ЯЗЫК СЕРДЦА Статьи Билла У. для журнала «Грейпвайн»

Рождение Большой Книги

(октябрь 1945 г.)

Прослушать или скачать файл в формате MP3

Читать:

В недавних статьях внимание акцентировалось на том факте, что в АА все еще формируется стратегия взаимоотношений с общественностью и что отсутствие четкой разумной стратегии может нанести нам серьезный ущерб.

Первые три года существования АА о связях с общественностью никто и не задумывался. То было время «полета вслепую», когда мы лихорадочно искали принципы, через которые смогли бы оставаться трезвыми и помогать тем немногочисленным алкоголикам, кто присоединялся к нам и хотел того же. Мы были целиком поглощены жизненно важной проблемой собственного выздоровления. Общались мы исключительно с глазу на глаз. Мы даже не договорились, как будет называться наше движение! И литературы у нас не было вообще.

К осени 1937 года в наших рядах насчитывалось порядка сорока выздоровевших алкоголиков. Один из нас был трезв три года, еще один – два с половиной, многие – по году и более. Поскольку все мы прежде считались безнадежными случаями, такой стаж трезвости выглядел значительным. Мы начинали осознавать, что действительно «что-то нашли». Мы больше не были сомнительным экспериментом. Оказалось, что алкоголики могут сохранять трезвость – возможно, множество алкоголиков! Некоторые из нас всегда цеплялись зa этот шанс, и теперь мечта стала реальностью. Если смогли выздороветь сорок алкоголиков, то почему не смогут четыреста, четыре тысячи, даже сорок тысяч?

Как только нами овладело это захватывающее убеждение, весь ход мыслей у нас коренным образом изменился. Это был праздник для нашего алкоголичного воображения. По темпераменту большинство из нас – торгаши, пропагандисты, и потому мы начали бахвалиться, прямо-таки заливаясь петухом. Вагон выздоравливающих нас бы не устроил – мы замахнулись на астрономические числа, заявляя: «Несомненно, это зарождение одного из величайших медицинских, религиозных и социальных начинаний всех времен! Мы покажем врачам и священникам, как надо действовать!» Миллион алкоголиков в Америке, многие миллионы по всему миру! Нам нужно всего лишь подарить трезвость всем этим мужчинам и женщинам (и внушить им веру в Бога), а там уж они и все общество преобразуют. Только представьте – совершенно новый мир, и управляют им бывшие пьяницы!

Реклама? Само собой! Миллионы слов! Деньги? Конечно же! Естественно, понадобятся миллионы долларов. Решить вопрос с рекламой и деньгами – да пара пустяков, нужно лишь провести энергичную пропагандистскую кампанию среди американских магнатов и редакторов. Разве они смогут устоять, когда увидят, что мы предлагаем? Только взгляните на нас, алкоголиков! И кое-кто из нас действительно заходил настолько далеко. Осенью 1937 года некоторые члены АА кричали о Содружестве с куда большим энтузиазмом и пылом, чем любой ярмарочный зазывала. Помню, немалую долю этого шума производил я сам!

А теперь давайте представим, что активисты того раннего периода истории АА не утихомирились. Предположим, наша линия поведения во взаимоотношениях с общественностью осталась целиком в их руках. Предположим, им удалось собрать миллионы долларов и наводнить страну пропагандой АА и бурными призывами. В таком случае мы не только потеряли бы своих лучших друзей – религию и медицину, но и непременно дискредитировали бы себя в глазах тех самых людей, достучаться до которых стремимся больше всего – в глазах алкоголиков, мужчин и женщин. Крупные суммы денег означали бы обширный штат профессиональных врачей и «благотворителей» из числа членов АА, а пропагандисты в сочетании с деньгами обязательно приводили бы к шумихе на всевозможные темы – от «сухого закона» до коммунистической России. А изнутри наше Содружество, если бы оно все еще существовало, раздирали бы политические разногласия и религиозные противоречия. С вашингтонцами так и случилось.

Так кто же до сей поры нас от этого спасает?

Люди, которые спасли нас тогда и уберегли от множества неприятностей в последующие годы – как раз тот класс личностей, который раздражает большую часть членов АА. Это наши консерваторы. Они – те, кто говорит: «не торопитесь», «надо подумать», «давайте не будем так делать». Среди алкоголиков они встречаются нечасто, но у нас, в АА, поблизости всегда находится несколько таких людей, и они явно ниспосланы нам провидением. Их часто обвиняют в том, что они мешают прогрессу (иногда это и вправду так), но все равно они – бесценный ресурс. Они помогают нам, остальным, спуститься с небес на землю; заставляют нас считаться с реальным опытом; предвидят опасности, которые большинство из нас беззаботно проигнорировало бы. Иногда их консерватизм чрезмерен, и они бывают «настороже во благо Содружества» без всякой на то нужды. Зная, что перемены не обязательно прогресс, они инстинктивно им противятся.

Консерваторы всегда избегают необратимых шагов и часто уклоняются от окончательных решений там, где отступить нельзя. Они держатся подальше от неприятностей, заботясь о том, чтобы никогда в них не попадать.

Я всегда буду помнить первое обсуждение наших взаимоотношений с общественностью, которое состоялось в 1937 году в Акроне. Пропагандисты думали только о том, как бы донести радостную весть о нашем выздоровлении до миллионов алкоголиков – и желательно сразу. Стоит только этого добиться – и Бог сделает все остальное, говорили они. Однако консерваторы считали, что у Бога так дела не делаются. Они с  мощным напором начали доказывать, что у Иисуса Христа не  было ни пресс-секретарей, ни газет, ни брошюр, ни книг ничего, кроме устной речи, чтобы передавать духовность от  человека к человеку, от группы к группе. Почему же мы должны отходить от его примера? Мы что, собираемся заменить личный пример рекламной шумихой? Потворствовать публичному прославлению отдельных личностей вместо того, чтобы функционировать тихо, смиренно и анонимно? Это были хорошие вопросы, заставившие нас, пропагандистов, остановиться и подумать. Мы вынуждены были признать, что в принципе консерваторы во многом правы, но все равно считали, что их советы невыполнимы для простых смертных, а значит – нецелесообразны. На это консерваторы возражали, что, хоть пропагандисты и выстроили множество успешных предприятий, но почти всегда доводили построенное до банкротства, если слишком долго оставались у руля.

Пропагандисты же (в том числе я) в ответ вопрошали их: как наши «неторопливые» смогут спокойно спать по ночам, зная, что за три долгих года у нас появилось всего лишь три маленькие группки, что в Америке миллионы алкоголиков, мрущих как мухи, и что в радиусе каких-нибудь ста метров от того места, где сидим мы, находятся, возможно, сотни людей, которые могли бы выздороветь, если бы им было известно то же, что и нам? И неужели алкоголикам Калифорнии придется ждать, пока спасительные идеи АА дойдут до них, передаваемые только из уст в уста. И разве нет серьезного риска, что наши действенные методы будут грубо искажаться, если их не изложить на бумаге и не облечь в книжную форму? И, если мы не зафиксируем свои открытия письменно, не начнут ли журналисты наглеть и высмеивать АА, что было бы губительно?

Мы соглашались с тем, что следует соблюдать всемерную осторожность, и все-таки настаивали, что нам нужна собственная книга, некоторая публичность.

Такова была суть дискуссии, в результате которой было принято решение издать книгу «Анонимные Алкоголики».

Это привело к публичному освещению нашей деятельности, основанию Совета попечителей (Фонда АА) и созданию нью-йоркского Центрального бюро (теперешнего Бюро общего обслуживания), куда алкоголики и их близкие могут обращаться за литературой и непосредственной помощью. Наше стремительное и, по всей видимости, здоровое развитие за прошедшие несколько лет убедительно продемонстрировало мудрость тех первых решений.

Вывод очевиден. Если бы эти важнейшие вопросы были оставлены всецело на усмотрение пропагандистов вроде меня, то мы непременно пустились бы во все тяжкие и все испортили бы. А если бы этими вопросами занимались одни лишь консерваторы, то, вероятно, мало кто из нынешних членов АА вообще узнал бы о существовании Содружества. Тысячи людей оставались бы несчастными, многие уже были бы мертвы.

Похоже, здоровую политику могут выработать только консерваторы и пропагандисты вместе. Для получения правильных ответов вполне можно положиться на их переговоры – конечно, если в них не замешаны личные амбиции и обиды. Другого пути для нас нет.

Рассказав вам, как был сделан наш первый шаг в сфере связей с общественностью, в следующих статьях я хочу поведать о свежем опыте АА в этом отношении и подчеркнуть, что нам нужно и впредь придерживаться принципов скромности, анонимности и верности единственной цели – нести идеи АА алкоголикам, которые хотят выздороветь.

Все статьи из книги

Слушать - читать- скачать статьи из книги Язык Сердца.