинство попыток сделать что-то насильно вызывает в группе такую бурю раздоров и нетерпимости, что положение в группе признают еще худшим, чем было прежде.
Спустя некоторое время страх и нетерпимость идут на убыль. Группа остается невредимой. Каждый многому научился. Таким образом, мало кто теперь опасается, что какой-нибудь новичок может что-то сделать с репутацией и эффективностью нашего АА. Те, кто срываются, те, кто попрошайничают, те, кто скандалят, кто имеет психические нарушения, те, кто восстают против Программы, кто спекулируют на репутации АА, – все они редко причиняют вред группе АА продолжительное время. Некоторые из них стали нашими наиболее уважаемыми и любимыми членами. Некоторые продолжают испытывать наше терпение, оставаясь, тем не менее, трезвыми. Некоторые – просто исчезли. Мы начали относиться к ним ко всем не как к вредителям, а скорее как к учителям. Они нас обязывают вырабатывать терпение, терпимость, смирение. В конце концов мы понимаем, что эти люди всего лишь больны сильнее, чем мы сами, что те из нас, кто их обвиняют, – фарисеи, фальшивая правота которых причиняет нашей группе еще больший духовный ущерб.
Каждый член АА со стажем вздрагивает, когда вспоминает имена людей, которых он когда-то осуждал. Людей, которым он убедительно предсказывал, что они никогда не станут трезвыми. Людей, которых по его убеждению следовало бы выкинуть из АА ради блага самого движения. Сейчас, когда некоторые из тех самых людей остаются годами трезвыми и, возможно, входят в число его лучших друзей, старожил думает про себя: “Что было бы, если бы каждый судил бы об этих людях так же, как это делал я? Что, если бы АА захлопнуло перед ними двери? Где бы были они сейчас?”
Вот почему мы все меньше и меньше судим о новичке. Если для НЕГО алкоголь представляет собой не поддающуюся контролю проблему, и ОН что-то хочет с этим сделать, то для нас этого достаточно. Нас не волнует, является ли его случай тяжелым или легким, высок или низок его моральный уровень, есть или нет у него других осложнений. Наши двери в АА остаются широко открытыми, и если он входит через них и начинает хоть что-то делать со своей проблемой – он считается членом Содружества Анонимных Алкоголиков. Он ничего не подписывает, ни о чем не договаривается, ничего не обещает. Мы ничего этого не требуем. Он присоединяется к нам на собственных условиях. Сейчас в большинстве групп ему не нужно даже признавать, что он алкоголик. Он может вступить в АА, просто подозревая, что таковым является, что у него, возможно, уже появились роковые симптомы нашей болезни.
Конечно же, так дело обстоит не во всем Содружестве АА. Правила членства все еще существуют. Если член продолжает приходить на собрания пьяным, его могут вывести; мы можем кого-то попросить, чтобы его увели. Но в большинстве из групп – он может прийти на следующий же день, если будет трезвым. И хотя его можно выгнать из клуба, выгонять его из АА никто и не подумает. Он является членом АА до тех пор, пока сам утверждает это. И хотя такая широкая концепция членства в АА еще не является общепризнанной, сегодня она представляет собой основное направление мысли АА. Мы никому не хотим отказывать в шансе на выздоровление от алкоголизма. Нам хотелось бы только принимать и никогда не исключать.
Возможно, эта тенденция означает нечто намного более глубокое, чем просто изменение отношения к вопросу о членстве. Возможно, это означает, что мы теряем всякий страх перед этими яростными эмоциональными бурями, которые порою проходят по нашему алкогольному миру. Возможно, это выражает нашу уверенность, что за каждой бурей следует покой – покой, в котором будет больше понимания, больше сострадания, больше терпимости, чем мы когда-либо испытывали раньше.

Смотреть все части Брошюры АА

Смотреть все части Брошюры "Традиции АА - как они вырабатывались"